December 19th, 2019

Об отношении к истории

-------------
Вопросы Назарова Путину
Вопрос 1: Почему «проверенные самой жизнью базовые ценности, которые отражают наши традиции, национальную идентичность, весь исторический путь России с её испытаниями и триумфами» ‒ связывать столь особым образом именно с этой войной советского марксистского режима, который разрушал наши традиции и национальную идентичность и от политики и идеологии которого эта война также неотделима? Помимо нее, в истории Государства Российского не было иных событий, действительно утверждающих наши базовые ценности, необходимые для воспитания молодежи?

Вопрос 2: Каким образом эта война отражала «весь исторический путь России», если руководство богоборческого СССР считало тысячелетний путь православной России "тюрьмой народов" и царством "мракобесия", заслужившим свое революционное уничтожение?

«Освободители»





Весь мир кричит о Гитлере как о "кровавом тиране", при этом тех, кто единственный раз за всю историю применил ядерное оружие против обычного населения , считает почему-то "освободителями".

Хиросима вспоминает день, когда 70 лет назад американцы впервые в истории человечества применили атомную бомбу против  мирных людей  (06 августа 1945). Возможно, это последняя "круглая" дата, когда еще можно поговорить с теми, кто пережил эту бомбёжку, — средний возраст "хибакуся" (жертва взрыва), как их называют в Японии, в этом году перевалил за 80 лет. Их становится все меньше, и тем меньше живых свидетелей кровавой мясорубки "победителей".

"Мне было 20, когда произошла бомбардировка. Я был рядом с эпицентром, в 1,2 километра, около мэрии. Там сейчас мемориальный Парк мира. Я был студентом, взрыв произошел по дороге в институт. Я позавтракал в столовой и собирался выходить, когда в дверях столкнулся с тремя друзьями. Тогда продукты получали по карточкам, и нам всегда хотелось есть. Но мне стало стыдно есть два раза подряд. Я отказался и пошел в институт. Я сказал им: "Встретимся днем!", — вспоминает председатель Совета организаций жертв ядерных бомбардировок Японии Сунао Цубои.

"Когда я вышел, было начало девятого. Атомная бомба упала в 8.15. Я пошел в институт. А они все трое погибли в этой столовой. Все, кто был в столовой, погибли. Я выжил, потому что пошел по направлению от эпицентра", — рассказал Цубои.

Другая свидетельница бомбардировки, 78-летняя Кэйко Огура, которой в 1945 году было восемь лет, вспоминает, что ее отбросило взрывной волной и она потеряла сознание.

"Когда я очнулась, было темно. Мне показалось, что наступила ночь. Город после взрыва был раздавлен. Казалось, что чья-то огромная нога наступила на него и раздавила. Потом начали вспыхивать пожары на развалинах. Чтобы спастись от пожара, приходилось бежать по трупам — некоторые улицы были заполнены трупами. Там, где мы сейчас стоим (около Дома памяти атомной бомбардировки или "Атомного купола" — одного из немногих сохранившихся зданий города, которое стало символом атомной бомбардировки), под нашими ногами лежат люди".

Огура говорит, что дети боялись выходить на улицу: прохожие были похожи на страшных призраков из кошмарного сна.

"После ожогов у людей облезала кожа вместе с мясом. Им было больно опустить руки, и люди ходили, вытянув их вперед, как призраки, а с рук свисали лохмотья кожи. Везде стоял запах горелых волос. У многих были видны внутренности. Казалось, что человек что-то держит у живота, а это были внутренности", — вспоминает Огура.


из ВК


В немецких городах было очень похоже....

"Последний Крестовый поход"....

но почему-то не против антихриста

Фрагмент

https://rusidea.org/250950204

Мы продвигаем наш давнишний проект «Последний крестовый поход» по консолидации всех здоровых сил в Европе против атаки инородных и иноверческих мигрантов, снаружи и масонско-либеральных предательских режимов изнутри.

Надо понимать, что теория о расах лишь запутывает ситуацию  и затуманивает взгляд на реальную ситуацию в мире. Надо понимать, что Сим, Хам и Иафем были созданы по образу и подобию Божиему, как и Адам и Ева.

Вершиной, идеалом этого образа является наш Господь Иисус Христос.

Потомки Сима, которым была поручена миссия священства, по словам патриарха Ноя, со своей миссией не справились, ударившись в язычество и сатанизм, вершиной которого было убийство потомками Сима Сына Божьего - Иисуса Христа.

Такого греха, особенно от богоизбранного израильского народа, Создатель не потерпел и потомки Сима сошли с исторической арены.

Миссия священства была предана Иисусом Христом потомкам Иафета в лице Римской Империи.

Последние потомки Сима гуанчи и берберы погибли или растворились в арабском море потомков Хама.

Сейчас в мире осталось только две силы - Иафетиты и Хамиты. И не существует ни одного народа, реально являющегося симовым.

Все потуги еврейский вождей доказать, что именно они имеют отношение к потомкам  Сима и, даже к богоизбранному народу, безпочвенны и не находят никаких доказательств.

Более того, имеются все доказательства происхождения еврейского народа от Хазарского Казаната, населенного тюрками-хамитами и исповедующими иудаизм, завезенный туда из Персии, обращенными персами с VI века.

Сефардский народ безусловно сформировался из части арабско-маврских хамитских переселенцев в Испанию. И не случайно заместителем Кардобского Халифа был сефард, этнический мавр, исповедующий иудаизм.

И не случайно классическая типичная еврейская внешность, которая нередко встречается в этом народе, несмотря на активное смешение с германцами и славянами среди которых хазары и жили последние 800 лет после падения Хазарского каганата, ничем не отличается от типичной внешности жителей Средней Азии, Хивы и Бухары.

Важно понять, что Создатель изменил внешность только потомков Хама, сделав их черными, желтыми и цветными, между тем, как потомки Иафета естественно сохранили образ и подобие Божие.

---------------

С этим утверждением С.Воробьева Назаров спорит.

По ссылке.


Алексей Песков -- Павел Первый \фрагмент про французскую революцию\

Никто в Петербурге не подозревает 3-го июля, что в эти минуты делается на другом краю континента – в городе Париже. Тамошний календарь опережает наш на 11 дней и сегодня там 14-е июля, день, пересекающий историю на две неравные части. Новая часть пока так мала, что в ней нет еще ничего, кроме одного вдребезги разбиваемого сейчас тюремного замка.

Мы узнаем об этом через три с лишним недели – 27-го июля по нашему стилю; по их стилю это будет уже почти середина августа: приедет курьер из Парижа с рассказом о взятии Бастилии.

* * *
Так же, как через десять лет Павел один из первых в Европе почувствует в объявлении Наполеона первым консулом конец французской революции, – сейчас в парижских волнениях он один из первых увидел разлом истории. Говорят, он очень негодовал на робость Людовика XVI-го: «Что они все там толкуют! Я тотчас все бы прекратил пушками». – Логично. И напоминает «картечами по саранче». Говорят также, что Екатерина отвечала сыну: «Пушки не могут воевать с идеями. Если ты так будешь царствовать, то не долго продлится твое царствование» ( Шильдер. Изд. 1996. С. 235–236).

Этот анекдот, хотя и плоско, но сходно с устойчивыми предубеждениями о разумах Павла и Екатерины суммирует их исторические воззрения: Павел в этом анекдоте – лицо, осознанно противоборствующее смыслу и ходу новейшей истории, Екатерина – персона, сама позаботившаяся о внесении в этот ход нового смысла (см. «Наказ Комиссии о сочинении нового уложения»).


Однако в этом же самом анекдоте, при перемещении его в другие контексты, начинают слышаться отголоски совсем других значений: сквозь диалог Павла и Екатерины проступают всемирная проницательность наследника и ограниченный патриотизм императрицы. То есть, попросту говоря, Павел видит в разрушении Бастилии символ будущего разрушения мироздания и, выставляя пушки в защиту одного замка – пусть и тюремного, но все равно замка, – становится на стражу всего построенного человечеством в течение веков.

А Екатерина, констатируя неизбежность победы идей над пушками, тем самым попустительствует всеобщему разрушению, легкомысленно полагая, что до России французская беда не докатится. Более того, если расширить контексты, следует припомнить, что наша императрица, после известия о начале революции, стала рассчитывать, какие выгоды можно извлечь из ослабления Франции и из втягивания во французскую ферментацию других европейских держав. «Я все ломаю себе голову, – признавалась она в конце 1791 года, – чтоб подвигнуть венский и берлинский дворы в дела французские <…> и развязать себе руки; у меня много предприятий неоконченных, и надобно, чтоб они были заняты и мне не мешали» ( Екатерина – Храповицкому. С. 258).


Да, Екатерина говорила, что «вся эта сволочь не лучше маркиза Пугачева» ( РА. 1878. Кн. 3. С. 172). Да, король и королева пытались бежать по паспортам, добытым для них русским посланником в Париже по поручению Екатерины. Да, она слегла в постель, узнав о казни Людовика XVI-го ( Храповицкий. С. 281). Дипломатические отношения с Францией были разорваны. Торговля прекращена. Беженцы-аристократы нашли у нас кров. Екатерина помогала деньгами восстановлению королевской власти. Но ни одного батальона она не поставила против мятежных французов, и пушки ее стреляли не в Париже, а в Варшаве, и она все еще надеялась, что будут стрелять в Константинополе. Она верила в разумность мироустройства и не верила мистическим символам.