December 8th, 2019

Что такое Intellectual Dark Web

Либеральное большинство в США готово отказаться от базового конституционного права — свободы слова — ради толерантности. Но не все согласны молчать, осознавать свои привилегии и чувствовать вину.

Несмотря на то что у народа США приблизительно равной популярностью пользуются и консервативная, и либеральная идеологии, в публичном интеллектуальном пространстве доминируют именно либеральные взгляды — начиная от самых крупных и авторитетных СМИ в стране, заканчивая университетскими аудиториями.

Из пяти самых популярных телеканалов в США три принадлежат либеральному лагерю, и только один — консервативному. Две трети американцев считают, что в медийном пространстве преобладает либеральная повестка, но только 32 % доверяют новостям и аналитике крупных медиа.

На одного консервативного профессора в американских университетах приходится 6 либеральных, а в некоторых штатах это соотношение доходит до 1 к 28. При этом каждый третий миллениал и представитель поколения Z считает свои политические взгляды консервативными или очень консервативными.
.........
На личном опыте столкнувшись с перегибами борцов за социальную справедливость, независимые интеллектуалы решили дать отпор доминирующему либеральному дискурсу. В отличиое от пикетов и протестов, с помощью которых SJW нападали на инакомыслящих, главным оружием нового движения стала интеллектуальная дискуссия, дебаты и лекции. Движение быстро завоевало армию последователей.

Что такое Intellectual Dark Web
Одним из главных идеологов и вдохновителей Intellectual Dark Web стал математик Эрик Вайнштейн, брат пострадавшего от SJW биолога Брета Вайнштейна и главный управляющий крупного инвестиционного фонда Thiel Capital.

Именно он придумал и впервые произнес словосочетание “Intellectual Dark Web” со сцены Масонского театра в дебатах с Сэмом Харрисом. Этим названием он хотел обозначить группу интеллектуалов, которые противостоят доминирующей идеологической повестке в англоязычном мире. На русском это могло бы звучать как нечто среднее между «подпольными интеллектуалами» и «темной стороной интеллекта». Публика быстро подхватила этот термин.
Последователей привлекает его партизанский и контркультурный ореол, а враждебным журналистам даже не нужно придумывать обидных прозвищ: «темная сеть» и так звучит зловеще и дальше маргинализировать ее уже некуда. Так что Intellectual Dark Web с ходу стало мемом, а либеральные СМИ с радостью писали о них с насмешкой, чем только раздували огонь их популярности.

https://knife.media/intellectual-dark-web/

Джордан Питерсон и Питер Пэн

Внешняя причина  кризиса \маскулинсти\ — либерально-марксистско-постмодернистский «режим» в медиа, университетах и культуре в целом. Но изнутри этот кризис коренится в нежелании современных мужчин взрослеть и принимать на себя ответственность.
Питер Пэн — король потерянных мальчишек, живущих в Неверленде, который не хочет взрослеть. Заклятый враг Питера — Капитан Крюк — искаженный образ взрослого в представлении инфантильного мальчика. У Капитана дурной характер тирана и протез-крюк вместо руки, которую откусил крокодил — его Питерсен называет драконом хаоса. Тикающие в желудке крокодила часы он трактует как время, которое отсчитано нам до смерти и ход которого болезненно чувствует взрослый: время уже начало поглощать Капитана Крюка, откусив ему руку, и скоро съест его совсем — он станет старым. Неудивительно, что Питер не хочет взрослеть!

Детство, с которым современные мужчины часто не хотят расставаться до 30, а то и до 40 лет, — это бесконечный потенциал, способность стать в будущем кем угодно, не являясь при этом в настоящем никем конкретным. Это свобода от выбора и мук отвержения всех других привлекательных вариантов, кроме одного.
Взросление — это сужение множества возможностей, жертва, которую человек должен принести, чтобы обрести новый статус, стать кем-то. За нами постоянно гонится дракон хаоса и «часики тикают», призывая нас сделать выбор.

Если «взрослые дети» не совершают выбор сознательно, не приносят в жертву множество потенциальных возможностей ради одной реализованной — тогда за них это делает сама жизнь и время, но уже помимо их воли и часто самым жестоким образом. Если же человек совершает выбор сознательно, он обретает подходящую именно ему профессию, призвание, статус, развиваясь в которых, он вновь получает доступ ко множеству вариантов для действия и дальнейшего развития.

Вечный мальчик Питер Пэн отказывается взрослеть и брать на себя ответственность в отношениях с реальной девушкой Венди. Вместо этого он состоит в связи со сказочной феей Тинкербелл — ее Питерсон сравнивает с виртуальными феями порно: они заменяют современным мужчинам реальные отношения с женщинами, в которых они, мужчины, могли бы повзрослеть.
И в то же время Венди, с которой у Питера не складываются отношения, — консервативная девушка из среднего класса, вполне зрелая личность. Она принимает свою смертность и готова принести добровольную жертву — завести семью и детей.

идеи Джордана Питерсона

Порядок — это то, в чем жил преданный супруг, хаос – это то, что с ним случилось после того, как он узнал об измене. Пока мы доверяем, пока мы знаем, что ожидать от другого человека, от мира, мы переживаем порядок. Мы можем прогнозировать собственные действия только в порядке, но не в хаосе. Только в порядке мы можем получать тот результат, на который рассчитываем. И мы можем прогнозировать действия других, только если находимся с ними в одной системе координат. Иначе говоря, действовать успешно могут только те люди, кто имеет общий порядок. И это очередной камень в огород постмодернизма. Хаос – это то, что происходит внезапно. Это момент, когда рушится основа порядка. Вот почему есть черная точка на белом змее.

Также как атомы являются мельчайшими элементами материального мира объектов, так и хаос с порядком являются мельчайшими и фундаментальными элементами нашего опыта, которые неразрывно связаны с нашим восприятием:

«Хаос и порядок — два наиболее фундаментальных элемента проживаемого опыта, два самых основных подразделения самого Бытия. Но это не вещи и не объекты, они так не воспринимаются. Вещи и объекты — часть объективного мира. Они неодушевленные, безжизненные. Они мертвы. С хаосом и порядком все обстоит иначе. Они воспринимаются, ощущаются и понимаются (насколько они вообще могут пониматься) как личности. Это так же характерно для восприятия, опыта и понимания современных людей, как и для восприятия, опыта и понимания их древних предков. Просто современные люди этого не замечают. Порядок и хаос не понимаются сперва объективно, как вещи или объекты, а потом персонифицировано» [1. С.80]

Другой центральной идеей книги Д. Питерсона, является структура иерархий доминирования, которая является главным предметом атаки постмодернистов. Почему постмодернисты непримиримы с любыми иерархиями?

Во-первых, иерархия выстраивается в зависимости от ценностей, которые в свою очередь, определяются той или иной идеологией. Но раз нет объективных ценностей и существует полифония смыслов, то любая идеология является угнетением, навязыванием тех ценностей, которые выгодны угнетающему классу.

Во-вторых, любая иерархия, по мнению постмодернистов, репрессивный аппарат, где более сильные угнетают более слабых.

Из этих положений возникает и задача постмодернистов – деконструировать созданный угнетающим классом порядок, с целью освободить тех, кто находится внизу искусственно созданной иерархии.

Говоря языком самих постмодернистов, «все, что признано, должно быть взято под подозрение» (Ж. Лиотар) [11], поэтому необходимо всё проверить на прочность, «разобрать, разложить на части, расслоить структуры» (Ж. Деррида) [11].

Как верно заметила Воробьева Л.П., «человек постмодернистской эпохи уже ощутил на себе все «прелести» модернизма. Поэтому он начинает искать истину вне эпохи модернизма, не удовлетворяясь, естественно, и шкалой ценностей, предложенных новым временем. Увязнув в зыбких песках модернизма, постмодернистское сознание пытается выбраться на твердую почву» [4]. Но чтобы найти эту «твердую почву», мы должны проверять все основания, мы должны крушить все на своем пути до тех пор, пока не будем ощущать, что твердо стоим на ногах. Это и есть лейтмотив всей эпохи постмодерна, и в своем крушении постмодернисты настолько приучили нас искать врага и срывать с него маску, что мы не заметили, как стали искать врага даже там, где его нет.

В этом отношении аргументы Питерсона выступают в роли отрезвляющей пощечины, которая приводит нас (нашу эпоху) в чувство. Мы не можем пройти дальше в своем развитии, потому что заблудились в крайностях. Потому что нам это свойственно и история хорошо это показывает, в особенности это показал ХХ век.

В этот дискурс Д. Питерсон вносит новые аргументы, он последовательно излагает принципиально новый подход, показывающий, что культура – часть биологии; что иерархии доминирования – вечный аспект среды. Иерархии доминирования — это стержень, на котором строится и природа, и культура.


https://vk.com/@spotentia-centralnye-idei-dzhordana-pitersona-filosofskii-srez

Мой комментарий к записи «История освобождения Праги власовцами»

Пражское восстание в интерпретации продавшегося Просвирнина:

"эта история неудобна всем... И только у русских простая и ясная история: дабы искупить грехи, повернули оружие против вермахта и СС"
==============

ничего простого и ясного тут нет
Какие грехи "дабы искупить"? перед советской властью?

Власовская идея была -- освобождение от коммунистов. Это грех?

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий