November 17th, 2019

Мой комментарий к «Жесть!» от werewolf0001

Да, это так привлекательно: быть либералом, всех любить, всем желать добра. Это так льстит самолюбию.

Эти трамписты-фашисты, они ненавистники, их воспитывали в подворотне, -- а мы так высокодуховны, мы даже хотим их понять, этих нацистов... но как? они настолько ниже нас, настолько.... мы просто не в силах разглядеть из там, в глубине их духовных пропастей.

Но мы все равно так гуманны, так гуманны, мы ведь не сожгли в газовой камере Урсулу Хавербек, нет, что вы, мы всего лишь посадили ее в тюрьму -- мы же не фашисты!

Мы всех любим, всех! -- и жертв насилия и насильников -- ведь все равны. Все -- кроме фашистов.

Но почему то их, этих фашистов, так много,.. почему? ах, люди так несовершенны, так несовершенны!... но мы будем продолжать их любить изо всех сил.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Мой комментарий к «Чилийские антифашисты-экстремисты опустошают церкви» от nibelungen74

вскормили троцкистов "избранные" умники, ученики прогрессивного Маркса... которые сами живут вовсе не в Чили!

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Из дневника Л. Шапориной

из ЖЖ  С.Фомина

«В воскресенье 30-го я поехала к Тамаре Александровне [Колпаковой, микробиологу] […] Поздравила ее с освобождением города. “Я не радуюсь, – сказала Т.А. – Народ побеждает, но на нем столько сидит паразитов, что ему не освободиться”. […] Уж очень пессимистично настроена Тамара Александровна. “Я не говорю, много было сделано, многое достигнуто, война организована, но сейчас народ перерос все это, старое должно уступить свое место новому”».
1 февраля 1944 г.

«Вдруг, неизвестно почему, почувствовала, что мне душно, душно в России.
Народ-гигант посажен в клетку для попугая; в колечках сидят попугаи и кричат: “Да здравствует, Heil Sталин”, а народ корчится в этой клетке; вроде той, которую придумал La Balue при Людовике XI, где ни встать, ни сесть, ни лечь.
Я устала от мелкопровинциальной светской жизни, без известий с Запада; жизни без горизонта, полуголодной, полухолодной, полукаторжной и абсолютно рабской. И знать, что умру нищей, ничем не в состоянии помочь сыну, и он будет нищим, и Сонечка, это ужасно, этот режим не может существовать. Русский народ его перерос. Русский народ завоевал себе свободу. Душно, душно».
10 февраля 1944 г.

«Корнилов передал рассказ партизана: снаряд обходится им [в] 1 р. 40 к. Немец не стоит такой цены. Пленных партизаны брать не могут, им некогда с ними возиться, нечем их кормить, и они их уничтожают. Но так как расстреливать дорого, они их прирезывают ножом».
17 февраля 1944 г.

«Сейчас начинается самое страшное и ответственное. По слухам, население само уходит от Красной армии, от советской власти, от коммунизма. Это рассказывают потихоньку все корреспонденты, Руднев (еврей) говорил Анне Ивановне. Племянница Анны Петровны была с армией под Дорогобужем, народ приглядывается, насторожен. С немцами хорошо жили. А мы будем вводить насильственную нищету, будем вешать всех, кто за два года с немцами говорил.
Вот тут должен быть какой-то поворот. Жизнь не может так дальше идти. Двадцать шесть лет нищеты и всяческой лжи. По тем же слухам, расстрелянные в Катынском лесу поляки – это дело рук НКВД, служи хоть десять панихид. И нам можно вкрутить очки, да и без вкручивания мы всему обязаны верить. А заграницу не проведешь панихидой».
19 февраля 1944 г.

«Опубликованы лозунги, теперь “призывы” в честь дня Красной армии. Они занимают две трети листа, и ни разу не упомянута Россия. Например: “Да здравствует Советский народ, народ-герой, народ-воин”.
Что за сапоги всмятку в головах у тех, кто это пишет. Вероятно, не русские они. Советы – понятие политическое, а где нация, где страна? Одно время стали было писать Русь, Россия, а теперь, видно, испугались каких-нибудь симптомов, и Россия опять стала Совдепией. Больно, больно за такой народ. Будущее покажет, русский герой или раб.
И храбрость от рабства. Не хочу верить».
21 февраля 1944 г.

«Все говорят, что все население Эстонии поднялось против нас. Глинка говорил, что в прошлом году ему довелось много бывать в госпиталях, читать солдатам и слышать их мечты, их веру в уничтожение колхозов, в новую жизнь. Он в это не верит и настроен очень пессимистично, как и большинство. А я вот верю».
28 марта 1944 г.

«При первом же свидании Бондарчук меня предупредил, чтобы я бросила всякую переписку с английскими родственниками. Теперь à la page [в моде (фр.)]: немецкая разведка нам уже не страшна, а выискивают и вылавливают английскую и американскую! В pendant [пару (фр.)] к этому один партиец говорил Елене Ивановне: нам предстоят более близкие сношения с союзниками. Но надо помнить, что они нам чужие.
И вот слежка за всеми, кто что читает, кто о чем говорит и т.д.
Час от часу не легче».
22 сентября 1944 г.

«Никита привез из Москвы слух, что в Иране нашим офицерам запрещено категорически разговаривать с англичанами под угрозой ареста! Ну и страна! Если они боятся пропаганды, то такой запрет хуже всякой агитации. Не расстреляем ли мы или вышлем в Сибирь все те войска, которые теперь находятся за границей? […]
…Чем победоноснее мы движемся на запад, тем грустнее мне становится, неужели мы понесем туда нашу нищету и террор, сердце сжимается, и ничего светлого я от окончания войны больше не жду. И страшно за страну, которая столько пролила крови».
4 октября 1944 г.

«Племянница Анны Петровны жила во время эвакуации в Котласе, городе ссыльных. Ей пишут, что теперь туда привозят сосланных из Эстонии и Буковины! Освободители! Какой ужас. Нашим военным строжайший запрет общаться с иностранцами, даже союзниками. Что мы: народ-раб от природы или юный народ, накопляющий силы?»
28 ноября 1944 г.

Новинки

Это август 41 года, белорусская деревня Новинки.

Второй человек в Рейхе, Рейхсфюрер Генрих Гиммлер с любопытством оглядывает жилище советской крестьянки (а его адъютант Иоахим Пайпер и вовсе в шоке).

О чем же они думают? наверное о том, не очень ли грустно будет этой женщине покидать родные пенаты, когда ее выселят в Сибирь согласно "генеральному плану ост" (кстати, а что? -- Сибирь нацисты тоже хотели завоевать?)





--------------

Еще любпытный коментарий \из Фб\


Парадокс: братья и сестры моего отца, жившие в оккупации (прямо в их доме немцы жили), вспоминают о немцах исключительно добрыми словами. То есть - не с восторгом, но спокойно и честно: помогали, если повесили, то какого-то не успевшего сбежать партфункционера. Так же спокойно и честно - о зверском поведении вернувшейся совчины.
Казалось бы: вы своими глазами видели, сами пережили. Какие у вас выводы? А вот такие: фофысты - изверги, совчина - святая. Это, мол, только у нас они были хорошие, а по всей стране - звери.Хоть кол на голове теши, чес-слово.

Мой комментарий к «» от oboguev

«Гитлер и Сталин отличаются формой усов» сказал Черчилль, целовавшийся с джугашвили в дёсны.


Гсп. Обогуев стер  один мой коммент, кажется стер и другой, наверное сотрет и этот.

Но вот функция =создать пост на основе= тут пригодилась, хе хе.


Навязчивое отождествление СССР и Рейха в обсуждаемом фильме по Филиппу Дику — где от Дика не осталось ровным счетом ничего — стОит ли опровергать?

Кто хотел, уже давно все понял.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Первые 10 лет после окончания войны

немцы восстанавливали свою страну собственными руками. Нехватка, в первые послевоенные годы, мужской силы легла тяжелым бременем на плечи женщин. По всей Германии рассредоточены сегодня памятники женщинам (Trümmerfrauen), в руках которых: молоток или лопата, кирка или мастерок, а то и просто - скульптура девушки с лотком кирпичей на спине. Это они разгребали руины разбомбленных союзниками фабрик и жилых кварталов; разрушенные обломки стен разбивали на кирпичи и складывали их, пригодные к строительству, очищенные от раствора и штукатурки, в огромные штабеля. Постепенно женские бригады пополнялись освобожденными из плена мужчинами, и они вместе, до кровавых мозолей, до нестерпимой боли, сводившей руки по ночам, поднимали разрушенную до основания родину.

В конце 40х немцы приступили к строительству фабрик и заводов; первые партии товаров народного потребления для внутреннего рынка и на экспорт уходили из под открытого неба. Строительство цехов шло одновременно с производством продукции. Я спросил однажды, в Берлине, ветерана войны: “Как вам удалось так быстро наладить производство пользующихся спросом изделий? Ведь для этого нужно производственное оборудование, чертежи, описания технологических процессов....”. Немец усмехнулся и ответил: “Союзники демонтировали на вывоз уцелевшее оборудование, а соответствующие производству документы они не нашли - всё якобы сгорело. Мы их прятали в надежные места. К тому времени когда уцелевшие, без рук без ног, мастера своих дел с трудом перебрали и починили разбитое оборудование - документы нашлись, и мы приступили к производству”.

В середине 50-х годов весь мир заговорил о немецком экономическом чуде. Ветераны раскрутили маховик производства так, что для обеспечения спроса на продукцию “made in Germany” потребовалась дополнительная рабочая сила. И поехали гастарбайтеры из Португалии, Греции, Испании, Италии, Югославии...

В 1961 году дело дошло до турок. До сих пор курсируют разные информационные потоки относительно гастарбайтеров из Турции. Одни утверждают, что Германия к этому времени, в принципе, не нуждалась больше в дополнительной рабочей силе. Другие утверждают, что её недостаток можно было покрыть из трудовых ресурсов южной Европы. Третьи утверждают, что дядя Сэм спустил нам с гор Анатолии крестьян, в знак солидарности с членом НАТО, по причине катастрофического отсутствия занятости населения в Турции. Эту лавину  “гастарбайтеров” приспособили к выполнению самых низкоквалифицированных работ, что впоследствии сыграло решающую роль в пролонгации временных трудовых соглашений. Таким образом: жажда наживы одних, непростительная глупость других и чистоплюйство третьих привело нас к тому, что мы сегодня имеем. Даже четвертое поколение турок почти полностью не идентифицируют себя с немцами. Число смешанных браков ничтожно низкое; отношение к христианству пренебрежительное. Лживые леваки взвизгнули от восторга и, уходя от трагической действительности, стали восхищаться расслоением общества - “как бы то ни было и солнечный свет разлагается на радужные составные”. Да, разлагается! Но на цвета гармонично переплетающиеся между собой, несущие нам свет и тепло, так же, как формируемые тысячелетиями обычаи, нравы, мораль и этика... соединяющиеся в народе в единое совместимое целое.

Мягко говоря: неприятно наблюдать людей живущих на ненавистной им чужбине. Имея полную свободу покинуть “навязанное” им государство, они мучают себя, своих детей и окружающих. И невдомек им, что коренное население не нуждается в “истинах” изложенных в их “святых писаниях”, что смешно наблюдать их комплекс неполноценности, проявляющий себя посредством чрезмерного восхваления чего-либо или кого-либо, якобы дорогих их сердцу. Требуя к себе внимания, они одновременно отвергают дружбу с местным населением и уединясь сковывают себя невидимыми цепями чуждого нам мировоззрения. Интеграция “правоверных” мусульман и евреев наткнулась на непреодолимые препятствия.




MAIER LUDMILA          \одноклассники\


Даже четвертое поколение турок почти полностью не идентифицируют себя с немцами. Число смешанных браков ничтожно низкое -- и это прекрасно!