November 1st, 2019

почему не-либералы за совок и против либералов?

(В то время как они, либералы -- за все хорошее проти всего плохого).

Попались в френдленте жалобы либерального блогера на то, что обыватель \как выразлся автор,  шоферы 53 лет из Борисоглебска\ обвиняют его как либерала -- в стяжательстве, эгоизме, бездушии. 

--"Я, либертарианец, думаю о 1000 лучших русских писателей, о курдском кино, об урбанизме... и так далее, абсолютно ДУХъ, бесплотные эмпиреи, а вот я выходит СКОТ, который только о деньгах и бабах думает. Ну, как так получилось-то?"

Из моих комментов:

А теперь попробую выступить адвокатом дьявола и ответить на вопрос, заданный в заглавии.

Почему либерализм (а не лично автор блога, разумеется) получает от "шоферов 53 лет" неприятные мессиджи.
Потому что современный либерализм, по кр. мере тот, что декларируется мировыми СМИ, провозглашает "шоферов 53 лет" нудачниками и любит курдское кино.
"Шоферы же 53 лет" любят не курдское кино, они любят близкое себе жизненное кино, или напротив -- интересное кино, увлекающее подальше от шоферских 53-х летних реалий.

"Шоферы 53 лет" не понимают, зачем нужны парады геев и браки между ними. Они дрмуче считают, что брак -- это семья со СВОИМИ детьми.

--  "У меня нет ни одного поста о гомосексуализме"

То то и оно.

"Свои неполиткорректныя цѣнности надо исповѣдовать открыто. Иначе будетъ поздно."
Такъ говорилъ Лао Цзе.
\ЖЖшное от philtrius\

С т.зр. шоферов \и как видим из цитаты, не только шферов\--не воюешь, значит симпатизируешь.


Лично я не шофер -- но тоже так дремуче смотрю на семью. И курдскому кино предпочитаю старый добрый вестерн.

Там еще было про эгоизм. Перекликается с тем крайним индивидуализмом, что декларирует современный либерализм ( парадоксально благосклонно относясь при этом к марксизму).

Увы, "шоферы 53 лет" не имеют перед собой примера идеологии, политического движения, которые защищали бы их "некреативные" интересы и взгляды , поэтому вся их энергия уходит в протест, а одобрять им остается, зачастую ... совок.

и еще о либералах и их противниках

Справедливость должна быть сильной, а сила должна быть справедливой.

© Блез Паскаль.


Либерализм привел к тому, что  демонстративная сила стала пониматься как демонизируемый фашизм (за исключением красной антифашистской силы -- у этих индульгенция, эти -- цепные псы либерализма).




На самом деле либеральная политика  (возводящая себя к таким вполе мрачным на самом деле фигурам как Черчилль и Рузвельт) умеет быть жёстче любого фашизма.   Но декларирует при это мягкость, толератность и корректность -- в отличие от .


ГУМАНИЗМ ПОРОДИЛ ГЕНОЦИД?

У Егора Летова есть песня, в которой собраны разные вроде как оксюмороны, один из которых "Гуманизм породил геноцид". Казалось бы: как такое возможно, что б гуманизм-пацифизм рождал геноцид-насилие ?!
Ответом на этот вопрос может подойти рассуждение Председателя КС РФ Зорькина о том, почему так быстро растёт и ширится международный терроризм:
"Законодательные новеллы, внедряемые в большинстве стран Запада в сфере общественной морали, и прежде всего в сфере гендерных и семейных норм, оказываются для массового сознания очень многих стран мира социально-психологическим шоком. То есть, ломкой глобальной социальности.
Для людей, исповедующих авраамические религии, – христианство, ислам, иудаизм, – эти новеллы, включая нормы легализации и расширенной правовой защиты однополых сексуальных союзов, означают прямое нарушение фундаментальных религиозных заповедей. Для светских людей, воспитанных в соответствующих национальных культурах, такие новеллы означают не менее болезненный слом традиционных, глубоко укорененных в культуре, нравственных принципов.
Не случайно и ведущие иерархи христианских церквей, и крупнейшие мусульманские и иудейские религиозные деятели все более настойчиво заявляют о том, что современный Запад, во главе с лидером этого Запада, США, активно и целенаправленно ввергает мир в глобальную нравственную катастрофу."
То есть - вот эти "уткогубые селфи", "фитоняшные жопы" и прочие бесконечные "котики", пытающиеся заменить внутреннюю пустоту, это всё и порождают.

Василий Цветков.

-----------------------------

Ну и добавим безчисленное множество примеров гуманизма, когда преступники, отбыв гуманные сроки, получают взможность вернуться к любимым занятиям, или душевнобольные  люди  не оказываются там, где должны быть, или потомственые алкоголики  десятилетиями благоденствуют, тираня отпрысков, как правило того же поля...

БЮЛЛЕТЕНЬ ОВП.2019. ОКТЯБРЬ. Третий выпуск

Умер Бентон Л. Брэдберри

Бентон Л. Брэдберри родился 25 октября 1937 года, умер 25 сентября 2019
года в Джексонвилле штате Флорида, всего за месяц до своего 82-летия. С
глубокой печалью прощаемся мы с этим великим человеком и честным
солдатом, который до последнего вздоха боролся за правду и
справедливость.
Особенную, бесконечную благодарность должен испытывать к нему
немецкий народ и мы очень счастливы, что такой желанный им перевод
его книги на немецкий язык свершился ещё при жизни автора.
Во времена холодной войны (с 1955 по 1977 год) Брэдберри был морским
лётчиком армии США в НАТО, поступив на военную службу 17-летним
юношей, сразу после окончания средней школы.
Как он сам пишет в своём впечатляющем предисловии, он был частицей
поколения, которое, начиная с окончания Второй мировой войны и по сей
день, подвергалось непрерывному воздействию антинемецкой пропаганды,
с её глубоким отвращением к о всему немецкому, с безоговорочной
ненавистью к немецкому народу.
Однако в период своей службы в вооружённых силах США в НАТО он

получил возможность познакомиться с европейской культурой и , в
особенности, с немецкой культурой и с самими немцами непосредственно.
Он понял, что изображение немцев как варваров и монстров, жестоких и
тупых зверей, было и остается чистой военной пропагандой. «...Немцы во
всех отношениях очень образованные, о чень высокоцивилизованные
люди...», – написал он в своей книге.
Сомнения, возникшие у него по поводу образа немцев и представлений о
их истории, внушаемых пропагандой победителей, уже не отпускали его и
поэтому он начал «исследовать другую сторону истории». Брэдберри
посетил множество исторически важных городов Германии, про чёл
бесчисленное количество книг по её истории и культуре , встречался со
многими ещё живыми свидетелями исторических событий первой
половины 20 века. В итоге он пришё к непоколебимому выводу, что
официальная историческая наука, распространяемая пропагандой средств-
массовой информации, преподаваемая в школах и университетах,
особенно в части, касающейся немцев, является самой настоящей сказкой,
поэтому он и назвал свою книгу: «The Myth of German Villany», в переводе
на немецкий язык «Das Märchen vom Bösen Deutschen» – «Сказка о злом
немце».

В своей книге Бен Брэдберри убедительно показывает отрицательную роль
«фабрики грёз» – Голливуда, который, производя огромное количество
лжи и клеветы, воспитывает в американцах и других народах готовность в
любой момент быть готовыми стать борцами «против зла». Свой вклад в
антигерманскую пропаганду вносили и вносят такие, казалось бы,
серьёзные газеты, как «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост». Уже давно
они постоянно возглавляют антигерманскую пропаганду. Мощно
поддерживаемые примитивными пропагандистскими фильмами
Голливуда, они и сегодня не перестают культивировать в сознании
американцев образ немцев как варваров-гуннов, насилующих женщин и
убивающих детей, учат американцев слепой н енависти в отношении к
немцам.
Брэдберри, который не  был профессиональным историком, её имеет смысл
читать, поскольку он
честно отразил в ней , с одной стороны, своё мнение и свои впечатления
простого солдата о пропаганде ненависти в отношении немцев, которой он
подвергался как солдат и американец и , с другой стороны, о Германии и
немецком народе – какими он их увидел и познакомился.

\Текст подготовлен по присланной Виталием Киллером информации.\

=============================

От некоторых людей, с которыми довелось беседовать, я слышал, что
программа АдГ и выступления ее политиков недостаточно радикальны.
Может быть, но согласитесь, что критиковать ничем не рискуя и ни за что,
не неся ответственности всегда легче, нежели заниматься ежедневной,
рутинной, зачастую совершенно неблагодарной работой, тем более в
ситуации, когда против тебя работает вся пропагандистская машина
старых партий. И еще поймите – без действительно оппозиционной,
действительно народной партии, в которой уже сегодня представлены все
слои населения ФРГ, нам не уберечь страну от падения в ту пропасть, к
которой она движется.
Заслуга АдГ и в том, что она разбудила в обществе дух сомнения в
отношении многолетней лжи и ханжества правящей элиты. Люди стали
задавать вопросы, которые, как казалось еще недавно, в Германии никогда
не прозвучат.
Лично я в отношении высказываний политиков из АдГ и сам не редко
возмущаюсь: ну что за ерунду заявил тот же Александр Гауланд о 12 годах
национал-социалистического периода истории Германии, назвав их
«птичьей какашкой» в истории Германии!? Это же просто возмутительно:
как можно давать подобную оценку такому драматичному, трагическому,
ужасному и одновременно жертвенному периоду собственной истории?
Тут в досаде хочется воскликнуть: «Сам ты в таком случае маленькая
птичья какашка, если не понимаешь, что тогда происходило, какая
титаническая борьба европейской цивилизации против страшной
коммунистической угрозы и какое она имела значение для хода мировой
истории!» Но, поразмышляв, понимаю: Гауланд говорит то, что можно
говорить в нашей сегодняшней ситуации, потому что политика, как
говорил Бисмарк, это искусство возможного.
Поэтому не будем требовать от политиков исчерпывающих ответов на все
вопросы, будем им благодарны хотя бы за то , что они привнесли в наше
общество, в наше «замороженное царство» свежие весенние ветры новых
идей, желание дискутировать и разговаривать друг с другом. Это первый
шаг общества в верном направлении...
-----------------

Александр Гауланд – это один из самых успешных и вызывающих
наибольшее количество дискуссий политиков Германии. Его партия АдГ
вполне возможно скоро станет второй по влиянию партией в стране.
Сенсационный взлёт партии вызывает сопротивление и неуверенность у
многих. Гауланд объясняет свою позицию в одном из самых больших,
данных им до этого, интервью...
Для этаблированных партий АдГ является большой проблемой. Об этой
партии говорят, как о таинственной болезни, которая охватывает все
бОльшее количество избирателей.
СМИ безнадёжно ищут рецепт излечения от этой болезни. Все страшно
возбуждены. Депутаты от АдГ с трудом находят для себя отели, в которых
могут переночевать, когда приезжают в какие-то города на мероприятия
своей партии. Члены партии подвергаются дискриминации, но не только
они.
Насколько Германия ещё может быть Германией?
Когда журналистка газеты Zeit Мариам Лау (Mariam Lau) в одной из своих
статей всего лишь только задала вопрос, а всё ли правильно делают в
Средиземном море спасатели, она была подвергнута настоящему урагану
оскорблений со стороны «правильной середины» общества. Один автор
сатирического журнала Titanic пообещал, что будет ежедневно плескать ей
в лицо кипятком . Коллега из левых выступила с нецитируемыми
оскорблениями. Майнстрим жестоко расправляется со всеми, кто пытается
сделать хоть маленький шаг в сторону от политкорректного мышления.
АдГ является симптомом изменяющегося в стране политического климата.
Раньше в Германии было запрещено ставить под сомнение существование
ЕС. ЕС после Второй мировой войны стал своего рода эрзац-родиной для
многих немцев... С момента Ев рокризиса это изменилось, а с
миграционной катастрофой обострилось. Многие вдруг увидели, что ЕС
создаёт проблемы и в Германии появилась ностальгия по национальному
государству. И вот эту ностальгию и озвучивает АдГ.
Сотрясаются основы. Ядовитые дебаты о «популистах» и против них – это
дебаты об идентичности. Появилось новое направление в дискуссиях:
какой должна быть Германия
– мозаичным камушком, крепко
вмурованным в европейское супергосударство? Или суверенным
национальным государством, которое отсоединится от перегруженного
проблемами ЕС? По-видимому, сегодня уже многие немцы считают, что
снова надо иметь больше самостоятельности, потому что ЕС совершенно
очевидно болен, с другой стороны всё национальное, по понятным
историческим причинам, вызывает у эт их же людей до этого глубоко
спрятанные страхи.
Очень увеличилась неопределенность...
\Интервью с Гуаландом выложу отдельно\

БЮЛЛЕТЕНЬ ОВП.2019. ОКТЯБРЬ. Третий выпуск

Интервью с Александром Гауландом

Сопредседатель партии Альтернатива для Германии и один из двух руководителей
фракции АдГ в бундестаге Александр Гауланд.
Роджер
Кёппель:
-- Что вы думаете о президенте
США Дональде Трампе?
Алекандр Гауланд: Попытка германских СМИ изображать президента
США как круглого идиота совершенно ошибочна. Он не идиот. Он
защищает американские интересы, какими он их видит и даже делает это
достаточно умело. Я вспоминаю времена, когда ещё президент США
Линдон Джонсон добивался от федерального канцлера Людвига Эрхарда
увеличения военных расходов. Тогда снова и снова повторялась критика,
что немцы мало делают для обороны. Из-за этой постоянной
морализирующей критики в отношении Трампа Германия сама себя
подвергла блокаде и усложнила подходы к этому президенту. Все думают
только в одном направлении. Этот отказ от конструктивной критики нам
очень вредит.

Р. К. Он говорит, что Германия – это «раб России». Что она в
выигрыше от дешёвого газа с востока, в то время, как американцы
должны оплачивать военные расходы. Вы считаете, что это не так?
А. Г . Это действительно не так. В германских интересах надежно
обеспечить себя поставками русского газа.
Р.К. А как вы оцениваете торговую войну против Китая и ЕС?
А. Г . Мы же здесь видим нормальную борьбу за защиту своих
национальных интересов, что для немцев стало немножко непонятным,
нам ведь внушили, что национальных интересов больше нет, в
особенности нет немецких национальных интересов, в крайнем случае есть
только европейские. Эти фразы только маскируют то , что было вс егда –
национальные интересы и их более или менее умная защита.
Р.К. Как вы оцениваете французского президента Эммануэля
Макрона?
Он делает то же самое, что и Трамп, только немного элегантнее. В общем,
классически по французски. Он возмещает отсутствующую силу
французской экономики европейским измерением, то есть как бы
раздувает французскую  значимость.
Собственно, это и было
первоначальной идеей в момент основания ЕС. Французская политика
защиты своих интересов разыгрывалась с момента окончания Второй
мировой войны в масштабах европейской резонансной политики . Мы,
немцы, охотно эту политику поддерживали, поскольку были морально
уничтожены после гитлеровской диктатуры и таким образом рассчитывали
вернуться на европейскую политическую арену в качестве «европейцев».

Р. К. А что вы думаете о премьер-министре Венгрии Викторе Орбáне?
А. Г . Венгрия – это страна, настолько пострадавшая от Трианонского
договора, что её в этом смысле нельзя сравнить даже с тем, как навредил
Германии после Первой мировой войны Версальский договор. Венгрия
тогда потеряла две трети своей государственной территории. Эта страна
имеет глубокие исторические раны. Орбáн укрепляет национальную
гордость венгров тем, что объявляет их передним фронтом защиты Европы
от ислама. Орбáн говорит европейцам: «Вы можете, если хотите, принять
ещё больше беженцев, но я их не приму и тем более по приказу из
Брюсселя и Берлина, потому что мы знаем, что такое угнетение». Я считаю
это правильным. Всё ли правильно из того , что он делает
внутриполитически, я судить не могу.
Р. К. Вы хвалите Орбáна, но при этом в 2015 году именно он был
одним из главных при создании миграционного кризиса для Германии
– когда он просто отправил всех, находившихся тогда в Будапеште
беженцев, в Германию. Почему вы его за это не критикуете?
А. Г . Потому что я могу его понять . Он только потому смог вытеснить
мигрантов, что госпожа Меркель открыла наши границы. Орбáн
действовал в интересах своей страны и я не могу его упрекать в том, что он
воспользовался ошибками германской политики . Я вообще постоянно
критикую то, что мы вмешиваемся во внутреннюю политику других стран.
Мы должны оставлять странам, которые являются нашими союзниками по
НАТО, больше свободного пространства для внутренней политики.

Р.К. Вы начитанный и образованный че ловек, какие времена
напоминает вам наше сегодняшнее время? Мы возвращаемся к
политике баланса сил между суверенными национальными
государствами 19 века?
А.Г. Между 1815 и 1914 годами Европа управляла миром. Китай не играл
никакой роли . Сегодня всё по другому. Но всё осторожно возвращается к
политике государственных интересов, как это было в 19 веке. Согласитесь,
что вряд ли кто-то сможет мне объяснить смысл слов о «базирующемся на
регулировании мультилатерализме»? Я вообще никогда не верил в то, что
у государств нет интересов и что государственная политика устарела. Из-
за устранения раскола мира на два крепко спаянных блока держав
возникает... многополярный расклад сил, какой был с 1815 до 1939 года. А
этот мировой порядок функционирует частично по другим законам, чем
биполярный мир.

-----------------
Мультилатерали́зм — организация международных внешнеэкономических отношений, основанных на механизмах, позволяющих каждой стране пользоваться привилегиями в отношениях со всеми партнёрами.
----------------------


 о Меркель

Хотя она и проиграла последние выборы, но при помощи различных
трюков, которые я в определенной сте пени считаю полностью
неблагоприятными (для страны), свою личную власть она укрепила. Если я
посмотрю на то, что она конкретно сделала, то для Германии это
провальная политика. И здесь я не буду говорить только о миграционной
политике. Возьмите по литику в энергетической области – это безумие,
которое будет стоить гораздо больше, чем нам обещали. Или посмотрите в
каком бедственном положении находится бундесвер, на отказ о всеобщей
воинской обязанности... Она всё время бежала не за теми людьми, не
пытаясь найти альтернативу. Давайте посмотрим ещё дальше назад.
Вспомним речь тогдашнего министра Вольфганга Шойбле: «Германия
никогда не будет платить за долги других государств ». А теперь мы
платим без остановки.
.................

Р. К. Если говорить о миграционной политике: неужели вы считаете,
что немцам надо было летом 2015 года силой защищать европейскую
границу – при помощи овчарок и солдат бундесвера? Требовать этого,
имея ужасную предысторию с двумя мировыми войнами, геноцидом и
холокостом – это слишком оторвано от реальности!
А. Г. Нет, это не так. И в этом вопросе она сделала то, чего от неё никто не
требовал. Беженцы застряли на будапештском вокзале . Нашему канцлеру
совсем не надо было проявлять желания их заполучить. Баварская полиция
была готова защитить границы. Никто не упрекнул бы немцев в том, что
они снова нацисты, из-за того, что они защитили свои границы.
Р. К. Меркель приняла беженцев, чтобы погасить часть исторической
вины немцев. Бывший убийца народов в качестве чемпиона по
гуманизму..?
А. Г. Я не знаю, думала ли об этом Меркель. Если у нее были такие мысли,
то они были совершенно ошибочные. Никто сегодня не говорит нам: ах,
какая же вы добрая страна, Германия! Я совершенно чётко утверждаю: мы
можем делать, что угодно, но это не поможет нам избавиться от комплекса
Освенцима.
Р. К. А госпожа Меркель разговаривает с вами?
А. Г. Нет. Она в этом не заинтересована, да я и сам не вижу в этом сегодня
смысла.
Р. К. Как вы считаете, расширилась ли свобода мнений в Германии
благодаря АдГ (AfD) или наоборот сузилась?
А. Г. И то, и другое. Люди стали более открыто говорить и дискутировать.
Этого добились мы. Но одновременно это вызвало у многих невероятную
ненависть и ожесточение. В бундестаге депутаты СДПГ иногда не
отвечают на наши вопросы, обосновывая это тем, что они
радикалам не будут отвечать». Это четко показывает, как изменился
климат: мы добрые, хорошие, а вот те , эта АдГ, они преступники, это
сволочи, отребье, которым здесь делать нечего.
Р. К. Влияет ли это на агитацию и приём новых членов партии?
А. Г . Это в последнее время стало настоящей проблемой. Проблема,
например, даже снять комнату в отеле.
Р. К. Но по опросам вы получаете очень хорошие результаты.
А. Г. Не хочется хвастаться, но у нас сейчас около 15%.
.............

Р. К. Давайте поговорим о Бьёрне Хёке, об этой раздражающей
фигуре, об этом п ровокаторе из Тюрингии, который снова и снова
является причиной разногласий, а со стороны прессы снова и снова
подвергается нападкам как тайный нацист. Что тут правда о Хёке?
А. Г. С одной стороны Хёке – это очень умный и образованный человек, с
которым в ы очень хорошо можете дискутировать по историческим
вопросам. Для многих людей в партии, но не для большинства, он –
харизматическая фигура. Это значит, ч то он задевает чувства людей,
достигает их души, чего мне не удаётся...
Р. К. . . . которые вы хотели бы достичь?
А. Г . Когда я произношу речи, я обращаюсь к разуму людей, к голове. У
меня нет такой харизмы. А у Хёке она есть. А это, с другой стороны, ведёт
к тому, что у него есть свои почитатели, которые почитают его та к, что
мне это иногда кажется перегибом. И это тогда вызывает сопротивление у
людей, которые считают его чуть ли не боженькой. Одни от него в
восторженном экстазе, другие считают дьяволом во плоти . И то , и другое
глупо и это создает несбалансированную картину.

Р. К. Недавно Хёке сказал в одной из своих больших речей: «Немцы
решаются на то , чтобы не быть больше овцами, а быть волками».
Точно так же писал в одной из своих в едущих статей руководитель
нацистской пропаганды Геббельс в 1928 году, когда он тоже говорил о
немцах, которые становятся «волками», которые нападают на «стадо
овец». Можно ли давать такому человеку, который говорит такие
слова, доверять политическую ответственность?
А. Г . Это лозунги для его почитателей, перед которыми он играет роль
бесстрашного, надежного борца. Ничего большего за этими словами нет.
Хёке иногда использует такие метафоры и задевает такие темы, когда и я
вынужден сказать: «Было бы лучше, если бы мы сейчас этого не задевали».
Он немецкий романтик. Он любит свою родину Германию горячо и всей
душой, при этом , возможно, в его голове существует образ Германии,
которой, по-видимому, давно уже не существует. Да, он умеет поставить
себя в центр происходящего, но он очень порядочный человек. Он никогда
и никому не будет стрелять в спину.
.....................

Р. К. В своей книге «Введение в консерватизм» вы написали, что
консервативные партии должны следить за тем, чтобы в них не взяли
верх правые радикалы. Это было большой драмой уже во времена
Гитлера. Сегодня вы сами боретесь с этой проблемой. Сколько
правых экстремистов есть в АдГ? Может быть вы и сами стали одним
из них, не заметив этого?
А. Г. В нашей партии нет правых экстремистов и я, уж совершенно точно,
им тоже не являюсь.
Р. К. Дайте определение правому экстремизму.
А. Г . Правый экстремизм – это значит следование принципу вождизма
(Führerprinzip), то есть отрицание всех демократических выборов и
отрицание нашего государственного устройства и Основного Закона. По
всем этим пунктам вы не сможете выдвинуть в отношении АдГ никаких
претензий. Принципа вождизма именно у нас нет вообще. Зато есть
попытка определить нас в правоэкстремистский угол – для того , чтобы
заткнуть нам рты.
Р. К. Люди вокруг Хёке предаются размышлениям о т ом, что такое
быть немцем? \\ совсем как русские! -- Н.Т.\\ И в связи с этим они начинают
жонглировать разными
теориями о народе. Что даёт эта болтовня о «германстве»? Уже на
протяжении сотен лет немцы пытаются дать определение, что значит
быть немцем. Но никто ещё не справился с этой задачей. Немцы уже
изначально были слишком многообразны для того, чтобы дать себе
единое определение.
А. Г. В этом вы правы. И я не верю, что этому можно дать определение.
Р. К. Фридрих Великий очень доброжелательно принял в Пруссии
большое количество иностранцев: гугенотов, евреев, швейцарцев –
для него было главным, чтобы они не работали на врага. Не является
истино немецкой именно такая открытость? Открытый патриотизм,
оценивающий человека по делам?
А. Г . Полностью с вами согласен. Но есть новая германская история
иммиграции. Раньше чужаки прибывали к нам из, по крайней мере, очень
родственных нам культур . Они все были так или иначе европейцами и
поэтому их на много легче было интегрировать. А сегодня это не так. Для
меня является важным культурное родств о. Нельзя в массовом порядке
импортировать людей из совсем чужих культур.
.........
Р. К. Говорят, что вы являетесь почитателем Бисмарка. Он для вас
является образцом для руководства в 21 веке?
А. Г . Некоторые в нашей партии воспринимают Германию Бисмарка как
эталон. Я бы тут рассуждал осторожнее, потому что внутренняя политика
Бисмарка во многом была ошибочной. Что касается внешней политики, то
Бисмарк вполне может вдохновлять. Никого не обижать, мудро всех
объединять – такой была его внешняя политика после 1870 года. Этому не
надо раболепно следовать, но вполне можно перенять – нет, не «Германию
превыше всего», но политику просвещённого национального интереса –
вполне.
Р. К. Это очень интересно – в Германии сегодня сталкиваются две
идентичности: после войны Европа стала для немцев эрзацем
отечества, надёжной политической гаванью: в сомнительной
ситуации – всегда за Европу. Но уже несколько лет подряд Европа
создаёт кризис за кризисом. Подъём вашей партии является
симптомом растущего чувства дискомфорта, который вызывает ЕС в
Германии. АдГ
(AfD) выступает за усиление компетенций
национального государства. Но одновременно идея национального
государства вызывает у многих немцев старые и хорошо понятные
страхи. Как АдГ думает преодолеть эту дилемму? Какова ваша
альтернатива впавшей в кризис Германии-члену ЕС?
А. Г. Правильно, после войны немцам в моральном плане сломали хребет.
Европа стала для них эрзац-фатерландом. И я когда-то был большим
сторонником ЕС, когда был молодым. Но сегодня я вынужден признать:
Европейского национального государства не хочет ни один европейский
народ. Не очень-то разумно отказываться от своей собственной
национальной идентичности в пользу некоего конструкта, который
никогда не будет реальностью. Маргарет Тетчер как-то сказала : «Только
потому, что немцы больше не любят свою страну, они не должны
заставлять и всех других тоже не любить свои страны. («Nur weil die
Deutschen ihr Land nicht mehr lieben, müssen sie nicht allen anderen
austreiben, ihr Land zu lieben.»). Союз национальных государств Европы –
это живая модель, а все попытки господина Юнкера создать своего рода
европейскую супер-идентичность уже давно провалились.

Р. К. О чем же конкретно вы мечтаете?
А. Г . Конечно же, европейцы должны сотрудничать, потому что они
ослабли, если смотреть в мировых масштабах. Поэтому я призываю к
разумному сотрудничеству в тех областях, в кото рых это срочно нужно
делать. Это даже не значит, что в них должны участвовать все . Я не хочу
никакого закрепления в какой-то фальшивой государственной идее. Не
существует «европейской общественности» и «европейского демоса».
Р. К. АдГ (AfD) хочет добиться возвращения полностью суверенного
национального государства Германия? Или вы хотите
усовершенствовать ЕС посредством умных реформ?
А. Г. На этот вопрос вы услышите от разных членов партии разные ответы.
Речь идет о возвращении государственного суверенитета, но только там,
где обобществление ведёт к катастрофе – например, в единой валюте,
защите границ. Мы отрицаем также и бредовую идею создания
европейской адвокатуры. Но при этом должно сохраниться нерушимое
сотрудничество. Общий рынок – это хорошая идея. В АдГ есть люди,
которые хотят из него выйти, есть люди, которые хотят выйти также и из
НАТО. Я уверен, что общий рынок был для нас полезен. Но вот
превращение общего рынка одновременно и в политическое пространство
с единой валютой было большой ошибкой. Я хотел бы вернуться к старым
позициям Европейского экономического сообщества. Выход из НАТО был
бы абсолютной ошибкой. Это вызвало бы у наших соседей вопросы, на
которые мы не можем, да и не хотим давать ответ . Итак: Европейскому
Сообществу – да, но «единообразной каше» – нет. (EU: ja, aber kein
Einheitsbrei.)
............

Р. К. Чего вы больше всего хотите в настоящий момент?
А. Г . Чтобы Германия не изменилась так, как об этом мечтает фрау
Меркель. Так, как она выбросила в угол черно-красно-золотое знамя,
также она думает и про нашу страну, и вот её действия, соответствующие
этому её мировоззрению, мы хотим ей усложнить, насколько это
возможно.
Перевод Генриха Дауба
Источник: Roger Köppel «In der AfD gibt es keine Rechtsextremen»
keine-rechtsextremen-die-weltwoche-ausgabe-30-2018.html


ОВП, окт - 3 в.

и опять либералы воспитывают

 и учат нацию -- в данном случае немцкую, но это не принципиально -- на место немцев могут встать и русские (уже стоят!) и французы, и американцы и любой белый, европейский народ.

Цитата-выжмка из интервью с философом АЛЕЙДОЙ АССМАН (написала книгу про "одержимость историей"):
с моими вставками курсивом. \Интервью взято Д.Коцюбинским.\

Путь развития мемориальной культуры всегда находится в
стадии разработки и продолжается по сей день. \То есть: не надейтесь, что воспитание кончится,
вас будут восптывать вечно\
.   Помимо памяти о жертвах
Холокоста, а также о собственных травмах немецкий народ должен узнать
и о других гуманитарных катастрофах, за которые Германия несла
ответственность, и признать их. \За 75 лет воспитания еще не всех признали,
поводов ставить вас в угол еще много найдем, будьте спокойны.\


Например, о страданиях народов гереро и
нама — первом геноциде XX века, осуществленном германскими
колониальными властями. Многие европейские народы пострадали от
германского нацизма. Особое место здесь должна занять блокада
Ленинграда, унесшая жизни миллиона человек… \О, блокада, конечно -- такой повод
для порки не использовать  нальзя никак!\
— Но если идентичность группы базируется на все время расширяющемся
покаянии за преступления прошлого, как перейти от депрессивного к
оптимистическому восприятию себя как нации?
— Если в истории вашей нации имели место преступления, у вас есть шанс
либо раскрыть их, раскаяться в них и почтить память жертв \неправильная форма --
не "почтить", а почитать непрерывно
\— либо скрыть
их, молчать и таким образом продолжать причинять зло жертвам
\продолжать причинять зло ???!!!!!!!!\. Речь не о
депрессии или оптимизме, речь о принятии морального решения.
Понятие вины применимо только к человеку, который должен быть
привлечен к ответственности. Когда же мы говорим о politics of regret
(Джеффри Олик) — политике сожаления, извинения, раскаяния, — мы
говорим о государствах, которые берут на себя ответственность намного
позже того времени, когда произошли события.  \О, какая словесная эквилибристика!\
Национальная гордость — очень сильная вещь. И было очень трудно
преодолеть тип мышления, основанный на
«гордости и чести»,
потребовалось много времени, чтобы развить иной , основанный на
сочувствии к жертвам, вид памяти в истории человечества.
\То есть: на помойку гордость и честь -- отныне каяться и платить, разумется.\
Данный  процесс стимулируется эмпатией и чувством ответственности. Это
положительные качества, и им подражают сегодня во многих странах.
\Разумееся, положительные! -- вот когда Цукерберг сносит ваш аккаунт в ФБ на фиг, то что он
пишет вам, как вы думаете? -- исключительно положительные и ответственные  послания о  том, что он печется  о вашей безопасности днем и нчью.\
Вообще «покаяние» — это термин, идущий из сферы религии и имеющий
отношение к искуплению греха и вины. В исторической памяти нет и не
может быть искупления. Кто мог бы простить такое непостижимое
преступление, как геноцид? Христианский, православный, еврейский Бог?
А как быть с неверующими? Поэтому не искупление, но общая память —
не только о жертвах, но и с жертвами — может заставить нас стать более
мирными нациями.  \ Ишь, чего захотели,  искупления, прощения раз и навсегда? нееет,
с этой кредитной  привязи вам не слезть, не надейтесь!\

---------------------


Комментарий Генриха Дауба:
Попробую и я прокомментировать это интервью. Если свести комментарий
к одному предложению, то можно сказать просто: у больной нации и
философы больные.
И других быть не может.
На самом деле все проблемы, о которых говорит философ Алейда Ассман
решаются просто – как этого в 1989 году требовал историк, профессор
Эрнст Нольте: отдайте историю Второй мировой войны историкам.
Откройте архивы. Пусть историки спокойно исследуют, как все было на
самом деле и делают свои профессиональные выводы. Не стойте над ними
с карающим мечом правосудия, не вопите после каждого честного и
объективного исследования о «ревизионистах», которые «переписывают
историю». Не сажайте их за это в тюрьмы.

И я убежден, что после этого будет написана объективная и позитивная
для всех народов история, а главное – для всех полезная, потому что в ней
будет правда.
А сегодня правда в том, что тогда победила Франкфуртская школа во главе
с философом Хабермасом, которая потребовала, чтобы история Второй
мировой войны использовалась как инструмент перевоспитания немецкого
народа.
Разве можно ожидать ответа на вопрос «как именно должна выглядеть
позитивная национальная идея Германии сегодня?» от тех, кто сами
выступают за сохранение негативных мифов, существующих в качестве
воспитательной дубинки в отношении немецкого народа и при любой
попытке объективного исследования истории, выяснения истинных
причинно-следственных связей, приведших к известным событиям 30-40
годов 20 века, начинают самую настоящую истерику и готовы уничтожать
человеческие судьбы, отправлять людей в тюрьму, лишь бы сохранить
миф о неизбывной единоличной вине немцев и их руководства за Вторую
мировую войну и связанные с ней трагедии.
Поэтому и интервью с такими детьми Франкфуртской школы, как Алейда
Ассман, на самом деле бессмысленны и ничего не дают!
Перевоспитатели немецкого народа создали настоящий гордиев узел,
который может быть только разрублен мечом революционных
изменений в германском обществе. Другого решения нет!

Взято из
БЮЛЛЕТЕНЬ ОВП.2019. ОКТЯБРЬ. Третий выпуск