September 21st, 2019

А.Мелехов "22 июня. Никакой внезапности не было". Цитаты

https://schutz-brett.org/3/ru/allcategories-ru-ru/23-russische-beitr-ge/istoria/300-a-melekhov-22-iyunya-nikakoj-vnezapnosti-ne-bylo-tsitaty.html

Процитируем доклад тов. Мануильского (см. с. 67 Стенографического отчета): «Не спасет себя издыхающий капиталистический мир контрреволюционной войной против СССР, а лишь ускорит свою собственную гибель. Вооруженный отпор великого советского народа всколыхнет весь мир труда… Он подымет пролетариев и трудящихся во всех концах земного шара, сознающих, что настал час расплаты за все их вековые мучения… Для советского народа, для трудящихся всего мира, для всего передового и прогрессивного человечества, это будет самая справедливая, священная война, какой не было никогда в истории человечества, война, которая «обязательно развяжет целый ряд революционных узлов в тылу у противников, разлагая и деморализуя ряды империализма» (Сборник Ленин и Сталин, т. III, с. 10).

Впрочем, в докладе тов. Ярославского патетики еще больше: «Мы будем неуклонно отстаивать дело мира; но мы все, каждый из нас с радостью отдаст свою жизнь, свою кровь за дело коммунизма. И если в этом будет нужда, то поднимутся неисчислимые рати нашей советской земли, и неслыханным еще громом сотрясется земля, и тогда от различных антикоминтерновских «осей» и «треугольников» мы постараемся оставить только мокрое место. (Аплодисменты.)

...

Последний предвоенный съезд «ордена меченосцев» (так, к слову, называл свою партию И.В. Сталин) напоминает сбор собравшегося в набег племени людоедов. Поклонение засохшей мумии почившего колдуна; «установочная» речь вождя; повторяющие друг друга заклинания шаманов-выступающих, прерываемые бодрящими звуками тамтамов-аплодисментов; человеческие жертвоприношения «бухаринских выродков» и «троцкистских ублюдков»; хвастливые выкрики молодых воинов о том, что их копья – «самые острые и наступательные в мире».

А в заключение – буйные пиршества на приемах и в гостиницах. С дежурными тостами, пьяным братанием-целованием и тяжелым отвратительным похмельем наутро. В целом своеобразная сессия коллективного самовнушения, эдакая психологическая накачка, предшествующая благородному делу внезапного ночного «освобождения трудящихся» и «экспроприации экспроприаторов». Невольно вспоминаются слова великого поэта, ненадолго пережившего Октябрьский переворот: «И будем мясо белых братьев жарить»…






Историк Максим Бельский о Семилетней войне

и о том почему сформировался зловещий образ короля Фридриха Великого и Пруссии:

Политикам Франции, России, Швеции и Австрии требовалось оправдать себя в глазах потомков и объяснить причины, приведшие к их поражению в Семилетней войне. Тем более что победителем оказался король страны с населением и ресурсами неизмеримо меньшими, чем их собственные. Эта война возникла не из-за территориальных или религиозных разногласий, а главным образом из-за торгового противостояния между Англией и Францией, но признавать этого никто не желал.



Так и сформировался зловещий образ Фридриха — злодея, агрессора
и захватчика, не имеющий с настоящим Фридрихом II, рыцарем и философом, ничего общего. Но оболгали не только Фридриха II, облили грязью всю страну: Афины на Шпрее объявили мрачной казармой и рассадником безжалостного милитаризма. В своей книге «Очерки по истории Пруссии» французский историк Э. Лависс создал целую теорию о том, что именно Фридрих придал Пруссии импульс ее будущей беспринципной политики, агрессивности и желанием поработить соседей своим «…вооруженным вмешательством, сильно смахивавшим на разбой» . В своем труде «Эволюция военного искусства» военный теоретик, публицист, автор классического труда «Стратегия» Александр Свечин пишет: «На этой изуродованной французской политикой площади центральной Европы стало складываться и расти государство разбойничьего типа — Пруссия» . И продолжает: «Разбойничье государство зорко следило за недоразумениями между соседями, вмешивалось в чужие дела при каждом удобном случае и постепенно округляло свои пределы. Прусские города представляли на-половину военные поселения, так как если численность гарнизона достигала в них четверти населения, то другую четверть образовывали или семьи офицеров или же она находила себе средства существования обслуживанием войсковых потребностей». Словом, самым ласковым определением для королевства Пруссии у историков было следующее: военно-полицейское государство казарменного типа. Или — Фридрих II был замечательный человек, но именно он принес Европе горе, слезы и кровь. Как эти наветы соотносятся с историческими фактами, свидетельствующими о совершенно обратном — одному Богу известно

Из книги М. Бельского "Неизвестный Фридрих Великий".

ВК

----------------


Примерно то же самое,что и в 20 веке.