June 13th, 2019

Рассказ военврача

Рассказ военврача

9 октября к Лопатино \около Вязьмы\ подошли передовые немецкие части. О дальнейших событиях Муратов рассказывает так:
«В 2 часа дня на шоссе показались немецкие танки, идущие в направлении Вязьмы, а к больнице двигалась цепочка немецких солдат человек в 30. Я и Кудинов вышли встретить немцев. Я объяснил офицеру, что я являюсь врачом, а привлекшее его внимание здание - больница, в которой лежат раненые военнослужащие частей Красной Армии. Офицер выделил двух солдат и одного унтер-офицера для производства обыска. В результате обыска немцами были изъяты четыре винтовки, один автомат, две гранаты и три или четыре винтовки были подобраны ими во дворе госпиталя (больницы). После обыска нас оставили в покое, и мы занялись уходом за ранеными, немцы расположились во дворе госпиталя».
«Мимо больницы проходили отдельные воинские части и подразделения, некоторые из них проявляли интерес к нам, как в военнослужащим Красной Армии и заходили на нас посмотреть.
До 12 октября я руководил всей работой и жизнью госпиталя.
12 октября в Лопатинскую больницу немцы прислали группу пленных медицинских работников в общей сложности до 40 человек, из них врачей человек 15-18. Среди них был помощник начальника одного из госпиталей 19 армии военврач 2го ранга Абрамович Яков Александрович, по специальности врач-хирург. Учитывая, что и по званию, и по занимаемой им до пленения должности он являлся по положению старше меня, я предложил ему возглавить госпиталь. Абрамович согласился, однако на следующий же день отказался от этого и просил, что бы все руководство я взял на себя. Этому предшествовало следующее событие. В госпиталь явился немецкий офицер в сопровождении группы вооруженных солдат человек приблизительно в 30, и отдал распоряжение Абрамовичу собрать во дворе всех выздоравливающих раненых для дальнейшего направления их в лагерь для военнопленных. Передача мне Абрамовичем функции начальника госпиталя рассматривалась мною как его боязнь или нежелание отвечать за несвоевременное выполнение распоряжения немецкого командования».

Впрочем, по словам Муратова распоряжение немецкого офицера Абрамовичем было выполнено, в тот же день, в госпитале был оставлен унтер-офицер с пятью солдатами, установили в госпитале определенный режим. Он заключался в том, «что всем раненым и медицинскому персоналу с 8 часов вечера и до рассвета запрещалось выходить из помещений, а днем отлучаться без разрешения унтер-офицера, именовавшего себя комендантом госпиталя, с территории госпиталя для выполнения различных хозяйственных работ, как то копка картофеля на близлежащих полях, доставка воды с речки и др. Указания унтер-офицера и солдат были обязательными. Сбор продуктов питания для раненых в близлежащих деревнях осуществлялся только с особого разрешения унтер-офицера».

Первые операции проводились в буквальном смысле топором, позже врачам удалось найти среди брошенного при отступлении имущества необходимые хирургические инструменты.
Раненые стали регулярно, дважды в день получать горячую пищу и по 200 граммов хлеба. Конечно, это было не так уже много, но нельзя забывать, что в лагерях в Вязьме, а также других госпиталях и лазаретах не было даже этого, и пойманная кошка считалась большим подспорьем в питании.

В начале ноября в Лопатинском госпитале произошли коренные изменения — в свою часть был отозван немецкий комендант. С ним ушел и его небольшой отряд. Врач Муратов, озабоченно поинтересовался у него: «как же без комендантского поста мне отстаивать правовые положение госпиталя». Отбывающий унтер-офицер порекомендовал обратиться по этому вопросу к военному коменданту Вязьмы, который должен выдать положенные в таких случаях документы, дать соответствующие указания и разъяснить правовые положения госпиталя.

Местоположение госпиталя рядом с автомагистралью Москва-Минск по которой осуществлялось снабжение дивизий, наступающих на Москву, также оказывало свое влияние. В госпиталь обращались немецкие военные за медицинской помощью, в том числе за лечением зубов – кто-то из врачей оказался неплохим стоматологом. Им не отказывали, лечили, в том числе от обморожений. Правда отдельного «немецкого» отделения в госпитале не было.

Зато в госпитале стихийно возникла командирская палата, во главе которой был полковник Котлярский, как старший по званию. Он же взял на себя обязанности «негласного комиссара» госпиталя. «Необходимо было вселить в людей бодрость и уверенность в нашей конечной победе, необходимо было заставить замолчать болтунов и демагогов, необходимо было разъяснять людям как советские люди должны себя вести даже будучи в самых тяжелых условиях». Хотя основным поставщиком новостей была немецкая пресса, командирская палата анализировала и оценивала информацию, которая поступала от проходящих частей вермахта, и на ее основе давала «правильное толкование» слухам.

Впрочем, большинство раненых и медперсонала госпиталя думали лишь о том, как выжить в сложившихся условиях, добыть чуть больше еды и устроить свою жизнь.
Завхоз госпиталя майор Тимофеев организовал небольшую пошивочную мастерскую, в которой работали раненые и выздоравливающие. Шили теплую обувь из войлока - валенки, бурки, а также шапки и перчатки. Все это пользовалось повышенным спросом, как у раненых, так и немецких солдат. О масштабах производства информации пока нет, как и о доле изделий, поступавших немцам, возможно что-то отвозили и в Вязьму на продажу или обмен. Но «экспорт» неплохо оплачивался - «виде вознаграждения от немцев принимались консервы, мед хлеб, сигареты, табак». Естественно, что распределение товаров, полученных по бартеру, производилось не по социалистическим принципам: консервы, мед и частично сигареты с табаком, забирала себе верхушка госпиталя: Муратов, Тимофеев, завглаврача Вишневский, санитар Кудинов, который также управлял мастерской и переводчик Каминский. Остальное распределялось между больными и медперсоналом.

Выборы в Европарламент – победители и проигравшие

ОВП, июнь,в.1.
------------------------
Г.Дауб


Цитирую правого аналитика Клауса Капинга: «Перед выборами мы писали: «Если Марин Ле Пен опередит партию Макрона «Вперёд, Республика!» (фр. La République en Marche!), партия Маттео Сальвини LEGA станет самой сильной партией в Италии, Нейджл Фарадж наберёт от 35 до 40 процентов, а АдГ (AfD) и Австрийская партия свободы (FPÖ), несмотря на 14 заговор глобалистов, связанный с афферой Х .К. Штрахе на Ибице, не понесут катастрофических потерь, то это будет началом конца ЕС».

Именно так и произошло! Марин Ле Пен и её партия «Национа́льное объедине́ние» (фр. Rassemblement national, сокращённо RN), опередила партию Эммануэля Макрона – глобалистский проект, за которым, как говорят, стоит миллиардер Ротшильд. В Италии LEGA во главе с Маттео Сальвини добилась феноменального результата, набрав 33,6% голосов избирателей и оставив все остальные партии далеко позади себя. Но, более того, из Италии в Европарламент прошли также и другие антиглобалистские партии (то есть противники ЕС в его нынешнем виде) – «Партия 5 Звёзд» набрала 16,7% голосов, а «Братья Италии» – 5,8% голосов. Таким образом из Италии в брюссельский парламент попало всего 63,9% представителей партий антиглобалистского и консервативного направления! И к этому можно ещё приплюсовать партию Берлускони, которая тоже очень критич на в отношении ЕС и которая набрала 7,8% голосов.

Все эти партии – это будущие потенциальные союзники нашей Альтернативы для Германии в Европарламенте! Нейджл Фарадж (Nigel Farages) со своей партией Брексита в Британии, которую он создал только в январе э того года , сходу получил 33,3% голосов, что позволяет ему послать в Брюссель 28 противников глобалистского ЕС. Своим успехом Фарадж просто размазал, унизил, деклассировал все остальные английские партии. Правящая партия Терезы Мэй (тори) скукожилась до 8,8% голосов, социалисты улетели вниз до 14,6%, а либералы – сторонники ЕС сумели получить только жиденькие 20,9% голосов. Тем самым выборы в Европарламент в Великобритании ещё раз подтвердили волю английского народа выйти из ЕС. Нейджл Фарадж наверняка сможет повторить этот успех и на досрочных выборах в британский парламент и добиться настоящего выхода из ЕС, что вполне может стать смертельным ударом по ЕС.

Результаты, полученные на выборах партией АдГ (AfD), несмотря на пессимистичные оценки некоторых наших земляков, являются на самом деле приятным сюрпризом, ибо они оказались всего лишь на 1,5% ниже результата, полученного этой партией на выборах в бундестаг в сентябре 2017 года. Система ожидала, что АдГ на этот раз потеряет до 7% голосов. Но Альтернативе для Германии удалось добиться закрепления результата на том же уровне – и это несмотря на то, что она подвергалась на протяжении недель круглосуточной бессовестной травле со стороны СМИ, достигшей беспримерного уровня в результате раскрутки и раздувания 15 информации об аффере на Ибице, связанной с председателем Австрийской партии свободы (FPÖ) Х. К. Штрахе буквально за неделю до выборов.

...Иногда мне кажется, что мы сегодня живем в поистине эпические времена! Посмотрите: подобно тому, как на два лагеря раскололись боги Олимпа в эпосе Гомера «Илиада», которая описывает войну греков с Троей, также, мы видим, сегодня раскололась на два лагеря политическая элита стран Запада. С одной стороны – это представители лево-глобалистского лагеря миллиардер Джордж Сорос, Барак Обама, Хиллари и Билл Клинтоны, демократическая партия США, Ангела Меркель, Эммануэль Макрон, ЖанКлод Юнкер, Тереза Мей – все они, так же, как в свое время большевикиленинцы и сталинцы, «желают добра всему человечеству» и ради этого готовы даже пожертвовать своими народами.

Они мечтают о мире без границ, чтобы через бывшие национальные границы государств свободно могли перетекать деньги, товары и рабочая сила и чтобы всё это управлялось из единого центра глобальным правительством. С другой стороны мы видим президента США Дональда Трампа, его советника, фактически приведшего его к власти, тоже очень богатого человека Стива Беннона (на него прошу обратить особое внимание), республиканскую партию США, президента Бразилии Болсонаро, Марин Ле Пен во Франции, Маттео Сальвини в Италии, премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, консервативные антиглобалистские партии всех европейских стран, в том числе и нашу германскую Альтернативу для Германии (AfD). Именно поэтому успехи АдГ, какими бы скромными они нам ни казались, мы должны видеть и в этом контексте тоже.

Она не одна стоит в этом мире – она только маленькая часть зародившегося консервативного антиглобалисткого движения в западном мире. И это даже хорошо, что она немного отстает в своем успехе от других европейских консервативных, национально-традиционалистских партий. Если бы она всех опережала, то это дало бы в руки лево-глобалистской публики сильный аргумент против консервативного движения – дескать «в Германии снова поднимает свою голову фашизм». Что отпугивало бы от консервативного движения еще больше людей во всех странах Европы, чем сегодня, когда именно этот аргумент пытаются использовать в Германии.

...Глобалисты спешат и им кажется, что они таким образом создадут неизменяемые реалии. Но это не так. Я уже говорил выше, что системщики-глобалисты попали в заколдованную ситуацию и по мере усиления их власти в Германии и активизации осуществления их плана, все 18 больше граждан будут просыпаться и будет расти сопротивление их политике. У глобалистов похоже нет больше хороших ходов – все победные на первый взгляд, позже становятся, как говорят немцы «выстрелом в собственную ногу». Для достижения победы зеленых сегодня невероятно активизирована ложь о необходимости «срочно спасать климат на планете». Эта волна по спасению климата имеет главную задачу – оболванить молодёжь, привлекая её к поддержке зелёных и, в конечном счёте, приведение зелёных к власти. Но когда они придут к власти, они продолжат иммиграционную политику Ангелы Меркель, только в еще бОльших масштабах. Конечно же, мы должны призывать людей не голосовать за зелёных, но с другой стороны, нам не надо и бояться их победы. Иммиграционая политика старых партий, которую многие немцы называют тактикой «отрезания салями», была гораздо опаснее для будущего народа, ибо она осуществлялась медленно и люди постепенно к ней привыкали и принимали. Иммиграционная политика открытия границ для миллионов азиатов и африканцев, к которой готовы зеленые, может стать шоковой терапией для излечения зомбированных, оболваненных западных немцев. Восточные немцы и немцы-переселенцы в большой степени исцелились уже сегодня.

..........

Таков поверхностный анализ выборов 26 мая 2019 года, который нам показывает, что на политическую арену вышли консервативные антиглобалистские силы, которые еще несколько лет назад во многих странах Запада, в том числе и в Германии, вообще были политически никак не оформленными.

еще из бюллетеня

Стив Бэннон как творец правой революции в Европе.

«Пусть вас называют расистами, ксенофобами, националистами. Носите это как почетный знак. Потому что с каждым днем мы сильнее, а они слабее». (Стив Бэннон в своём выступлении на съезде партии Марин Ле Пен «Национальный фронт» во Франции в 2017 году).

...Европейские националистические партии недостаточно хорошо связаны друг с другом и не в состоянии действовать скоординированно и объединив свои силы. Именно эту ситуация Стив Беннон хочет в Европе изменить. Американскому интернет-порталу «Daily Beast» он признался, что хочет вмешаться в европейскую политику , создав в ней объединенное движение правых (в настоящее время уже создал и называется оно «The Movement» – так и переводится – «Движение»), которое должно способствовать решительному и устойчивому повороту европейской политики вправо. Еще одна цель – добиться прохождения в Европарламент до трети депутатов правых партий и объединить их там в единую фракцию (в результате выборов в Европарламент 26 мая 2018 года в Европарламент действительно прошло более 30% правых депутатов от разных европейских стран).

...Политически Сорос и Бэннон – это абсолютные противополжности. Сорос – типичный глобалист, агрессивно продвигающий свои представления об устройстве мира при помощи своих миллиардных инвестиций. По сути же это миллиардер, олигарх, который под прикрытием риторики о «глобализации», «открытом обществе», «гумманизме» защищает собственные интересы, ставя их над интересами страны, гражданином которой является. 25 Стив Бэннон же заявляет о том, что он создаёт правую, националистическую и евроскептическую альтернативу фонду миллиардера-филантропа Джорджа Сороса «Открытое общество». Крах Евросоюза – давняя политическая цель Стива Бэннона, который выступает с резкой критикой европейского и американского политического и делового истеблишмента, в защиту национальных государств, консерватизма, «иудео-христианских ценностей» и роли церкви.

В 2014 году, выступая перед участниками к онференции, организованной в Ватикане консервативно-католическим «Институтом человеческого достоинства» (Dignitatis Humanae Institute), Бэннон изложил основные положения своей политической доктрины: – борьба с иммиграцией; – протекционистские меры в экономике, ограничение свободы торговли; – рост налогов для самых богатых групп населения и урезание их для среднего класса и бедных слоев; – децентрализация власти; – национализм и патриотизм; – борьба с транснациональным капиталом ("партией Давоса", как называет его Бэннон) и наднациональными интеграционными проектами, прежде всего ЕС; – противостояние, по выражению Бэннона, "исламскому фашизму"; – поддержка "традиционных ценностей" в области семьи, брака, гендерных отношений.

----------------------------


6 июня, в день высадки союзных войск в Нормандии в 1944 году, публицист Карл Рихтер написал следующие слова. Не могу не согласиться с ним.

Молодцы, идиоты!

Если бы это не было слишком запоздалой циничной шуткой мировой истории, то сегодня можно было бы сердечно поздравить французов, англичан и других европейцев с годовщиной высадки в Нормандии и их «освобождением». Им тогда, скорей всего, и во сне не могло присниться, что вследствие этого «освобождения» спустя только жизни двух поколений они окажутся чу жими в собственных странах? Что они благодаря этому «освобождению» столкнутся с кошмаром, по сравнению с которым немецкая оккупация в 1940-44 годах была чем-то вроде праздника на даче! 39 Как немцы мы можем сегодня, спустя 75 лет, говорить с высокоподнятой головой: «Да, мы боролись, да мы проиграли и вследствие этого до сегодняшнего дня являемся оккупированной территорией, на которой наши враги запланировали заменить нас другими народами. Такова судьба побеждённых. Наша борьба была честной, ни один немец не должен её стесняться. Но англичанином, французом, бельгийцем или голландцем я сегодня быть бы не хотел: какие ужасные обвинения в безумной ослепленности моих дедов мне пришлось бы сегодня признать, глядя на такие бывшие европейские города как Париж, Лондон, Брюссель или Лион, которые сегодня все без исключения являются плацдармами третьего мира. Теперь расхлебывайте ту кашу, которую вы заварили Европе вместе с американскими гангстерами.

===========
Gut gemacht, Idioten!

Wäre es nicht ein so abgrundtief zynischer Treppenwitz der Weltgeschichte, könnte man Franzosen, Engländern und anderen Europäern am heutigen Jahrestag der Landung in der Normandie nur herzhaft zu ihrer „Befreiung“ gratulieren. Ob sie sich damals hätten träumen lassen, daß sie als Folge dieser „Befreiung“ zwei Generationen später fremd in ihren eigenen Ländern sein würden? Daß sie sich dank dieser „Befreiung“ einem neuen Alptraum gegenübersehen würden, gegen den die deutsche Besatzung 1940-44 die reinste Gartenparty war? Als Deutsche können wir heute, auch nach 75 Jahren, erhobenen Hauptes sagen: ja, wir haben gekämpft, wir haben verloren und sind als Folge dessen bis heute besetztes Gebiet, von unseren Feinden dem offenen Bevölkerungsaustausch preisgegeben. Es ist das Los der Besiegten. Unser Kampf war ehrenhaft, kein Deutscher muß sich seiner schämen. Aber Engländer, Franzose, Belgier, Holländer möchte ich heute nicht sein: welcher grauenhaften Verblendung der Großväter müßte ich mich beim Anblick ehedem europäischer Städte wie Paris, London, Brüssel oder Lyon, die heute allesamt Brückenköpfe der dritten Welt sind, beschuldigen lassen. Jetzt löffelt aus, was ihr Europa Hand in Hand mit den US-Gangstern eingebrockt habt.


ОВП, июль, в 1.