?

Log in

No account? Create an account

gallago-post

не плыви по течению, не плыви против течения - плыви туда, куда тебе нужно

очевидно
gallago
социологи -- это худшая разновидность продажных журналистов

Из короткого опыта общения с неким tes...сеем:

он  -- Самым интересным последствием екатеринбургских событий может стать оформление православия, как политической силы. Оппозиционной политической силы.

я -- Леонтьев (который Однако) --
Борьба с православием является инструментом уничтожения России. Вмешательство в определенные сферы деятельности российских экономических субъектов, которые находятся под риском санкций, должно рассматриваться просто как предательство. И этих людей мы будем мочить. И вот этих, в Екатеринбурге, мы тоже будем мочить. Никаких надежд у них быть не должно...

он -- пост перечитайте

\идет обмен репликами про патритоизм , ожидаемо не привдящий ни к чему\

я - 
на фоне давно и неуклонно падающего уровня жизни населения - -вся эта вызывающая роскошь соборов и золота -- раздражает и как раз патриотизму и единению мало способствует

он -
как говорится - ваше мнение ценно для нас, но мы знаем и иные мнения. а я вообще социолог и у меня весь стол завален таблицами опросов. людей, которых "раздражает" конкретно этот наш собор в городе доли процента -- \и т.д.\

я -
ну так, по опросам за Сталина 70 %

он --  так за него и есть 70. я бы даже сказал - 70, это минимум. или вы думаете это не так?

я --  вы из числа этих 70-ти?

он  --  я кажется ясно сказал, что я - социолог. настроения граждан я фиксирую безотносительно моих личных предпочтений. если вам так интересно, то по данному вопросу я в числе затруднившихся ответить.\ выдел. мной-Н.Т.\

оно \3-е лицо\ --
хорош врать - никогда никого роскошь соборов и блеск золота куполов храмов не смущал. Это выдумали нынешние тупые белоленточные, регулярно проигрывающие повсеместно даже муниципальные выборы в городе Москве.Тупые, подчеркиваю, и ужасающе безграмотные в массе своей.  Иначе бы они знали, что исторически для человечества характерно последний кусок хлеба отдавать во славу Господа -на листок сусального золота для купола храма было почетно жертвовать всем, что есть.  А пиздеж - лучше бы пенсинерам раздали - новомодный, НЕХРИСТИАНСКИЙ- и сущеглупый.

я -  нервные друзья у социологов, я вижу

он -  разные. но главное друзей с единственным интересом "третий рейх" и при этом борящихся с православными - нет.

я  -- зато у меня нет друзей среди 70 %

он --  горе то какое, что с любительницей рейха не дружат 70% здорового большинства

------

Итог социологии:  здоровое большинство за сталина, храмы (на октябрьской площади) и за отдать последний кусок на позолоту.

Занавес.



и опять про Е-бург
gallago
«Ельцин-центр» — это как бы «храм свободы и демократии», вольных 90-х годов, триумфа рыночной экономики, открытого общества, «творчества» без берегов, «толерантности» и «политкорректности». Для патриотического сообщества «Ельцин-центр» — это «центр пятой колонны». Причем музейный комплекс имени первого президента такой имидж всячески поддерживает.
Храм-на-Крови — это как бы «православное охранительство», возврат к историческим корням, традиционным ценностям и государевой власти. Противники «охранительства» это считают стремлением к «Домострою» и крепостному праву. «Православные охранители», как и их коллеги «за речкой», такие оценки своих убеждений не опровергают.
Но это оценки и мифы. В реальности же всё и сложнее, и неприятнее.
Патриотически настроенная общественность давно называет «Ельцин-центр» центром антигосударственной пропаганды, «пятой колонны», «антисистемы»... Это почти верно, но есть один нюанс. «Ельцин-центр», который действительно ведет антиисторическую и антигосударственную пропаганду, опекая наиболее одиозных «национал-предателей» и «оранжистов», является абсолютно, стопроцентно системным.


---------------

это с сайта, который я не хочу  рекламировать -- но суть то верна


europaeische-aktion
gallago



Бернхард Шауб, основатель движения "Европейское действие -- реконкиста или реквием!", сообщает:

Хорошая новость, прокуратура ФРГ прекратила расследование против Европейского Действия ( Europaeische Aktion-EA). Это значит, что теперь в Германии можно опять подинимать флаги Движения и распространять 7 пунктов его программы. Я прошу воспользваться этой возможностью.

http://europaeische-aktion.org

Мы основали Европейское Действие десять лет назад, еще до зловещего 2015 года,"года Меркель". Я ни разу не слышал от членов Движения радикального предложения, которое можно было бы счесь экестремистским, наше общеевропейское движение не подпадает ни под деструктивный интернационализм, ни под узколобый национализм. Цели движения - внешняя оборонная политика с полной свободой всех европейских государств, с приверженностью белой расе и европейским трацициям, идее Европы Отечеств.




“ЕВРОПЕЙСКОЕ ДЕЙСТВИЕ (ЕД) является движением нового европейского самосознания. Оно стремится объединять тех европейцев, которым надоел «американский образ жизни» вместе с „pax americana“, которые разглядели лживость и лицемерие всей системы с ее «политкорректностью».

ЕВРОПЕЙСКОЕ ДЕЙСТВИЕ не является ни партией, ни объединением, а движением к политическо-культурному обновлению всей Европы. Его цель – заменить послушный Соединенным штатам Евросоюз Европейской Конфедерацией, которая сможет снова превратить Европу из пешки в действующий субъект в мировой политике.”

http://europaeische-aktion.org/?lang=ru&v=7516fd43adaa

Tags:

про "Гараж" и гараж
gallago
из книги Эльдара Рязанова

Однажды, еще во время работы над «Служебным романом», я заскочил ни очередное собрание гаражного кооператива. Думал, что пробуду на нем 20—30 минут и сбегу — кончалось производство картины, дел было невпроворот. Но судьба распорядилась иначе. Япробыл на этом собрании много часов и ушел потрясенным.

Ситуация на собрании, которая вызвала бурные дебаты, перешедшие в склоку, была очень проста. Сократили земельный участок, отданный под застройку гаража. Следовательно, автомобильных боксов в кооперативе стало меньше. Поэтому надо было исключить нескольких пайщиков. Казалось бы, дело житейское. И в данном случае не произошло бы ничего особенного, если бы не позиция, занятая правлением кооператива. Правление, которое, очевидно, частенько нарушало устав, побоялось решать этот вопрос демократическим путем. Ведь тогда неминуемо всплыли бы некоторые махинации.

Если пустить события на самотек, распоясавшиеся пайщики могли бы выкинуть из списка нужных людей, привилегированных членов. Поэтому правление подготовило ход собрания, наметило жертвы заранее. Разумеется, на жертвенный алтарь были принесены агнцы, то есть люди, не занимающие высокого положения, не имеющие влиятельных покровителей, одним словом, люди «рядовые», беззащитные.

Когда огласили фамилии исключенных, большая часть пайщиков, не попавшая в проскрипционные списки, облегченно вздохнула.

Напряжение, предшествующее этой болезненной операции, спало. На лицах засветились улыбки, послышались шуточки. Было понятно: этих людей не тронули. То, что они стали свидетелями и, более того, участниками произвола, несправедливости, нарушения демократии, их совсем не задело. Но еще страшнее было то, что они даже не осознавали этого. В такой благодушной, я бы даже сказал, веселой атмосфере исключенное меньшинство начало отчаянную и безнадежную борьбу за право остаться в кооперативе. Однако члены правления держались монолитно и, пользуясь тем, что сидели в президиуме, пытались заткнуть глотки жертвам. Им помогали пайщики, оставшиеся в кооперативе.
..............

У Брагинского имелся свой немалый опыт в этой области. Он был несколько лет заместителем председателя правления жилищного кооператива и хорошо знал многие тонкости взаимоотношений между правлением, с одной стороны, и рядовыми пайщиками — с другой.

Обсуждая эту историю, мы сразу поняли, что открывается возможность на примере одного частного случая затронуть ряд глубинных проблем, типичных для времени, свойственных обществу на данном этапе. Тут и явление, обозначенное «ты — мне, я — тебе», и преклонение перед крупными чиновниками, и жажда накопительства, и приспособленчество, и омещанивание душ человеческих, и ненормальное использование городской помощи селу, и проблема одиноких женщин, и липовые «научные» диссертации, и коррупция среди людей, занимающих «хлебные» должности, и судьбы бывших фронтовиков, и привилегии «сыночков», и еще многое, многое другое.

\кстати, гараж этот строили как Транссиб -- 10 лет, и кажется так и не досторили...\

Персонажи:

Фетисов — представитель целого слоя крестьян, бросивших деревню и навсегда уехавших в город. У него золотые руки, он везде нарасхват. А в деревнях тем временем не хватает квалифицированной мужской силы. Иногда, когда путешествуешь по стране, натыкаешься на пустынные села: в снегу не протоптано ни одной тропинки, все дома заколочены, ни из одной избы не идет дымок. Никого вокруг. Тишина...

\но автор намекает, что виноваты безответственные мужики...\


Якубов (артист Глеб Стриженов) — фронтовик, в прошлом бесстрашный разведчик, ветеран войны. Лучшие годы его жизни пришлись на это грозовое время. Тогда все было ясно — где враг, а где друг. А после войны — трудная жизнь, очевидно, частое лечение от ран, растерянность, сломленность. Немало у нас и таких судеб...

Сын Милосердова и дочка профессора Марина (артисты Игорь Костолевский и Ольга Остроумова) — так называемые привилегированные дети. Легче всего, но и фельетоннее, было бы изобразить этих молодых людей эдакими полуподонками, стилягами, не имеющими ни стыда, ни чести. Но это казалось примитивным, лобовым и не совсем верным решением. Мы пытались показать их привлекательными внешне, образованными, неглупыми, ироничными и в достаточной мере циничными. Они знают истинную цену всему. При этом без зазрения совести пользуются теми благами, которые валятся на них благодаря влиятельному положению родителей в обществе. Они неоднозначны, в них сплав доброго и скверного, благородного и подлого. Но главное их качество — кастовость. Они чувствуют себя некими суперменами, избранниками судьбы, представителями лучшей части человечества. Марина и сын Милосердова — именно нынешние «детишки».

\а по  новому - -мажры\