?

Log in

No account? Create an account

gallago-post

не плыви по течению, не плыви против течения - плыви туда, куда тебе нужно

хм..........
gallago

Всемирный Еврейский конгресс констатирует повсеместный рост антисемитизма


Согласно исследованию, в 2018 году было убито наибольшее число евреев (13 человек) за последние несколько лет.

------------------------------------


Сколько белых было убито на почве анти-белого расизма или по религиозным причинам?

НИКОГО НЕ КОЛЫШЕТ
.

Мать вашу.



прыжок вверх
gallago

После Первой мировой войны, в период тяжелейшего кризиса, Италия столкнулась с ожесточённым конфликтом вокруг труда, захватов земли, а также коллапсом многих традиционных институтов. Беспорядки достигли апогея к сентябрю 1920 года, когда профсоюзы захватили металлургические заводы северной Италии, которые играли в экономике страны ключевую роль, и попытались возобновить производство под контролем рабочих. Показалось, что они пойдут по русскому пути и устроят революцию с переходом к режиму, аналогичному советскому. Но они не стали. Демонстрации прекратились, левацкие партии развалились, а через два года Муссолини взял власть в свои руки.

Находясь в тюрьме, Грамши рассуждал почему левые не смогли устроить полноценную революцию в казалось бы идеальный момент, когда государственные институты беспомощны, а правящий класс не мог полноценно реализовывать свою власть. Он пришёл к выводу, что объяснение лежит в области идеологии. В отличии от своих марксистских собратьев, он считал, что власть государства основана не только на полиции и системе законов. Грамши, лингвист по образованию, пришёл к выводу, что доминирующий социальный слой контролирует общественную повестку, и может использовать свою власть для контроля над использованием языка, что позволяет им представлять свой общественный строй как нормальный и естественный, а противников выставлять опасными и угрожающими.

Тоже самое сказал Грамши о культуре. По его мнению, осуществление политической власти скорее опирается на консенсус, нежели на силу. Получается, то государство может править не потому, что народ живёт в страхе репрессий, а потому что он принял идеи – идеологию, которая пропитала всё общество. Она делает действия государства легитимными и представляет их как естественные.

На основе этого анализа, Грамши осознал причину, по которой коммунисты так и не смогли захватить власть в буржуазных демократиях. Они не овладели их культурой. Никто не сможет свергнуть политический аппарат без контроля над его культурным фундаментом, основой, на которой и зиждется политическая власть.

Сначала нужно завоевать одобрение народа, закрепляя в дискурсе лишь отдельные концепты, потом в обычаях, образе мышления, системе ценностей, искусстве и образовании.

В том процессе, который итальянский теоретик назвал позиционной войной, войной, где идеи и восприятие являются линиями фронта, победа будет зависеть от успешности в переопределении доминирующих ценностей, создании альтернативных институтов для распространяющихся, и подрыве уже существующих ценностей населения с целью их изменения. Таким образом, духовная или культурная революция является необходимой предпосылкой для революции политической. Захват власти это всего лишь последний шаг длительного процесса, процесса, который начинается с метаполитики.

Метаполитика, проще говоря, затрагивает и формирует мышление народов, мировоззрение, а также самые глубинные концепты, с помощью которых люди вообще осмысляют и характеризуют мир вокруг. И уже когда метаполитические усилия преуспевают в изменении этого базиса и население начинает ощущать, что изменения являются очевидной необходимостью, существующая политическая власть оказывается оторванной от своих основ. Она начинает спотыкаться на каждом шагу и, наконец, рушится, или же приходит в совершенно непригодное состояние и тихо заменяется другой. Метаполитика – это война за социальные изменение, ведущаяся на уровне мировоззрения, мышления и культуры. Левые уже давно выучили её приёмы и до недавнего времени на метаполитическом поле боя у них не было соперников. Однако теперь всё меняется, и я надеюсь, что этот текст послужит призывом для правых к участию в метаполитике.

Принимая эти идеи за отправную точку, можно с уверенностью заявить, что политическое движение, которые не принимает участие в метаполитической и культурной борьбе, не сможет осуществить долгосрочные социальные изменения. Любая политическая борьба должна быть подкреплена, легитимирована и поддержана борьбой метаполитической. В ином случае это будет борьба с ветряными мельницами.

Сформировать этот метаполитический авангард, а значит стать ключевой частью инициативы по возвращению Европы на правильный путь, это и есть основная миссия европейских новых правых.

Наша метаполитика должна быть направлена на запуск мощного движения настоящих правых, силу, которая будет за счёт наших собственных альтернативных СМИ, а также проблесков подцензурных СМИ истеблишмента. Эта сила, когда она наберёт критическую массу, начнёт жить собственной жизнью, революционно расширяя узкие рамки публичного дискурса и прокладывая путь к европейскому ренессансу – невероятному социальному преобразованию, которое вернёт достоинство, силу и красоту Европы.

https://m.vk.com/wall-142978854_6834

Метаполитика правых. Перевод главы из книги Дэниэла Фрайберга The Real Right Returns.

https://vk.com/@club_prometheus_rus-avangard-pravoi-metapolitiki


..............
gallago
О свободе

Очевидно, что в любом случае к пропаганде и уж тем более выборам власть подпустит только того, кто разделяет её базовые мировоззренческие ценности, пусть и имеет второстепенные разногласия, которые можно лить в уши народу как основополагающие. Всех вроде как "конкурентов" объединяет одно - никто из них не намерен ломать систему, в которую хочет вклиниться и вести дальше, будь то Россия, Европа или США. Есть определённый диапазон "отклонений" от официального мнения действующей власти, в пределах которых оппозиция допускается к выборам. Если же эта оппозиция неприемлемо далека для текущего курса власти, она провозглашается радикальной, преступной и человеконенавистнической со всеми вытекающими последствиями. Демократия работает, но работает она сама на себя, её свобода выбирать и быть избранным не для всех, а только для самих демократов, то есть тех, кто вписывается. Простой тест на демократичность: как много существует демократических государств, которые в рамках свободы слова и свободы быть избранным допустили бы к выборам национал-социалистов?

В системе парламентаризма 
ответственность делится на всех и к ответу за решение потом никого не призвать.
А зачастую на деле руководит и вовсе  "глубинное государство" --  о котором обыватель не знает ничего.


\ВК\