?

Log in

No account? Create an account

gallago-post

не плыви по течению, не плыви против течения - плыви туда, куда тебе нужно

Endkampf um Deutschland
gallago


\Видео - по наводке В.Бетца\


---------------


Образец поведения понятливого генерал-фельдмаршала: "9 января 1946 года Ф. Паулюс обратился с письменным заявлением к Советскому правительству, в котором разоблачал конкретных виновников развязывания Второй мировой войны, рассказывал о допущенных ими зверствах и злодеяниях на оккупированных территориях" (ВИЖ. 1990. No 3. с. 52-53). Вот это именно то, что надо товарищу Сталину. И вот свидетель Паулюс появляется в Нюрнберге: "Все присутствующие в зале ожидали, что войдет германский генерал-фельдмаршал в истрепанной военной форме с сорванными погонами. Но Паулюс появился в черном костюме, при белой рубашке с бабочкой, в лакированных туфлях" (Там же. с. 53). В этом эффектном выходе, точнее - выходке, двойная мерзость. Ты - пленный германский генерал-фельдмаршал. Ты взят в плен в ходе сражения. Сохрани же достоинство. Появись в своем мундире, пусть рваном и истрепанном. Не принимай лакированные штиблеты из рук бериевского вертухая.

Подумай, за какие заслуги тебе выписали заграничный костюм со склада НКВД. Ты же Гитлеру служил. До генерал-фельдмаршала дослужился. Маршальский жезл тебя не смущал. Широкие лампасы на штанах носил - не краснел. А теперь стесняешься? Из Нюрнберга тебя вернут в советский лагерь военнопленных мотать срок. Ты и в лагере среди других пленных генералов в белой рубашке с бабочкой красуешься? И тут же - наша советская мерзость: за какие заслуги фашиста наряжаем? Какие такие подвиги во славу советской Родины совершил военнопленный Паулюс, что ему штаны новые выписали? А заодно и пиджак. За какую доблесть военнопленный Паулюс сверкающими штиблетами поскрипывает?

Вот сидит на скамье подсудимых Вильгельм Кейтель, такой же генерал-фельдмаршал. Он в старом мундире со споротыми погонами, без знаков различия и наград. Почему Кейтеля советские товарищи не обули в лакированные штиблеты? И Геринг в своем мундире. И Йодль. Почему бы и их в новые штаны не нарядить? А потому, что они говорят не то, что товарищу Сталину требуется.



На следующей странице "Военно-исторический журнал" описывает не стесняясь, как после судебного заседания главный советский обвинитель на Нюрнбергском процессе, будущий Генеральный прокурор СССР товарищ Руденко Роман Андреевич в своем рабочем кабинете кормит Паулюса обедом: жри, сука, заслужил! А к обеду сами знаете, что полагается. В той статье, написанной свидетелем происходящего, про водочку не забыто. Правда, сказано, что Паулюс водку сам себе наливал и пил стаканом, а про товарища Руденко и других товарищей ничего не сказано. Знать, непьющие подобрались... Картиночка - краше не изобразишь. Товарищ Руденко, главный советский обвинитель на Нюрнбергском процессе, товарища Паулюса, того самого, который "Барбароссу" придумал, в своем рабочем кабинете водочкой поит: будешь правильную линию гнуть - лет через пять еще одни штиблеты выпишем. Если бы мы и не знали этой закулисной гадости, то все равно появление генерал-фельдмаршала Паулюса на процессе и его речи говорили о том же: крепко перековался товарищ. Или точнее, по-русски, - ссучился.

\В.Суворов\

Музей маршала Петена
gallago
Из ФБ --

В прошлую субботу побывал в городе Cauchy-à-la-Tour (департамент Pas-de-Calais) на церемонии по случаю 163 годовщины рождения Маршала, Главы Французского государства и идейного лидера Национальной революции Анри Филиппa Петенa, которая благодаря деятельности ассоциации по защите его памяти имеет место каждый год в доме, где он родился, укрывающем ныне небольшой, но очень хороший музей. Маршал Петен всегда был русофилом, регулярно посещал русских кадетов в Бизерте и - этот факт всегда замалчивается - в 1940 году ответил отказом на требования советской дипломатической миссии (существовавшей в Виши до 22 июня 1941 года) приступить к высылке в СССР русских эмигрантов. Де Голль в 1945 году поступит по-другому по отношению к русским, носившим немецкую форму...
-----------------


Знамя и вымпел Французского Легиона Бойцов (Ветеранов).



Портрет Маршала.



Маршал и солдат. Эта скульптура должна была быть в мемориале Верденской битвы, но увы...



За витриной - различные предметы, связанные с Национальной революцией. Слева: пиво "Маршал Петен".



В миниатюре, слева направо: член Французской Милиции (Ополчения), глава петеновской молодежи, Маршал Петен, солдат личной гвардии Маршала.



Бюст героя Вердена.



Мемориальная доска 50-летия пребывания Маршала в Зигмарингене.



За этой дверью находится музей.


--------


Петен в Первую мировую войну смог наладить снабжение и санитарную службу. Добился он этого очень простым средством: вместо того, чтобы брать подношения у ворующих интендантов, стал их приковывать к пулемётам во время немецкой атаки. Обретя такой опыт, интендант отучивался воровать. Потому там, где у других командиров солдаты мёрли от дизентерии, раненых добивала кровопотеря или заражение крови, а в решающий момент боя винтовки и пулемёты оказывались без патронов, у Петена всё было в порядке.

1917 г. «Герой Вердена» должен был сыграть роль своеобразного «пожарника», ибо под воздействием коммунистической пропаганды французские войска совершенно утратили боеспособность и стали представлять большую угрозу для собственного правительства, чем для немцев. Петен решительными мерами навел порядок в войсках, не дав французским коммунистам превратить «империалистическую войну» в войну гражданскую и возродив боевой дух своих подчиненных накануне очередного немецкого наступления. Говоря о деятельности Петена в 1917 г., его часто обвиняют в излишней жестокости. Действительно, им практиковалась, в частности, казнь каждого десятого солдата в особенно неблагонадежных частях.

До поры до времени Петен не ввязывается в политическую борьбу, хотя уже с начала 1930-х гг. многие ультраправые организации начинают говорить о нем как о возможном диктаторе Франции, этаком «французском фюрере». Впрочем, хотя накануне Второй мировой войны многие французские политики и говорили о «правительстве Петена» как об одном из вариантов будущего Франции, сам «герой Вердена» сохранял дистанцию от всех политических группировок, предпочитая держаться несколько в стороне от событий, пока, выражаясь словами самого маршала, он «не понадобится своей стране». При этом он, однако, вовсе не скрывал ни своих политических убеждений, ни своих симпатий по отношению к режимам Гитлера, Франко и Муссолини.


Престарелый маршал неодобрительно отнесся к вступлению Франции в войну против  Германии и стремился при каждой возможности продемонстрировать свои прогерманские симпатии: он обменивался дружескими рукопожатиями с немецким послом, препятствовал распространению в Испании антигерманской литературы. Можно ли считать эти действия Петена пораженчеством или изменой? Вряд ли. Накануне войны он авторитетно заявлял, ссылаясь на мощь оборонительной «линии Мажино», что вторжение немецких войск во Францию в принципе невозможно. Нет, ему и в голову даже не могло прийти, что поражение его родины случится настолько быстро. Не желая, видимо, поражения Франции, он считал ошибкой ее вступление в войну и искренне полагал, что Франции и Германии следует быть союзниками, а фашистская диктатура намного превосходит по своей эффективности французский парламентаризм.

Чем неувереннее становилось военное положение Франции, тем активнее становился Петен. В марте 1940 г. маршал бросил загадочную фразу о том, что он понадобится Франции в конце мая, точно угадав сроки победоносного немецкого наступления. «Понадобиться Франции» означало в данном случае «выступить переговорщиком на франко-германских переговорах о перемирии». Петен справедливо полагал, что ему эта роль удастся лучше, чем кому-либо другому, ведь он, во-первых, известен немцам своими антидемократическими убеждениями, и, во- вторых, немцы уважают его как человека, в прошлом нанесшего им поражение.

Через несколько дней после перемирия французский парламент н а своем последнем заседании совершенно легально, с соблюдением всех необходимых процедур подтвердил полномочия Петена и фактически ликвидировал Третью республику. Ключевые посты в новом правительстве заняли представители правых и откровенно фашистских партий и политических группировок. Режим Петена поддержали заинтересованные в германских военных заказах промышленники, католическая церковь, а также значительная часть интеллигенции.


Петену удалось отстоять треть территории самой Франции, все колонии и даже французский флот. В его распоряжении осталась миллионная армия, а сам он был объявлен шефом французского государства (chef de l'État français).

Правительство Петена было признано большинством государств, в том числе США и Советским Союзом.

В августе 1944 года, при приближении союзников Петен и его правительство были  эвакуированы немцами в Баден-Вюртемберг, в замок Зигмаринген]. Там они были взяты весной 1945 года союзниками в плен и препровождены в Париж, где преданы верховному суду, открывшемуся уже в июле. В другом источике -- 5 апреля престарелый маршал, сам сев за руль своего Renault Vivastella пересёк швейцарскую границу и два дня спустя прибыл во Францию и сдался её новым властям.

На суде Петен заявил, что защищал Францию и что судить его должен весь французский народ,  и потому отказался отвечать на вопросы, предложенные ему судом. Несмотря на это, было решено продолжать процесс, ограничившись допросом свидетелей и экспертов и прениями защиты и обвинения.

Подсудимый был признан виновным в государственной измене и военных преступлениях, за что приговорён к преданию смертной казни через расстрел, общественному безчестию и конфискации всего имущества.

Председатель Временного правительства Шарль де Голль, служивший до войны под началом Петена и назвавший в его честь своего сына Филиппом, из уважения к преклонному возрасту обвиняемого и его заслугам в годы Первой мировой войны 17 августа 1945 года помиловал 89-летнего маршала и заменил смертную казнь на пожизненное лишение свободы (смягчение приговора из соображений возраста рекомендовал уже сам суд).

Последние шесть лет жизни Петен провёл в тюрьме на острове Йе, департамент Вандея, где и похоронен. Незадолго до смерти с разрешения президента республики Венсана Ориоля он был переведён из тюрьмы в гражданскую больницу.

https://traditio.wiki/%D0%90%D0%BD%D1%80%D0%B8_%D0%A4%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%BF%D0%BF_%D0%9F%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%BD



Уже мало кто помнит,
gallago
что первая в мире пересадка сердца от человеку к человеку была сделана именно в Южной Африке и выполнил ее в больнице Кейптауна Кристиан Барнард, хирург, которому на момент операции было всего 45 лет.
Не удивительно, что в сегодняшней Южной Африке многие, не только белые, но и цветные, индийцы и другие этнические группы, сожалеют об окончании периода Апартеида.


Tags: