April 20th, 2019

Бунд и РСДРП

https://history.wikireading.ru/235532

Если считать с последнего решающего раздела Польши, то можно отметить, что к концу 19-го века был юбилей - 100 лет жизни еврейского многомиллионного сообщества в Российской империи. И к концу этого юбилея сложилась следующая картина: во-первых, в руках еврейских бизнесменов оказалась большая часть российской экономики - весь импорт из России леса, зерна, масла, сахара и других продуктов сельхозпроизводства, - и большая часть транспортных перевозок по воде и по суше, - производство сахара, - и банковская сфера.

------------

там же другие тексты --Марка Вебера и др.

Граждане Рейха



Общими чертами  объединений Граждан Рейха является отрицание законности современного немецкого государства — Федеративной республики Германии, которую в кругах «рейхсбюргеров» принято называть «фирмой» или «ООО ФРГ» («BRD GmbH»). Созданная союзниками после 1945 года «корпорация» ФРГ, являющаяся, согласно идеям движения, оккупационной американской администрацией, не имеет права обязывать свободных «граждан империи» платить назначенные ею незаконные налоги и штрафы и вовсе навязывать любые свои корпоративные правовые нормы. Они уверены в будущей ликвидации оккупировавшей Германию ФРГ мирным или вооруженным путем и стремятся к возврату страны в границы 1914 или 1937 года (в зависимости от того, признают они как последнее законное немецкое государство кайзеровскую Германию или национал-социалистическую).

Основная деятельность «рейхсбюргеров», пропагандистская, осуществляется всеми доступными средствами: через СМИ, интернет и уличные демонстрации, привлекающие максимальное внимание за счет нелепого вида их участников. «Рейхсбюргеры», как правило, довольно твердо стоят на своих позициях, не любят спорить и склонны к авторитаризму. В июле 2016 года в интервью каналу «Das Erste» рейхсбюргер «Свободного государства Пруссия» Вольфганг Хартвег заявил: «ФРГ — это административная конструкция, созданная союзниками для управления Германским Рейхом. И больше у нас ничего нет. Это не государство».

Одна из наиболее заметных сегодня организаций «рейхсбюргеров», «Германский Рейх», была основана в 2004 году пенсионером Норбертом Шиттке. Он объявил себя представителем кайзеровской фамилии и «рейхсканцлером» воссозданного им государства — преемника Германской империи, существовавшей в 1871—1918 гг.


Время от времени новости, в которых фигурируют «рейхсбюргеры» , появляются в прессе — они дают знать о своем существовании из разных регионов страны. Так, полгода назад полиция Рейнланд-Пфальца сообщила о задержании 54-летнего мужчины, нарушившего правила дорожного движения. Водитель ехал по трассе на машине с перевернутыми номерными знаками.

В ответ на претензии инспектора нарушитель заявил, что искренне не понимает причин остановки, ведь он гражданин вовсе не Германии, а Германского рейха, и в его государстве ездить с номерами, перевернутыми с ног на голову, не возбраняется. Даже после долгого препирательства мужчина не предъявил ни действительного удостоверения личности, ни водительских прав, показав стражам порядка лишь «имперский» паспорт.

«Рейхсбюргеры» верят в то, что Германская империя продолжает существовать (иногда в границах 1871-го, иногда 1937 года, в зависимости от ситуации). Создание Федеративной Республики Германии они считают незаконным, а режим Ангелы Меркель — это, по их мнению, не что иное, как оккупация. Кому же тогда, согласно «рейхсбюргерам», должна принадлежать власть в государстве?




Оказывается, среди «граждан рейха» есть особы якобы королевских кровей, претендующие на имперский трон. Норберт Шитке (Norbert Schittke), пенсионер из городка Хильдесхайм, что в Нижней Саксонии, в 2004 году провозгласил себя рейхсканцлером в изгнании. В интервью Spiegel TV он отметил, что является также курфюрстом Ганновера и, соответственно, имеет родственные связи с британской королевской семьей.

Имя непризнанного монарха не раз попадало в местные полицейские сводки. Обвинения выдвигаются самые разнообразные: от оскорбления государства до незаконного передвижения по улицам города в кортеже с мигалками. На вопросы журналистов об отношении так называемого рейхсканцлера к историческому прошлому Германии, в частности, к политике антисемитизма, Шиттке предпочитает отвечать вопросом: «Как я могу осуждать то, чего не было?»


СМИ то и дело всплывают сообщения о связях «граждан рейха» с ультраправыми группировками.

Однако эксперты не спешат сеять панику. Райнхард Нойбауэр (Reinhard Neubauer), уполномоченный по вопросам борьбы с коррупцией округа Потсдам-Миттельмарк в пригороде Берлина, отметил в интервью порталу Bento, что сторонники этого движения хоть и раздражают общество, но все же не представляют для него особой опасности. По его словам, движение еще слишком малочисленно, чтобы бить тревогу.

Отследить точный момент появления «рейхсбюргеров» сложно: множество группировок разобщены, а некоторые «граждане рейха» самовыражаются и вовсе в одиночку. Принято считать, что впервые о них заговорили в 80-х годах, но активизировалось движение лишь в последние пять лет. Численность «рейхсбюргеров» также сложно поддается учету — по некоторым данным, «гражданами Германской империи» считают себя около 3000 человек, проживающих в ФРГ.

Наиболее ярко «рейхсбюргеры» проявили себя в Баварии, где их количество достигло не менее 1700 активных участников движения, состоящих во множестве мелких организаций. В этой части Германии происходит больше всего столкновений «рейхсбюргеров» и полиции. Как правило, стычки связаны с вождением без прав или отказом от оплаты налогов и штрафов. В 2016 году несколько полицейских были убиты в перестрелках с «рейхсбюргерами». В одном из инцидентов полиция, явившись к участнику движения для конфискации оружия, встретила сопротивление: в ходе стрельбы четверо полицейских получили ранения, один из них позже скончался.

Из-за давления властей «рейхсбюргеры» готовятся к сопротивлению «оккупантам». «Граждане» «Свободного государства Пруссия» пытались приобрести оружие для создания собственного боевого отряда. Движение, которое в первое время было незаметным, а десять лет назад еще казавшееся комичным, сегодня стало опасным.

Стив Бэннон сколачивает в Европе консервативный интернационал

Огонёк изучил амбиции Бэннона и побщался с его правой рукой в Европе, Бенджамином Харнуэллом.

Если бы классики марксизма знали, в каком виде вернется в Европу XXI века милый их сердцу призрак!.. Нарочно не выдумаешь: новый интернационал от имени пострадавшего от глобализации пролетариата сколачивает Стив Бэннон, экс-банкир Goldman Sachs, более известный как изобретатель Дональда Трампа. За отправную точку взята Италия. «Огонек» присмотрелся, о чем идет речь.

То, что они делают, на Апеннинах называют «суверенизмом», хотя по другую сторону Альп в ходу термин пожестче — национал-популизм. Суть, впрочем, та же: новая, набирающая обороты в Европе, идея подразумевает процесс, прямо противоположный евроинтеграции,— суверенитет во всех видах, от границ до мигрантов. А расхлябанность общества предлагается подлечить патриархальными постулатами, которые возвращают к католической традиции. В Италии на схожих позициях стоит входящая в правительство правая «Лига» Маттео Сальвини. А как сделать этот опыт панъевропейским движением, обдумывают продвинутые англосаксы — американец Стив Бэннон и британец Бенджамин Харнуэлл.

Само собой, более известен в этом тандеме Стив Бэннон. Пресса именует этого политтехнолога не иначе как экс-гуру Дональда Трампа, хотя в его бэкграунде чего только нет — выходец из семьи ирландских рабочих-католиков, поклонник Рейгана, морской офицер (семь лет в ВМФ США), был продюсером в Голливуде, трудился на оскандалившуюся Cambridge Analytica, издавал ультраправый информационный ресурс Breitbart News (критики называли его Trump Pravda). Но все же главное в его карьере — несколько месяцев (с августа по ноябрь 2016-го), когда Бэннон рулил избирательной кампанией Трампа и заложил фундамент его победы. А также период (с января по август 2017-го), когда Бэннон вместе с зятем Трампа Джаредом Кушнером возглавлял в ранге старшего советника Группу стратегических инициатив, готовившую рекомендации для президента. Почему Трамп в итоге убрал стратега, до сих пор гадают — то ли из-за конфликта Бэннона с зятем, то ли потому, что к нему усилиями иных советников приклеился имидж «расиста крайне правого толка». А может, Бэннону припомнили, как летом 2016 года во время предвыборной кампании он позволил себе рискованное высказывание о шефе: «Трамп является всего лишь инструментом, и я даже не знаю, понимает он это или нет»?..

Так или иначе, итальянский политолог Джованни Орсина в послесловии к вышедшей в эти дни в Италии книге американского философа Джошуа Грина «Сделка с дьяволом» определил кредо Бэннона так. «Стив,— написал он о коллеге,— первым понял, что в мире, не признающем больше никаких правил, нет смысла следовать правилам, чтобы выиграть».

В «Движении»

После увольнения из Белого дома Бэннон предлагал себя как политконсультанта и остановился на Италии, где приближались парламентские выборы, на которых вырисовывался успех популистского «Движения 5 звезд» (в итоге левые популисты праздновали победу на двоих, второй пришла правая «Лига» Сальвини). Формирование прошлой весной суверенистско-популистского правительства в Риме чрезвычайно воодушевило экс-стратега Трампа, причем многие итальянские политологи уверены, что без советов американца не удалось бы объединить столь разнонаправленные силы и создать желто-зеленый кабинет (по цветам эмблем вошедших в него партий). Как бы то ни было, какой-то фокус тут налицо: даже разногласия по ключевым вопросам тандем популизмов не обрушили, он проявляет небывалую для итальянских правительств стойкость.

Мало того. Победа популистов-суверенистов в отдельно взятой стране вдохновила амбициозного политтехнолога на создание The Movement, политического клуба (по его определению), призванного консолидировать правые суверенистские силы в Европе, а затем и в мире. А одним из первых, уже в ранге вице-премьера итальянского правительства к The Movement примкнул лидер партии «Лига» Маттео Сальвини.

И хотя официально аналитический центр The Movement — в Брюсселе, для реальной штаб-квартиры этого движения Бэннон присмотрел расположенное в сотне километров от столицы Италии средневековое аббатство Трисулти. В намоленном монахами-бенедиктинцами памятнике средневековья и идет работа над созданием политшколы суверенизма, из которой выйдут лидеры нового поколения вместе с соответствующими призраками. Сам Бэннон именует ее «школой гладиаторов»: мол, преподавание подразумевает кроме политических и идеологических дисциплин специальную психологическую и физическую подготовку.

Первое политическое землетрясение в Европе Бэннон уже назначил — на майские выборы в Европарламент.
А это значит, что дать бой «партии Давоса» (тем самым элитам, которые презирают обездоленные глобализацией массы и которых в своих интервью он не раз уподоблял Хиллари Клинтон) экс-стратег Трампа намерен, не дожидаясь помощи первых выпускников.

— Я из семьи пролетариев,— недавно объяснил он в интервью французскому журналу L’Express.— Я достаточно заработал, чтобы делать то, что мне хочется, мог бы, например, плавать на яхте. Но посвящаю себя политике… Недавно я принимал команду бразильского президента Жаира Болсонару (его называют «тропическим Трампом».— «О»), до этого — Маттео Сальвини… Наша цель? Вернуть слово трудящимся. Я всегда считал народные массы становым хребтом общества — в США, в Египте, в Бразилии, в Европе. Вот почему я близок к Болсонару, Виктору Орбану (премьер Венгрии.— «О»), Марин Ле Пен...

Дальнейшие цели, как следует из тезисов Бэннона,— вопрос тактики, хотя кое-что из сказанного в качестве программных установок выделить уже можно. Итак. Отстранить «партию Давоса», уязвимую в результате политики Макрона и Меркель, от власти в Европе и, конечно, не дать ей вернуться к власти в Америке. Повергнуть союзника либеральных элит — компартию Китая, которая поставила на службу глобализации свой тоталитарный режим. Обрушить систему Сороса. Сменить мировой порядок, наладив сотрудничество в рамках иудейско-христианской цивилизации (США, Европа, Россия, Израиль). Запереть мигрантов в Африке. Дальше — по мелочи…

Институт достоинства

Самое время представить соратника и партнера Стива Бэннона — 43-летнего англичанина Бенджамина Харнуэлла, основателя Института человеческого достоинства (Dignitatis Humane Institute — DHI). Из устава этой близкой к Ватикану общественной организации следует: ее цель — продвижение традиционных католических ценностей в политическую и общечеловеческую реальность.

Встреча Стива и Бенджамина произошла в 2014 году, когда известного правыми взглядами американца пригласили на конгресс DHI в Ватикане. Там Бэннон произнес горячую речь о том, что библейские заповеди должны, наконец, стать руководством к действию не только для практикующих христиан, но и для политиков, а также для всей западной цивилизации.

Это и стало прологом политической дружбы, которая крепчала по мере того, как DHI из небольшого исследовательского центра превращался в могучий фонд, а его руководство вбирало в себя консервативных кардиналов, критически относящихся к реформаторской деятельности папы Франциска. Так, почетным президентом DHI стал американский кардинал Рэймонд Берк, один из видных антагонистов понтифика (папа лишил его поста префекта Римской курии и должности патрона Мальтийского ордена, но Берк остается влиятельной в Ватикане персоной). Нашлось в DHI место и Мэтью Фестингу, отправленному понтификом в отставку с поста великого магистра Мальтийского ордена. До недавнего времени на сайте DHI фигурировало и имя монсеньора Вигано, бывшего папского нунция в Нью-Йорке, открыто призывавшего Франциска сложить с себя папскую тиару. Сам Бенджамин Харнуэлл занимает в DHI должность директора, а Стива Бэннона в прессе именуют главой, патроном.

О возможностях института говорит и то, что пару лет назад (еще при левоцентристском правительстве) ему удалось выиграть тендер на управление и аренду за 100 тысяч евро в год национального памятника (того самого аббатства Трисулти), хотя наличие музейного опыта вызывало вопросы. Тем не менее основанная в 1211 году обитель, которую в свое время прозвали «Кембриджем для фармакологов» (древние сосуды для лекарств и поныне гордость монастырской аптеки), вместе с библиотекой в 36 тысяч томов, фресками, а также бюстом святого Варфоломея работы ученика Микеланджело перешла в управление «новых правых».

Возмутило это главным образом местную общественность. «Передача памятника архитектуры фонду, состоящему из противников папы, да еще собирающемуся взращивать правых политиков» (цитата из приглашения на митинг, полученного вашим корреспондентом), не раз приводила под стены обители жителей городка Коллепардо под лозунгом «Не отдадим монастырь под управление бывшему советнику Трампа!». Занятно, что местные протестующие бьют суверенистов их же оружием. «Ну с какой стати англичанин с американцем культивируют мировую закулису в сердце нашей исторической идентичности?» — возмущались в разговоре с «Огоньком» участники манифестаций.

Вопрос о том, что тендер на аренду монастыря выигран с нарушениями, поставил и нынешний замминистра культуры — представитель «Движения 5 звезд» Джанлука Вакка. Попутно дав понять, что «школа гладиаторов» восторга у левопопулистской половины правительства не вызывает. На этом фоне о деятельности DHI в Трисулти Бенджамин Харнуэлл стал говорить куда осторожнее, а Стив Бэннон и вовсе стал редко показываться в Италии, выжидая, пока страсти утихнут.

Тем не менее еженедельник Panorama убежден: идеолог «популистского интернационала» непременно вернется, причем надолго. И объясняет: штаб-квартира в средневековом монастыре, дышащим мистикой и аскетизмом, как и сотрудничество с исповедующей христианские ценности DHI, важны для Бэннона, так как выводят его проект из плоскости политического маркетинга на просторы борьбы за вечные ценности.

Интервью с Харнуэллом: https://www.kommersant.ru/doc/3925738

Рейд против воров и бутлегеров

в Варшавском гетто

Верхний слой в еврейском квартале составили преуспевающие коммерсанты, контрабандисты, владельцы и совладельцы предприятий, высшие чиновники юденрата, агенты гестапо. Они устраивали пышные свадьбы, одевали своих женщин в меха и дарили им бриллианты, для них работали рестораны и ночные клубы с изысканными яствами и музыкой, для них ввозились тысячи литров водки. «Приходили богачи, увешанные золотом и бриллиантами; там же, за столиками, уставленными яствами, под хлопки пробок от шампанского “дамы” с ярко накрашенными губами предлагали свои услуги военным спекулянтам, — так описывает кафе в центре гетто В.Шпильман, чья книга «Пианист» легла в основу одноименного фильма Р. Поланского, — В колясках рикш сидели, раскинувшись, изящные господа и дамы, зимой в дорогих шерстяных костюмах, летом — во французских шелках и дорогих шляпах». В гетто было 6 театров, рестораны, кафе, но евреи развлекались не только в общественных заведениях, но также в частных борделях и карточных клубах, возникавших чуть ли не в каждом доме…
Взяточничество и поборы в варшавском гетто достигали астрономических размеров. Пособники нацистов — члены юденрата и еврейская полиция наживали на этом баснословные барыши. Например, в еврейском квартале немцы дали разрешения для работы 70-и хлебопекарен, но евреи открыли ещё 800 незарегистрированных — для них использовалось сырьё провезённое в гетто контрабандой. Собственники таких подпольных пекарен облагались крупной мздой своей же полицией, юденратом и гангстерами.