April 10th, 2019

герои и мученики




Полковник Галявин Николай Васильевич (17 ноября 1875 г. — 9 апреля 1920 г.).
Окончил Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище. Ротмистр, в распоряжении начальника контрразведывательного отделения штаба Приамурского военного округа, и. д.начальника того же отделения (в отставке с 1917) жил во Владивостоке. В белых войсках Восточного фронта в Конно-егерском полку. Взят в плен и убит 9 апреля 1920 г на ст. Верино или на мосту р. Хор под Хабаровском.
------------------




Полковник Враштиль Виктор Владимирович.
Родился 30 октября1885 г. Окончил Виленское пехотное юнкерское училище в 1907 г. Ротмистр 2-го Заамурского пограничного конного полка. В белых войсках Восточного фронта; 20 декабря 1917 приступил к формированию эскадронов в Харбине, с 4 марта 1918 командир дивизиона пехотных войск, с 4 июля 1918, к 17 февраля 1919 командир Конно-егерского полка в Приморье (в Никольске-Уссурийском), с 25 сентября 1918 подполковник. Полковник (с 18 октября 1918).
Убит красными на реке Хор 9 апреля 1920 года.

-----------------------

9 апреля 1920 года на станции Верино Хабаровского края, после зверских мучений, были убиты полковники:
Враштиль В. В., Евецкий А. А., Галявин Н. В., Гириллович Г.М.
Остальные 125 человек отвезены в вагонах на железнодорожный мост через р. Хор, где их выводили из вагонов по одному человеку, молотками и прикладами разбивали голову и сбрасывали затем с моста в реку.
129 офицеров (главным образом Конно-егерского полка) были ранее вывезены из Никольской тюрьмы и из Имана, посажены в вагоны в одном нижнем белье, вместе с командиром Конно-егерского полка полковником Враштилем. Только одному из них, случайно живым сброшенным в реку, удалось спастись, добраться до кустов на берегу и затем, вместе с найденными потом трупами, поведать миру о той бойне, которая имела место на мосту р. Хор...

Его свидетельства я публикую следом за этим постом.
Там же полный список замученных офицеров.
Вечная память.


9 апреля 1920 года на станции Верино Хабаровского края, после зверских мучений, были убиты полковники:

Враштиль В. В., Евецкий А. А., Галявин Н. В., Гириллович Г.М.
Остальные 125 человек отвезены в вагонах на железнодорожный мост через р. Хор, где их выводили из вагонов по одному человеку, молотками и прикладами разбивали голову и сбрасывали затем с моста в реку.
129 офицеров (главным образом Конно-егерского полка) были ранее вывезены из Никольской тюрьмы и из Имана, посажены в вагоны в одном нижнем белье, вместе с командиром Конно-егерского полка полковником Враштилем. Только одному из них, случайно живым сброшенным в реку, удалось спастись, добраться до кустов на берегу и затем, вместе с найденными потом трупами, поведать миру о той бойне, которая имела место на мосту р. Хор...

Его свидетельства я публикую следом за этим постом.
Там же полный список замученных офицеров.
Вечная память.


https://www.facebook.com/groups/1440499246262777/permalink/2193547300957964/

Публикация Олега  Волконского


--------------------------------------------------------

Крест на Святой мессе



This is Christian Europe

The last image we shared was reported and deleted by Facebook. It was a German soldier with a giant crucifix at Holy Mass. There were no swastikas, no "verboten

Ещё
Последнее изображение, которое мы опубликовали, было удалено Facebook. Это был немецкий солдат с распятием на  Святой мессе. Не было ни свастики, ни другой "запрещенной" эмблемы. Просто обычный солдат и распятие. Очевидно, это сейчас знак ненависти, потому что оно оскорбляет некоторых людей.

Мы снова выкладываем его, на этот раз загружая его напрямую (кажется, только наша доля была удалена, но не оригинальная страница, которая его выложила).

Помимо своей исторической ценности (демонстрируя религиозное убеждение среднего солдата этого периода времени), фото также представляет собой любовь человека к Богу и любовь к стране, без противоречия между этими двумя. Если у вас проблема с этим фото, то проблема с вами, а не с нами.

Для тех, кто сообщает и подавляет наше сознание: Вы должны знать, что ваше поведение только делает нас более непреклонными в наших убеждениях.

классово близкие

Гангстеры -- классово близкий коммунистам элемент, природные антифашисты, стали союзниками евреев по политичской борьбе в предвоенной Америке.


В Америке Гитлер и НСДАП пользовались  популярностью немалой части населения, в их поддержку собирались митинги по всей стране, от сельской глубинки Алабамы до  Чикаго.
Что очень не нравилось американским гангстерам-евреям.

В первой части статьи \на Дзен\ — о личной мести Мейера Лански, Багси Сигела и прочих нью-йоркских мафиози в Нью-Йорке тридцатых годов. Здесь — о том, как нацистам  проламывали черепа в других городах.


Вблизи Нью-Йорка, в Ньюарке, штат Нью-Джерси, жила большая немецко-американская община. И еще там жили евреи. В том числе соратник Лански, Абнер “Лонги” Цвиллман, преступный руководитель города.

В 1934 году Цвиллман, побродив по родным улочкам, пришел с просьбой к Нату Арно, американской звезде, бывшему профессиональному боксеру и еврею. Цвиллман предложил Арно организовать в городе анти-нацистскую ватагу.

Арно с криминалом раньше дел не имел, но согласился с радостью. Он лично стал отбирать и тренировать крепких евреев и бывших боксеров. Ватага Арно окрестила себя минитменами — в честь ополченцев из первых американских колоний, прославившихся в годы американской войны за независимость. Минитмены восемнадцатого века получили свое имя потому, что должны были быть готовы к бою, с индейцами и англичанам.

Митинги и шествия в Ньюарке и других городах Нью-Джерси жестоко срывали. Членов бунда поджидали по отдельности, по бандитской привычке, в аллеях-закоулках, нападая толпой на одного.

Цвиллман, теневой глава города, поддерживал Арно с минитменами финансово и политически. Гангстер контролировал полицию Ньюарка, поэтому у Арно сотоварищи не только не было проблем — полицейские сообщали минитменам, где и в какое время соберется Бунд. С началом драк  полицейские непостижимым образом пропадали со своих постов и не слышали криков избиваемых.

Хинкес оставил воспоминание об одном из самых известных мордобоев с участием минитменов в 1933-м, в Шваббен холле (что-то среднее между дворцом культуры и рестораном) на Спрингфилд-Авеню, на границе с немецким районом Ирвингтона:

“Нацистские отморозки собрались как-то вечером на втором этаже. Мы с Нэтом Арно поднялись наверх и бросили бомбы-вонючки в комнату, где сидели подонки. Когда они выбежали из комнаты, спасаясь от ужасного запаха, и побежали вниз по ступенькам, на улицу, наши мальчики уже ждали их, с битами и железными прутьями. Наши парни выстроились с двух сторон от двери, и мы начали бить, целясь в головы, или куда придется."

В Чикаго было  несколько организаций, крупнейшей из которых стала “Хаусфатеранд” (Hausfaterland, домашняя родина). В 1938-м Херб Брин,  еврей, работавший криминальным репортером в городских газетах, вступил в “Хаусфатерланд”. С заданием от местной еврейской антидиффамационной лиги (АДЛ) Б‘наи Б’рит. В 1938-1939 годах Брин рассказывал своим коллегам из АДЛ - которых курировали местные еврейские гангстеры - о будущих маршах и митингах бунда.

Сам Херб Брин описывал свою работу просто: “сперва я шел с нацистами, а потом возвращался с еврейскими бандами. И мы их здорово избили”.

Как и положено Чикаго, избивали здесь жестче, чем где-либо — многие нацисты умирали от побоев на больничных койках.

В Миннеаполисе, что в штате Миннесота, существовал  “Легион серебряной рубашки” Уильяма Дадли Пелли.

Миннеаполис, город озёр, своим антисемитизмом славился со дня основания, в 1867-м. В тридцатые в Миннеаполисе евреям запрещалось посещать местные фешенебельные клубы, “Ротари”, “Кивани” и “Львы”, евреев не принимали в общественные благотворительные организации.

"Поэтому Пелли уверился, что такие стойкие традиции помогут ему завоевать город. Только новоиспеченный легионер не учел, что всей преступностью в городе, с ведома Лански, управляли Дэвид Берман и Исидор Блюменфельд. В полицейских сводках и в отчетах ФБР Блюменфельда называли главой “еврейского преступного синдиката”. -- хвастаются авторы статьи на Дзен.

Девятого декабря к местному “дворцу культуры”, “Элкс Лодж”, подъехала кавалькада из Кадиллаков, с еврейскими и ирландскими гангстерами внутрри.  Берман заказал себе и своим людям столики в общем зале. Как только Пелли поднялся на трибуну,  Берман отдал команду к действию. Гангстеры, вооруженные кастетами и дубинками, устроили нацистам погром. Когда бойня закончилась, Берман - сам с удовольствием участвовавший в расправе, весь в крови - взял микрофон: “это предупреждение. С каждым, кто говорит что-нибудь против евреев, мы поступим так же. Только в следующий раз будет еще хуже”.

Вместе с Блюменфельдом Берман, как и Цвиллман, платили полиции, чтобы последняя закрывала глаза на избиение нацистов.



А гангстеры предложили свою помощь американскому правительству в военном деле.


С яндекс-дзен.

«Золотые письмена» Уильяма Дадли Пелли

Иногда космические законы передают нам люди, которые умеют их «слышать». Вы можете найти их, например, во впечатляющей книге «Золотые письмена» Уильяма Дадли Пелли:

«Боги, которым вы служите, - не мелкие божки; они арбитры человеческого благоденствия, которыми я правлю.

В Космосе не существует большей кротости, большей доброты, большего уважения, чем те, которые проявляют по отношению друг к другу высшие, высочайшие формы духовных сущностей».

Космические законы не начертаны на небе, не расклеены на досках объявлений. Они просто есть. Они повсюду, они незримо управляют проявленной Вселенной.

Порой они находят выражение в словах писателей или ораторов: «Чем больше добрых слов мы говорим о человеке, тем лучше становится этот человек», «Молчи, пусть о тебе говорит твоя работа», «Если ты всегда говоришь правду, тебе не придется запоминать свое вранье».

Эти легкие «жемчужины мудрости» - мельчайшие фрагменты космического закона. Как же непохожи они на жесткие, высеченные на камне Десять Заповедей, которые, по преданию, были даны Моисею для управления человечеством.


https://bookol.ru/religiya_i_duhovnost/ezoterika/200668/str167.htm#book

эвакуация

Генрих Дауб

Об эвакуационных мероприятиях советских властей в начале войны

    

Эвакуационные мероприятия в первые недели и месяцы войны в 1941 году можно, очевидно, отнести к самым успешно выполненным операциям советских властей в этот период. Было эвакуированно большое количество материальных ценностей: станков, тракторов, электромоторов, локомотивов и поездов, живого скота, а также огромное количество людей. Всего из оккупированных позже немцами территорий советским властям удалось эвакуировать в восточные районы страны, по данным разных исследователей, от 7,5 до 15 миллионов человек. Население уходило также и самостоятельно из уже оккупированных территорий. По данным тайного доклада германских оккупационных властей от 17.02.1943 года, на оккупированных вермахтом территориях до прихода немцев проживало около 70 миллионов человек, осталось же под оккупацией около 50 миллионов. В первую очередь эвакуировались жители городов: советское и партийное чиновничество с семьями, квалифицированные рабочие. На Украине, по-видимому, удалось эвакуировать до 60% городского населения.

По национальному признаку эвакуировались не только немцы: на первом месте среди эвакуируемых были евреи. Сионистский исследовательский центр
Institute of Jewish Affairsвидел причину этого в высокой доле евреев в советском управленческом аппарате, среди служащих, рабочих и интеллигенции: «По этим причинам были организованы тысячи поездов для эвакуации, несмотря на неотлагательные потребности Красной Армии». Сионистский институт приводит примеры по некоторым отдельным городам: в Житомире до войны проживало 50.000 евреев – из них 44 тысячи были эвакуированы на восток. После того, как немцами был занят Минск, в нем из 240 тысяч жителей осталось только 100 тысяч. Евреев до войны в Минске проживало около 90 тысяч человек, когда туда зашли войска вермахта, они обнаружили только несколько тысяч пожилых евреев. Таким образом, по Минску вырисовывается такая картина: около 85 тысяч из 140 тысяч эвакуированных из города жителей были евреи, то есть они составляли 60% от всех эвакуированных. Схожей была картина и в других городах западных регионов СССР, попавших под оккупацию германскими войсками.

Специалист по СССР Йошуа Ротенберг из университета Брандайс в США высказался так: «Масса еврейского населения оккупированных немцами территорий избежала уничтожения, бежав отсюда перед приходом сюда завоевательской немецкой армии».

Энциклопедия Иудаика сообщает: из Либавы удалось эвакуироваться большинству проживавших там евреям (7.000 человек), из Литвы удалось бежать большому количеству евреев уже в то время, когда там находились немецкие войска. В Барановичах до прихода вермахта осталось 10% евреев, в Витебске, в котором до войны проживало 100.000 евреев, под немецкую оккупацию попали 22.000 человек, в Кишиневе до войны жило 70.000 евреев, немцы обнаружили в нем 201 человека, вообще бессарабских евреев из 200.000 до войны советским властям удалось эвакуировать почти всех, осталось под немецкой оккупацией около 7.000 человек. В Днепропетровске из 100.000 жителей-евреев по советским данным под оккупацию попало 20.000 человек, по немецким – около 1.000 человек. В Мелитополе до войны проживало 11 тысяч евреев, когда туда зашли немцы, там оставалось еще 18% от довоенной численности, в Мариуполе до войны проживало чуть более 7 тысяч человек, когда немцы после неожиданного военного маневра сумели захватить его, они там не застали ни одного еврея.

Давид Бергельсон (был казнен в последней сталинской репрессивной акции в так называемую «ночь казненных поэтов» с 12 на 13 августа 1952 года), советский еврейский поэт, в конце 1942 года заявил, что 80% евреев сумели спастись из оккупированных позже немцами территорий. В московской еврейской газете „
Eynikeyt“ от 5 декабря 1942 года он писал дословно: «Эвакуация спасла абсолютное большинство евреев Украины, Белоруссии, Литвы и Латвии. По информации из Витебска, Риги и других больших городов, занятых фашистами, там осталось только немного евреев, когда туда ворвались немцы. ...Это означает, что большинство евреев из этих городов вовремя были спасены советским правительством».

                                                         

                                                           (Walter N. Sanning. «Die Auflösung». Tübingen, 1983)