March 3rd, 2019

честь и справедливость

В чём ущербность феминизма и не только егоВ чём ущербность феминизма и не только его

В чём ущербность феминизма и не только его

Все  идеологии оперируют — как ключевым — понятием справедливости/несправедливости. Но известно, что догмат о справедливости - самая верная дорога к рабству. Ключевой категорией догмата о свободе является не справедливость, а честь. На это можно возразить: "Ну, как же! Ведь угнетение всегда оскорбительно! Ведь слабые борются именно за то, чтобы сильные не только их не угнетали, но и не оскорбляли!" Однако, вот это "но и" - и есть ловушка.


В сфере морали можно бороться  только за сохранение чести.


А если так, то методы борьбы не могут быть недостойными. Они не могут сами по себе отрицать право человека на честь и достоинство.




То, что мы видим на картинке, - это не безобидная игра в снежки. Это называется "травля". Когда многие гнобят одного, не оставляя ему шанса на сохранение лица. Так общество поступило с Харви Вайнштейном и многими другими.


И потому такие методы не могут считаться морально допустимыми.



Оптимальная модель защиты чести и достоинства - дуэль. Ты вызываешь обидчика на поединок. Словесный или боевой - неважно. Но ты даешь ему шанс либо уклониться от поединка и тем признать себя морально неправым, либо согласиться и выдержать непосредственный напор (словесный либо физический) твоих моральных претензий. В любом случае - это дело двоих: обидчика и того, чья честь задета (или его защитника - "рыцаря", но тоже одиночки, а не "группы товарищей"). И в этом случае у обидчика сохраняется выбор. А значит, свобода. А значит, шанс на сохранение чести - через принесение публичных извинений или через открытые объяснения с тем, кто счёл себя обиженным.

Но там, где идеология лишает человека выбора: как поступать, как говорить, как думать, - где она начинает оперировать категориями "верного" и "неверного" ("справедливого" и "несправедливого"), а не "честного" и "нечестного", где начинает бомбардировать "обидчика" позорными этикетками и проклятиями со всех сторон, дружно валять его в перьях и дёгте, - она становится злом.


И так - со всеми идеологиями без исключения.

https://kotsubinsky.livejournal.com/540703.html?view=7409183#t7409183

-----------------------------

Вот здесь 
https://philtrius.livejournal.com/1293866.html  обсуждается  формула, легшая в основу всех современных идеологий (кроме одной!) --  Свобода, равенство, братство.
Которая привела европейцев к катастрфе .

идеологические дельцы

К великому несчастью России, она управляется не жуликами. Слово “идеалист” еще менее к ним подходит. Но, может быть, правильнее всего было бы назвать их идеологическими дельцами. А эта порода всего опаснее. […]
…В бытовом обиходе Кремля и в моральных вопросах партийцев старые большевички из ленинской эмиграции – авторитет, с которым все считаются. И это несмотря на политическое поражение всех ленинских соратников! Партия все еще сохраняет свою сектоподобную монолитность, которую не разрушил режим личной деспотии Сталина. […]
Распыленное, деморализованное страхом и голодом население, – и над ним несколько миллионов властвующих, подчиненных строгой иерархии партии и ее вождей, – картина, от которой сжимается сердце за русский народ и его будущее. […]
То обострение диктатуры, которое придал ей Сталин, ее обратная “эволюция” к единодержавию как будто оставляет мало надежд на постепенность спуска. Трагическая судьба России вообще не обещает “тихого и мирного жития”. Ее пажити и нивы все еще обильно поливаются кровью, не становясь от этого, увы, более тучными. […]
В России сейчас существуют следующие крупные социальные группы: партия, советская бюрократия, армия, комсомол, пролетариат, крестьянство, не считая слабых, побежденных или подавленных в конец обломков старой интеллигенции, духовенства и буржуазии. […]
Для всех этих групп характерно двустороннее насилие, пронизывающее всю социальную жизнь. Каждая из них является правящей и управляемой, палачом и жертвой одновременно. Точнее, раздел устанавливается по линии личной активности или личной безсовестности. Хищные успевают уменьшить давление на себя сверху и расширить за счет низов поле своей активности. Только слабые не умеют переключить поражающего их разряда тиранической воли. Но слабые и не идут в счет.
Даже в крестьянстве возникают, по личным и случайным признакам, группировки – ячейки, коллективы бедноты, советский аппарат, – который успевают на время схватить в свои руки топор диктатуры. Даже среди вконец раздавленных представителей истребляемых классов – старой интеллигенции и духовенства – предательство, связь с ГПУ облегчает для многих этот уход из “стана погибающих”. Иные академики или вожди церковных обновленцев явно приобщаются харизме революционной власти.
Именно этой социальной структурой диктатуры объясняется ее необыкновенная живучесть. Властители и подвластные не разделены никакой резкой чертой. Самая принадлежность к партии не означает непереходимой черты, ибо наивно думать, что в партии собраны одни марксисты и ученики Ленина. Переход или падение по ту сторону черты возможны для каждого в любую минуту. Правда, для большинства ценою низости: лжи, подхалимства, предательства. […]
В эпоху Нэпа могло казаться, что движение возьмет в свои руки новая буржуазия, опирающаяся на крестьянство. Тогда мог представляться естественным буржуазный спуск русской революции. Сталин вовремя парировал эту опасность. Уничтожение буржуазии и крестьянства – частно-хозяйственного сектора страны – и составляет политический смысл пятилетки. Но уничтожение буржуазии означает разбухание государства, ибо строительство социализма в России есть строительство государственного капитализма.
Аппарат государства, могущественная бюрократия вырастает на месте исчезающих частно-хозяйственных сил, и предъявляет свои права.
Активная, правящая Россия наших дней слагается, под режимом личного самодержавия, из трех социальных групп: партии, советского аппарата и комсомола. Эти три группы теснейшим образом связаны между собой. Комсомол пополняет ряды партии и бюрократии. В советском аппарате все ответственные посты заняты коммунистами.[…]
Мы предполагаем, что в партии процесс выдыхания революционного энтузиазма уже завершился. […] Это не значит, конечно, что партия не верит в революцию и социализм, но для большинства ее членов революция и социализм уже слились с охраной достигнутого.
Они могли бы сказать, да и говорят почти дословно: “Революция – это мы”, наша партия, наша власть. Социализм – наше хозяйство.
Ударение явно падает на “наше” и “мы”.
Само содержание хозяйственной политики может меняться, но дело социализма и революции не погибло, пока у власти стоим “мы”.
“Мы” в Кремле и красный флаг над Кремлем – для них самое реальное содержание революции».


Г.П. Федотов «Падение советской власти». 1932 г.

Заметки психолога



ПОЧЕМУ ХОРОШЕЕ НЕ ЦЕНИТСЯ?

Если вы хороший человек, ваши хорошие поступки, жертвы, помощь и самоотречение не будут слишком высоко ценить. Пользоваться будут, обращаться за помощью будут, а слишком ценить то хорошее, что вы делаете, - не будут. Даже наоборот. Будут говорить, что от вас ожидали большего! Что вам надо лучше стараться и качественнее помогать другим. Надо приложить ещё больше усилий, - вы же хороший.

Ваше добро будет обесцениваться постоянно, а просьбы превратятся в требования. Если вы недостаточно помогли или отказали в помощи, на вас страшно разгневаются. Потому что предназначение хорошего человека - делать хорошее! Это его привычная функция и свойство. Вы бы тоже рассердились, если бы сахар оказался горьким? Или телевизор бы плохо показывал? Вот так и с добрым человеком. Он вроде бы обманул надежды. Оказался недостаточно сладким.

А вот стоит злому человек совершить крошечный добрый поступок: дать нищему медную монетку или ребёнку фантик от конфеты облизать - все сразу это заметят и будут злого человека восхвалять громко. Смотрите, он никого не ударил, а мог бы! Глядите, он пришёл трезвым, никого не обругал! Он пожертвовал медный грош из своих несметных сокровищ! И все готовы злодея носить на руках, и медаль ему дать за крошечный добрый поступок…

Это работает закон контраста. На фоне обычных добрых поступков доброго человека очередное его благодеяние совершенно незаметно. Как белое на белом. А добрый поступок плохого человека - это белое на чёрном. Прямо глаза режет, до того заметно!

И второй закон - закон подкрепления. Чем реже бывает позитивное подкрепление, тем выше оно ценится. Так зверей дрессируют - лакомство дают по чуть-чуть и изредка. Десять раз прыгнул - на одиннадцатый получил сахарок. И этот кусочек становится чрезвычайно желанным и важным. Неделю приходил пьяным, потом один раз пришёл трезвым - и все в восторге! Или обычно всех нецензурно бранит, а сегодня не сказал ни слова грубого и гвоздику принёс! Дайте ему медаль за это!

Так что не надо быть слишком добрым, услужливым и щедрым. Через некоторое время от вас потребуют большего и обесценят все, что вы раньше делали. Конечно, надо быть хорошим. Но в меру. Потому что постоянно быть хорошим для других опасно и невыгодно. Во всем должна быть мера и здравый смысл.


Ответ разрушителям

Как раз месяц назад появилось письмо 30 европейских интеллектуалов. Я был на передаче "Вечер с Владимиром Соловьевым", где это письмо обсуждали. Затем про него все забыли, но тогда я пообещал написать ответ, тем более, что Л.Улицкая сказала: так ведь никто же не отвечает. Знаю по себе, как иногда хочется, чтобы кто-то что-то вменяемое возразил. К тому же с моей точки зрения актуальность проблемы не только не уменьшилась за месяц, она выросла. А потому публикую давно подготовленный текст, в комментариях - то самое письмо 30 из Guardian:

Появилось «письмо 30-ти». Посыпались комментарии, но никто, насколько мне известно, не написал ничего, что можно было бы назвать контрманифестом. Неужели все молчаливо отдали монополию «интеллектуализма» авторам этого письма? Европейские интеллектуалы? Ведь кто-то действительно подумает, что они наследники Данте, Вольтера и Гёте! Остальные же молчат. Их, этих остальных, нет? Они боятся упреков в недемократичности и отсутствии толерантности? Боятся прослыть варварами?
Я решил написать ответ. У них письмо 30-ти, у меня письмо одного. Их публикует Guardian, - у меня лишь страничка в ФБ. Они – европейские интеллектуалы, за ними огромный background поддержки. Я не знаю, найдется ли у меня хотя бы 12 единомышленников и достанет ли у них мужества признать себя таковыми. И все же я публикую

Письмо одного

Дух Европы повержен, сожжен, растоптан, почти уничтожен. Это случилось вчера? – Нет, это произошло 75 лет назад, когда «ныне покинувшие Европу два великих союзника» в Потсдаме и Ялте разделили её пополам, вступив в сговор с самой преступной, антикультурной, бесчеловечной, самой лживо-популистской страной, какую знала история.

Германский мир, простирающийся от низовьев Рейна до Даугавы и от побережья Балтики до заснеженных альпийских вершин; мир, подаривший аристократию, городское право, да и сами города всем странам от пролива Святого Георга до Уральских предгорий – этот мир был не просто расчленен и превращен в руины. Самый Дух его – дух гармонии классической Греции, героических легионов Рима, рыцарского единства эпохи каролинского возрождения, культурных вершин готики, Ренессанса и классицизма, был выжжен, как без всякой военной необходимости были выжжены Дрезден, Гамбург, Киль, Кёльн и сотни других городов.

Составлявшую основу этого Духа, питавшую его героическую парадигму графа Роланда и Сида, Карла Великого и рыцарей Круглого стола, Б.Клервосского и энциклик Иннокентия III, Киплинга и Сесила Родса сменила столь милая душе «интеллектуалов» парадигма жертвы, в основании философии и жизненных установок которой З.Фрейд, Ф.Кафка и Г.Маркузе. И не надо прикрываться величайшими именами Эразма, Данте, Гёте, Шиллера, Гегеля и Шеллинга. Извольте, господа, чтить ваших духовных отцов и не смейте всуе приватизировать имена тех, кто мечтал об истинно единой великой Европе, выстроенной на основе подлинно европейского Духа и Фаустовской души, вечно устремленной к освоению и обустройству неведомых пространств, готовой не приваживать в свой дом чужаков и дикарей, но покорять их силой характера и воли, а если понадобится, то силой меча и свинца.
Вашей Европе грозит опасность? – Возможно. Wir werden zurückkommen und die Welt wird von unseren Schritten zittern! Это будет не раздробленная и не популистская Европа. Популизм – ваш удел.

Это будет подлинная Европа, вернувшая свои иерархические принципы и героический дух, занятая великими свершениями, а не погрязшая в мелких, вызывающих лишь отвращение, поисках гендерной самоидентификации. Европа великой свободы – не вседозволенности самовыражения скучающего в своей развращенности индивида, а свободы, основанной на самоограничении, самодисциплине, чувстве чести и долга перед званием европейского ЧЕЛОВЕКА.
Это будет Отечество тех и для тех, кто готов стать под знамёна его Духа, принять всей душой его ценности и быть верным им до конца.

Психология жертвы

=Составлявшую основу этого Духа, питавшую его героическую парадигму графа Роланда и Сида, Карла Великого и рыцарей Круглого стола, Б.Клервосского и энциклик Иннокентия III, Киплинга и Сесила Родса сменила столь милая душе «интеллектуалов» парадигма жертвы,= -- 
Вот это важная тема! --
Психология жертвы -- это только обороняться (((

На страшных  (и малоосмысленных) потерях  Первой мировой выросло пацифистское движение и культура миролюбия и... и слабости!

Она въелась с культуру элит, все,что связано с силой, восринмается как фашизм. (Даже, помню, фэнтези про Кнана варвара кто то назвал фашистским фильмом.)

Что с этим делать? как бороться?