February 16th, 2019

ЗАПОЗДАЛАЯ ЖЕРТВА НЕВЗАИМНОЙ ЛЮБВИ

Димитрий Саввин

В Москве начальство высокое решило прихлопнуть Международный фонд славянской письменности и культуры. Не так, чтобы совсем запретить, а еще хуже: отобрать у него здание в Черниговском переулке, где сей фонд обитал не одно десятилетие. Как всегда в таких случаях, внезапно выяснилось то, что всем было известно давным-давно – что субаренда, что проблемы с ремонтом и реставрацией, и т.д. Козе понятно, что решение политическое, и вот это-то и имеет определенное историко-педагогическое значение.

Фонд славянской письменности и культуры – штука раритетная. Для олдскульных ценителей и сопричастных. Для тех, кто помнит тайный смысл таких слов, как ВООПИК или ДК Горбунова. Фонд славянской письменности и культуры – это тот маленький островок позднесоветского почвенничества, который ему удалось сохранить, в порядке крошки с барского стола, после всех пертурбаций 90-х и путинской wannabe-тоталитарной эквилибристики. Вернее, удавалось сохранять до сегодняшнего дня.

Атмосфера, царившая в этом уютном здании в Черниговском переулке, в конечном счете сводилась к формуле «обнять и плакать» - в том смысле, что являла собой сплав трогательного и уродливого, как и все позднесоветское почвенничество. Никакой другой идеологии, кроме «просто за русских». И под одной крышей крутилась и перемешивалась пестрая масса из неоязычников, МП-шных фундаменталистов и зарубежников, национал-коммунистов, советских державников и абсолютных антисоветчиков, чекистских ветеранов и редких старых эмигрантов… В 90-е годы все это варево еще как-то соединялось по линии «банду Ельцина под суд». А в начале «нулевых» оно уже начало распадаться на составные элементы. И спустя десять с небольшим лет некоторые из тех, кто в свое время дружески встречался в Черниговском переулке, оказались по разные стороны фронта. Буквально.

Ничего другого из почвеннической невнятицы и не могло родиться. Национальное чувство, помноженное на практически полное отсутствие вменяемой и актуальной национальной мысли, неизбежно порождало фриков и косплейщиков. Начиналось разложение, за которым шла новая структуризация, а в Черниговском переулке, казалось, застыло время. Как будто на дворе еще 1990 год, и впереди – все та же пугающая, но и обнадеживающая, неизвестность.

Тогда зачем же все это было разгонять? Кому мешал этот музей-заповедник? Тем более, что его распорядители, как и всякие истинные позднесоветские почвенники, государству себя не противопоставляли. Более того, были ему преданы и даже любили его. Их мечтой как было, так и осталось дожить до того дня, когда толстопузые обкомовские дядьки, сурово нахмурив брови, стукнут в своих кабинетах по столу и скажут:

- Дык ить и я русский! – и начнутся перемены. И расцветет Русь под красным флагом, с Ярилой и Спасом Вседержителем, Николаем II и нашим русским Лениным, и назовут в честь Валентина Распутина космический корабль, который отвезет яблоньку на Марс…

Стоп. Но разве вся эта кощунственная муть не стала сейчас одним из инструментов официозной пропаганды? Разве не стукнули обкомовские дядьки кулаком?

Муть, и вправду, для пропагандистских нужд используется – хотя и в очень ограниченных дозах. И дядьки кулаком стукнули, но… Издали распоряжение Фонд прикрыть. И причина – все там же, в позднесоветском генезисе оного Фонда. В тех временах, когда в период исторического пересменка была реальная свобода и слова, и не только слова.

Ибо он олицетворял и аккумулировал пусть и нелепые, и смешные инициативы и общественные поползновения, но, все же, инициативы и поползновения самостоятельные, идущие СНИЗУ. А в неосоветской путинской РФ по определению все благонадежное идет только СВЕРХУ. И ты можешь быть лоялен на 1000% процентов, но если ты что-то делаешь без указания специально уполномоченных лиц, ты – подозрителен. А где подозрителен, там и преступен.

Ровно по этой схеме и поставили на размен Фонд славянской письменности и культуры. Ибо нечего тут, без указания сверху, снизу расти. Даже если направление роста внезапно стало приемлемым. Даже если вы любите государство.

Но любовь эта – не взаимна. И удовольствие она может доставить разве что мазохисту. Каковой процесс мы сейчас и наблюдаем...

РАСА и ЯЗЫК

Отто Рехе

Есть два взгляда на соотношение между расой и языком: одни считают, что они находятся в органической взаимосвязи, другие - что между ними нет ничего общего.
Прежде чем обсуждать этот вопрос, нужно для начала ясно представлять себе, что такое человеческая "раса"; любая неясность в этом основополагающем пункте может запутать всю проблему и не раз уже запутывала. "Раса" применительно к человеку, как в животном и растительном мире, - чисто естественнонаучное понятие. Оно обозначает сумму определенных, всегда присутствующих вместе морфологических, физиологических и психических наследственных признаков, и его нужно четко отличать от понятий "народ", "нация", "языковое или культурное сообщество". Поэтому неправильно говорить о "немецкой", "английской" или "латинской" расе, так как во всех этих случаях языковому единству не соответствует антропологическое.
Ту же ошибку, кстати, делает и сравнительное языкознание, когда, исходя из родства языков, оно заключает, что говорящие на них народы имеют также общее происхождение, т. е. принадлежат к одной расе.
Решить этот вопрос можно с помощью антропологии. Прежде всего, нужно учитывать, что раса и язык не всегда совпадают. По этой причине многие ученые отрицают какую-либо внутреннюю связь между ними, т. е. впадают в противоположную крайность, не обладая биологическим инстинктом.
Пример сравнительно чистого в расовом отношении народа - шведы. У них мы наблюдаем редкое единство расового типа и языка. За немногими исключениями, шведы - типичные представители северно-европейской расы. Их язык содержит мало заимствованных элементов, причем исключительно из родственных германских языков[1].
Другой пример такого же единства - арабы; они принадлежат к средиземноморской расе и говорят на однородном языке. Третий пример расового и языкового единства - южноафриканские бушмены.
В перечисленных случаях раса и язык совпадают. Мы имеем перед собой чистые расы, которые с древнейших времен говорили на родном языке, и языке, который, очевидно, возник вместе с расой.
В подобных случаях можно говорить об органической взаимосвязи языка и расы.

В качестве примера смешанных форм возьмем английский язык. В Англии есть сильная примесь темнопигментированной расы, но, главным образом, в юго-западных областях и ряде больших городов. Собственно англичане принадлежат к довольно однородному расовому типу - это ярко выраженные представители "Homo europaeus", но в их языке так же много романских, как и германских элементов. Масса населения Англии с каменного века принадлежала к нордической расе, миграции англов, саксов и датчан[2] усилили этот элемент, а темнопигментированное население было оттеснено. Французский язык принесли с собой норманны, но сами они принадлежали к той же нордической расе. Так что в Англии при довольно однородной расе мы имеем ярко выраженный смешанный язык.
Население Верхней Силезии по своему происхождению не немецкое. Здесь часто встречаются нордические черты, но это наследие древних славян, а не немцев. Говорят здесь на смешанном языке, настолько насыщенном немецкими элементами, что поляки его не понимают. Это пример языкового влияния при контактах без расового смешения.

Римские завоеватели были сравнительно малочисленны и мало изменили расовый состав населения завоеванных областей. Латинский язык в них не стал господствующим, образовалась смесь латинских и туземных элементов.
Третий вариант - сохранение сравнительной чистоты расового типа при полной утрате языка. Пример - уже упомянутые франкоязычные норманны. Жители Северной Японии - айны по расовому типу, но язык свой они утратили. То же самое произошло с веддами на Цейлоне. Они заимствовали язык сингалов, не смешиваясь с ними. К этой же категории относятся испано-язычные индейские племена Южной Америки и арабо-язычные народы Северной Африки. Сюда же можно отнести и американских негров. Во всех этих случаях раса и язык совершенно не совпадают.

Перейдем теперь к явно смешанным антропологически народам со сравнительно чистым языком. Примерами в данном случае можно считать мадьяр и вторгшихся в Индию арийцев, которые смешались с местными темнокожими племенами, но сохранили в чистоте свой язык.
Но в очень многих случаях расовое и языковое смешение идут рука об руку. В Южной Африке это можно наблюдать на примере готтентотов, смешавшихся с бушменами. Исследования К. Мейнгофа показывают, что банту и в расовом, и в языковом отношении -смесь хамитских[3] и негроидных элементов.
Наконец, есть примеры того, как при смешении с другой расой совершенно утрачивается родной язык. В Европе это произошло с альпийской расой. Совершенно чужой язык заимствовали и болгары.
Как видим, в рассматриваемой нами области все возможно. Во многих случаях раса и язык совпадают, во многих других - нет. Народы, не родственные между собой, могут говорить на близких языках и наоборот. Негры в США говорят по-английски, но не становятся от этого родственными англичанам по крови.
Как навести порядок в этом хаосе, как понимать эти процессы?
Для прояснения вопроса сгруппируем сначала различные случаи несколько иначе, а именно, с точки зрения причин воздействия на язык. Обычно возможны лишь два пути таких воздействий: внешние контакты или смешение двух народов.

Какой язык одержит при этом победу или возобладает, зависит от очень многих обстоятельств. В случае внешних контактов обычно побеждает язык более высокой цивилизации. Во втором случае действует ряд факторов.
Один из этих факторов - численность. Пример - хамитский народ хима в Восточной Африке, который усвоил язык более многочисленных покоренных банту. Второй вариант - завоеватели навязывают свой язык (норманны в Англии, венгры). Свою роль может играть и национальное самосознание, благодаря которому сохранили, например, свой язык поляки в подчиненных Германии областях. А пример победы языка более высокой цивилизации - арийцы в Индии.
Рассмотрим теперь вопрос о влиянии смешения языков на их формирование. Прежде всего влиянию подвергается словарный фонд, который сильно обогащается. Так в английском многие вещи называются и германскими, и романскими словами с определенными смысловыми нюансами. Из языков первобытных народов обычно заимствуются слова, связанные с домашним хозяйством и природными явлениями. Но если, что часто бывает, через несколько столетий менее одаренный и более примитивно мыслящий расовый компонент одержит верх в процессе смешения, снова произойдет уменьшение и упрощение словарного фонда; все, что не нужно более простой цивилизации, будет забыто.
Ту же картину мы наблюдаем, когда духовно менее утонченный народ полностью заимствует язык народа более высокой цивилизации: он сохраняет от его словарного фонда лишь то, что соответствует его более примитивному мышлению. Так обеднели словами и стали более примитивными грамматически французский язык у негров Гаити и английский - у негров Либерии.

.............

Сравнительное языкознание быстро поняло свои возможности в установлении истории народов и рас. Но надежными эти выводы станут лишь при учете данных физической и психической антропологии.
Возьмем первый случай: народ чистой расы с языком без чуждых элементов. В этом случае, несомненно, не было никаких чуждых влияний, ни расовых, ни языковых. Во всех других случаях, при смешанных языках и антропологических типах, по их свойствам можно установить происхождение чужеродных элементов. Вопрос о том, заимствованы ли элементы чужого языка в результате контакта или расового смешения, во многих случаях можно решить лишь с помощью антропологии и частично этнологии. В первом случае сохранится чистая раса, а во втором антропологи всегда смогут выявить чужеродные компоненты, так как по законам Менделя каждая смешанная раса имеет тенденцию снова распадаться на ее составные части.


Среди индоевропейских народов встречаются как чистые, так и смешанные расовые и языковые типы.
Создателями и первоначальными носителями индоевропейских языков могли быть только предки чистой расовой группы. Анализ географического распространения разных типов показывает, что расовый и языковой тип тем чище, чем ближе мы к Северной Европе. Мы уже говорили о шведах: в этом случае раса говорит, на своем родном языке. Мы имеем здесь доказательство того, что одна из групп индоевропейских языков, а именно германская, была создана северно-европейской расой. Отсюда можно сделать вывод, что и вся индоевропейская семья языков -продукт нордической расы. За понятием родства языков здесь кроются общие корни.
Распространение этих языков было следствием перенаселения, жажды приключений, внутренних конфликтов, часто в форме древнего обряда "священной весны". Но раса на новых землях во многих случаях не сохранилась в чистом виде.
Нет ни одного индоевропейского народа, среди которого и сегодня не встречались бы люди чисто нордического типа. Больше всего их, разумеется, в Северной Европе, центре их распространения[8], но их очень много также среди славян, литовцев, латышей; много их было и среди древних греков и римлян; галлов, которые завоевали Рим, также изображают как блондинов. Этот расовый тип можно встретить и у древних, еще не смешанных иранцев и индийцев. Он и сегодня встречается, хотя и редко, в Иране и Индии, хотя тамошний климат в высшей степени неблагоприятен для его сохранения.
С другой стороны, нет ни одной другой расы, которая была бы общей для всех или хотя бы большинства индоевропейских народов, поэтому ни одна другая раса не может претендовать на роль создательницы языков данного типа.
Хотя и неверно говорить об "индоевропейской расе", в основе этого оборота лежит правильное понимание того, что индоевропейские языки вышли из недр северно-европейской расы, что первоначально раса и язык совпадали.


Так же обстоит дело и с семитскими языками. И в этом случае мы имеем область чистой расы и чистого языка, а именно Аравию. Расовый тип здесь - т. н. средиземноморский. Аравия, как минимум, один из центров его распространения. Эта гипотеза до сих пор, насколько я знаю, не оспаривалась[9].
Среди народов, в языке которых преобладают семитские элементы, всегда можно найти примесь средиземноморской расы. О "семитской расе" нельзя говорить так же, как об "индоевропейской", потому что раса и язык совпадали только в древнейшие времена.
.......

Вывод: первоначально раса и язык всегда совпадали, они возникали вместе, в одной и той же окружающей среде.
Более того: возникновение больших языковых семейств было бы немыслимым, если бы языки не были продуктом расового духа. Мы знаем из опыта, что в первобытных условиях языка имеют очень сильную тенденцию к разделению на диалекты и к быстрым изменениям. Без общей духовной расовой основы никогда не возникли бы большие языковые семейства, а происходило бы все большее дробление на диалекты.
Могут возразить: предположим такой случай, что новая раса возникает в результате мутации. Тогда две разные расы говорили бы на языке одного типа. Но в истории человечества мы не знаем мутаций, и ничто не заставляет предположить, что та или иная раса может возникнуть только в результате мутации. Если мутации и имели место, то в очень отдаленную эпоху, когда язык еще не возник. Но если бы новая раса и в самом деле возникла бы в результате мутации, она обрела бы и
другие духовные особенности, так что две расы недолго говорили бы на одном "родном" языке.
.........

Таким образом, первоначально раса и тип языка всегда совпадают. Язык был, так сказать, одним из духовных расовых признаков. В характерном для нее типе языка каждая раса создала удивительно гармоничный, приспособленный к ее тончайшим духовным движениям инструмент, который она не может безнаказанно отбросить. И если в позднейшие времена из-за распространения и смешения рас первоначально столь ясная картина замутилась, это не может ничего изменить в основном факте духовной взаимосвязи расы и языка: язык это часть расовой души.


"Архив фюр Антропологи", т. XVIII, № 3-4. Брауншвейг, 1921.

Перевод и комментарии А. М. Иванова
Опубликовано - "Атеней" №3-4 2003

"Прощай Россия"

олег волконский

Выдержка из моего "Эпилога" к книге кн. Лидии Волконской "Прощай Россия".

"В результате войны, в Японии находилось 50 тысяч русских военнопленных. Среди них американские специалисты-эмиссары вели широкую и интенсивную агитпропаганду против русского государства, не щадя на это ни усилий, ни средств, которые казались неограниченными. После окончания войны эти специалисты гордились тем, что отправили на родину 50 тысяч «готовых революционеров» «Деньги на революцию» Е.Ф. Сикорский. «Русич». Смоленск. 2004.

Но, несмотря на поддержку из Уолл-стрит, так называемая «первая» русская революция провалилась.

В 1912 г. в Нью-Йорке состоялся международный сионистский съезд. На съезде была поставлена задача “поставить Россию на колени”. Газета «Нью-Йорк Сан» открыто писала: “Евреи всего мира объявили войну России. <…> Для великого северного племени нет больше ни денег от евреев, ни симпатии с их стороны <…> а вместо этого беспощадное противодействие”. (New York Sun. 31 марта 1912 г).

Потом, по возвращении в Россию, слово «беспощадное» станет любимым словом Бронштейна-Троцкого.

В том же 1912 году пост президента страны занял Вудро Вильсон, выдвиженец финансовых олигархов Нью-Йорка. Руководителем внешней политики нового президента становится его ближайший “друг” и советник «серый кардинал» или «власть за троном», как он любил себя называть, полковник Эдвард Хауз.

Началась Первая Мировая война.

Хауз еще летом 1914 г. убеждал Вильсона, что победа Антанты над Германией и Австро-Венгрией “будет означать европейское господство России”. В чем он был абсолютно прав. А как это совмещалось с американскими интересами? – Никак. Победить должна Антанта, с подключением Америки. Но в любом случае без России.

Полковник Хауз говорил президенту Вильсону: “Остальной мир будет жить спокойнее, если вместо огромной России в мире будут четыре России. Одна – Сибирь, а остальные – поделенная Европейская часть страны”.

Ждали свержения царя. К этому активно готовились и этому активно помогали. Сама война должна была приобрести характер борьбы “мировой демократии” против “мирового абсолютизма”. Срок вступления США в войну оговаривался с державами Антанты заранее и назначался на весну 1917 г. Надо было успеть выбить Россию из войны.

Успели.

Но в самый последний одиннадцатый час. На Восточном фронте Мировой войны Россия стояла на пороге военной победы".

  • prom1

Сара Рааль

Рождение в Оранжевой Республике приняла добровольно участие в войне 1899-1902 годов
После того как ее больного отца англичане отправили в концлагерь, а затем туда же отправили ее мать с ее малолетними братьями, Сара вступила в ряды бурских партизан, в чьих рядах было ее четыре брата.
В конце войны попала в плен и была помещена в концлагерь.
После войны в 1936 выпустила книгу своих воспоминаний на языке африканаас переизданную в 2000 на английском

Анализируя саму англо-бурскую войну нельзя отделаться от чувства разрушительности британского империализма
Британцы совершив агрессию против двух маленьких бурских республик, в конечном итоге буров поставили ныне перед уничтожением как народ тогда как саму Южную Африку подерживаемое ими правительство черных в скором времени превратит в новое Зимбабве
При том главную роль в уничтожении ЮАР принадлежит именно Лондону, а не Вашингтона, Москве,Пекина или Тель-Авиву.
Об этом следовало тем кто пытается возлагать надежды на этот Лондон

Единый фронт

Независимая и свободная американская пресса начала 20 века видит прямую связь между капиталистами и коммунистами, марксисты и капиталисты идут рука об руку, одни печатают бумажные деньги и контролирует их распределение, в то время как другие в форме кредитов одалживают их рабочему классу под мошеннические проценты. Это называется Глобализм: «Свободный рынок» и «Мировая торговля».





Владимир Ильин. Единый фронт плутократии и большевизма
----------------------------------------

Надо наивно обманываться или сознательно обманывать, чтобы не замечать кровного внутреннего сродства, а ныне и формально-внешнего союза капиталистов-плутократов и коммунистов-большевиков.

В действительности, единый фронт капитализма и коммунизма есть «старый фронт.
Георг VI, король английский, коронацию которого с таким истинно верноподданническим усердием воспевал ненавистник русской монархии и русской нации Милюков – оказывается открытым и официальным соратником Сталина, а лорд Патэн провозглашает тост за победу Коминтерна. Лиха беда начала. Пришла очередь и архиепископа Кентерберийского молиться о здравии безбожника Губельмана.

За архиепископом Кентерберийским должен последовать красноречиво молчащий Ватикан – и все станет на свое место, все определится окончательно. Папа Пий XI (Ратти) поработал недаром в пользу единого фронта, свергая Примо де Ривера, упраздняя короля Альфонса XIII и долгое время недвусмысленно содействуя палачам испанских верующих католиков, идя рука об руку с чекистами – вместе с англиканами и вернувшимися «от идеализма к марксизму» лже-православными сменовеховцами.

Как странно, как страшно: Ватикан против католиков! Над этим стоит призадуматься.
Да, это единый фронт и старый фронт, не только капитализма и коммунизма против рабочих и крестьян, но и старый фронт безбожия и омасоненных ханжей – против подлинной веры, против Сил Небесных, против Самого Богочеловека и Его Соборной и Апостольской Церкви.

http://schutz-brett.org/3x/ru/kynbtypa/38-russische-beitraege/apxnb-2012-13/arkhiv-istoriya/971-vladimir-ilin-edinyj-front-plutokratii-i-bolshevizma.html?fbclid=IwAR1pR4pnNsFQSYl0FxI2D3DDiZoPdETfnH19O0ePDbhGTzTmtWuuwIIYyfI