February 13th, 2019

любовь-ненависть

В телевизионных передачах российского ТВ , посвящённых блокаде Ленинграда можно было увидеть безобразные сцены, когда на головы людей выливали сообщения, что немцы якобы захватывали машины с детьми из блокированного города, «а затем выкачивали из детей всю кровь для своих солдат». На передачах, естесственно, люди со слабой нервной системой просто впадали в истерику, плакали. Думаю, что это происходило и во многих домах российских зрителей. Боюсь накликать, но повторюсь: я не удивлюсь, если в такой атмосфере в стране начнутся новые погроммы, устраиваемые своим согражданам немецкой национальности.

Российская пропаганда взяла в своей германофобской направленности такой высокий потолок, что кажется, что германские войска уже стоят на границе РФ и вот-вот готовы на неё напасть, а внутри страны снова действуют «тысячи и тысячи шпионов и диверсантов», как об этом сообщала сталинская пропаганда, выселяя с воих немцев из европейской части СССР.

«Бей своих, чтоб чужие боялись?»

Между тем, армия ФРГ – бундесвер – это сегодня 170 тысяч слабооснащённых военнослужащих, имеющая, грубо говоря, несколько танков, самолетов и кораблей, половина из которых не ездят, не летают и по морям не ходят, а нуждаются в ремонте. Несмотря на экономические санкции, инициаторами которых (напомню истекающим антинемецким ядом русским патриотам) являются США, у ФРГ с Россией сегодня всё ещё очень хорошие экономические связи и осуществляется, вопреки сопротивлению со стороны США, многомилиардный проект прокладки газопровода по дну Балтийского моря между Россией и Германией. А может быть российская пропаганда, нанося удары по Германии и немцам, в том числе и по своим, российским немцам, руководствуется принципом «бей своих, чтоб чужие боялись»? По американцам не сильно-то и ударишь, да и боязно, а вот идол создать, через который народ может выплескивать свой гнев из-за сложившейся экономической ситуации – это оказалось в силах. И идолом таким, куклой для битья , какие для своих сотрудников 35 выставляют в японских фирмах, оказалось легко и удобно сделать из беззащитных, что касается темы Второй мировой войны, немцев, в том числе и своих. При этом о самих немцах, о том, что они чувствуют, никто в России как-то не подумал. А, плевать – всё равно у России есть только два союзника, её армия и флот – вот лихой и бесшабашный лозунг дня. Ну-ну… Вот только сильно ли они вам помогут, когда воюют с вами не при помощи армии и флота, а совсем другими методами? Как винтовка, пулемёт и пушка не могут помочь победить тифозную вошь, так и армия с флотом не могут быть использованы в борьбе с антироссийской экономической политикой. Здесь без союзников в тех же западных странах вряд ли удастся обойтись, а союзников найти можно только среди тех , кто вам естесст венным образом сочувствует и симпатизирует. Неужели это такие трудные для понимания истины? Или вы надеетесь на союзников во Франции и Великобритании? А может быть они у вас там уже есть, но они очень уж засекреченные, раз о них не знает ни пресса, ни политики?

А в от в Германии у вас союзники и симпатизанты пока еще остались. Кто же симпатизирует России, скажем у нас, в Германии? Думаю, не сильно ошибусь, сказав, что здесь мы обнаружим все национальные, правые силы – от АдГ (AfD) до НДПГ (NPD), то есть те политические силы, которые действительно стараются формулировать национальные интересы немецкого народа. Все старые партии бундестага – это атлантисты, они настроены прежде всего проамерикански.

Но российская пропаганда, в особенности телевизионная, основные свои удары наносит именно по национальным, патриотическим партиям Германии, раздувая жупел «нацизма», который якобы «поднимает голову в ФРГ». Разгрому немецких политических друзей России активно помогают всё те же «засланные казачки», о которых я писал выше, ездящие на российские токшоу вахтенным методом, а также «примкнувший к ним» наш левый соплеменник Андреас Маурер. 

Среди германских симпатизантов России мы обнаружим также большинство бывших российских немцев. Не буду здесь анализировать этот психологической феномен: почему народ, который покинул Россию и постсовесткие государства из -за того, что на протяжении многих десятилетий подвергался там геноциду, преследованиям и дискриминации и не видел больше будущего для себя в этих странах, всё ещё симпатизирует России и её народам? Кому-то это покажется невероятным парадоксом, но это так.

Мне бы очень хотелось, чтобы российские пропагандисты задумались о таком частном случае их деяте льности, как влияние их пропаганды победобесия на бывших своих немцев, которые живут сегодня в ФРГ. Уважаемые господа, вы добились того, что уже на протяжении нескольких лет несколько десятков (а может быть и сотен) маразматиков из нашей среды, которые, как кролики, не помнят не только историю своих предков, но и собственное прошлое, шокируют жителей Германии своими неуместными здесь маршами «бессмертных полков». И что? У основной части немцев из России эти люди точно так же, как и ваша пропаганда, будут вызывать только всё больше и больше негодования, отвращения, брезгливости и отторжения.

Те, кто до сих пор был вашим верным союзником здесь, в Германии, будут всё дальше дистанцироваться от России. Знайте – те несколько десятков маразматиков, которые на 9 мая выходят на улицы немецких городов со своими маршами «бессмертных полков», держа в руках портреты не своих предков, делают это только потому, что у нас в Германии сегодня у власти находятся антинациональные силы. Как только придут национальные, такие люди встанут перед выбором: либо им придётся прекратить свои беснования, либо ехать обратно в те страны постсоветского пространства, откуда они приехали. Поверьте: в абсолютном большинстве случаев они тут же сделают свой выбор в пользу первого варианта и прекратят эти свои безумные ш ествия. А вот большинство нормальных людей, которые к России до сих пор хорошо относились, вы такой пропагандой от России оттолкнёте.

Мне тут поступил совет, что нам надо научиться относиться к России так же, как относятся к ней французы и англичане. Вы спросите, а как французы и англичане относятся к России? А так же, как они относятся и к немцам, и к другим народам: с презрением и высокомерием. И, что тоже является парадоксом, русские к ним стабильно относятся с большим пиететом. Немцы на протяжении столетий вносят огромный вклад в создание, укрепление и развитие Российской империи, но вот к ним русские относятся с неприязнью, а под воздействием официальной российской пропаганды зачастую и с непонятной нам ненавистью.

Какой-то порочный «любовный треугольник» получается : немцы «любят» Россию и русских, русские «любят» французов и англичан, французы и англичане не «любят» ни русских, ни немцев… Но нет, вряд ли российским немцам можно привить негативные чувства к России и её народам. Невозможно ненавидеть то, что создавали и защищали твои предки и ты сам. И всё же, и всё же… Нельзя и бесконечно идеализировать и защищать страну, которая бесконечно и бессовестно оскорбляет твой народ и тебя.

Г.Дауб,ОВП, фев., в 2.

рассказ

Наша семья выжила только благодаря бабушке Шарлоте – папиной маме. Она была немкой по происхождению, и потому прививала нам железную дисциплину. В первую, самую страшную зиму 1941–1942 годов ленинградцам выдавалось по 125 граммов хлеба – этот маленький кусочек надо было растянуть на весь день. Некоторые сразу съедали суточную норму и вскоре умирали от голода, потому что есть больше было нечего. Поэтому бабушка весь контроль над нашим питанием взяла в свои руки. Она получала по карточкам хлеб на всю семью, складывала его в шкаф с массивной дверцей, запирала на ключ и строго по часам выдавала по крошечному кусочку. У меня до сих пор часто стоит перед глазами картинка: я, маленькая, сижу перед шкафом и умоляю стрелку часов двигаться быстрее –настолько хотелось кушать… Вот так бабушкина педантичность спасла нас.


Понимаете, многие были не готовы к тому, с чем пришлось встретиться. Помню, когда осенью 1941 года к нам зашла соседка и попросила в долг ложечку манки для своего бо льного ребёнка, бабушка без всяких одолжений отсыпала ей небольшую горсточку. Потому что никто даже не 82 представлял, что ждёт нас впереди. Все были уверены, что блокада – это ненадолго и что Красная армия скоро прорвёт окружение. Да, многие погибли от обморожения. Потому у нас в квартире постоянно горела буржуйка. А угли из неё мы бросали в самовар, чтобы всегда наготове был кипяток – чай мы пили беспрерывно. Правда, делали его из корицы, потому что настоящего чая достать уже было невозможно. Ещё бабушка нам выдавала то несколько гвоздичек, то щепотку лимонной кислоты, то ложечку соды, которую нужно было растворить в кипятке и так получалось «ситро» – такое вот блокадное лакомство. Другим роскошным блюдом был студень из столярного клея, в который мы добавляли горчицу… Ещё настоящим праздником становилась возможность помыться. Воды не было, поэтому мы разгребали снег – верхний, грязный, слой отбрасывали подальше, а нижний собирали в вёдра и несли домой. Там он оттаивал, бабушка его кипятила и мыла нас. Делала о на это довольно регулярно, поскольку во время голода особенно опасно себя запустить. Это первый шаг к отчаянию и гибели.

Во вторую зиму с продуктами действительно стало легче, потому что наконец наладили их доставку в город с «Большой земли». Но лично мне было тяжелее, потому что любимой бабушки уже не было рядом. Её, как потомственную немку, выслали из Ленинграда куда-то в Сибирь или в Казахстан. В эшелоне она умерла... Ей было всего лишь 68 лет. Я говорю «всего лишь», поскольку сейчас я значительно старше её. Меня тоже могли выслать из города, но родители к тому времени смогли записать меня как русскую и потому я осталась. …На сборный пункт бабушку ходила провожать моя мама. Там перед посадкой в эшелон на платформе стояли огромные котлы, в которых варили макароны. Бабушка отломала кусок от своей пайки и передала нам. В тот же день мы сварили из них суп. Это последнее, что я помню о бабушке. Вскоре после этого я заболела. И мама, боясь оставить меня в квартире одну, несколько дней не выходила на работу на свой гильзовый завод, за что была уволена и осталась без продуктовых карточек.

– Мы бы действительно умерли с голоду, но случилось чудо. Когда-то очень давно мама выкормила чужого мальчика – у его мамы не было молока. Во время блокады этот человек работал в горздраве, как-то нашёл маму и помог ей устроиться бухгалтером в ясли. Заодно туда определили и меня, хотя мне тогда уже было почти восемь лет. Когда приходила проверка, меня прятали в лазарет и закутывали в одеяло. Я, конечно, говорю внукам, но им трудно это понять, как и любому человеку, не убедившемуся лично , какая это трагедия –война.

Алиса Фрейндлих

------------------------------


Мой отец рассказывал мне, что в самый тяжелый момент войны, во время Сталинградской битвы, лагерное начальство и охрана в трудармии в Челябинске, где он находился, кричало в лицо трудармейцам: «Не надейтесь, вы своего Гитлера не дождётесь, мы вас всех здесь раньше кончим!» Писатель и журналист Александр Фитц рассказал мне о том, что пережил его отец, находившийся в это же время в трудармии в Кимперсае в Актюбинской области. Тоже во время Сталинградской битвы, в самый её острый момент, весь их лагерь был выстроен на плацу и стоял таким образом несколько суток под дулами наведённых на них пулемётов в ожидании исхода Сталинградской битвы. Мы можем исходить из того, что в случае поражения Красной армии советские карательные органы их всех расстреляли бы.

Можно привести множество примеров, когда они перед приходом немцев и собственным отступлением уничтожали не только всех узников в тюрьмах, но да же и тех, кто еще находился под следствием (Львов, Тирасполь, Киев...). После занятия Львова солдаты вермахта обнаружили в местной тюрьме в том числе и трупы нескольких тысяч местных немцев, убитых зверским образом. Поэтому лично у меня не вызывает никакого сомнения, что руководство лагерей трудармии, которые входили в систему ГУЛАГ НКВД СССР, своё обещание ликвидировать всех лагерниковтрудармейцев выполнило бы. 30 И вот этот, очень картинный образ трудармейцев, стоящих под дулами пулемётов, должен стоять пе ред глазами всех немцев, которые в будущем снова захотят построить свою благополучную жизнь в России. Немцы в России всегда будут «стоять под дулами наведённых на них стволов пулемётов».

Генрих Дауб