September 19th, 2018

интеграция -- это панацея?



«Единственное, что может помочь – это последовательное
выдворение из страны тех, кто не желает интегрироваться.»

Это очень  распространенная (и чуть ли не крамольная пока еще) точка зрения на ситуацию с беженцами в европейских странах. Однако, эта позция таит в себе опасность, которую или не видят, или не хотят видеть, или  видят, но боятся о ней говорить.

Что такое интеграция? -- это слияние, растворение, смешение. Представьте себе сотни тысяч биологических не немцев (термин биологические немцы не я придумала!), которые станут жить как немцы, вступать в браки -- еще легче, чем вступают плохо интегрированные.  Чем это чревато? -- думаю, ясно:  потерей европейской, белой  физиологии -- вот чем! Проще говоря, интеграция в Германию и другие страны смуглых чужаков рано ли поздно превратит Европу в континент мулатов.

Как раз неинтегрированность, обособленность, изолирванность  чужаков -- не представляет опасности с биологической точки зрения. Правда, несет другую опаснсть, разумеется.

Кто -то скажет --  а чем плох  континент мулатов?
Отвечу:  тем, что Европа перестанет быть Европой. Европейцы перестанут быть собой, светлокожими, светловолсыми европейцам -- хотя бы даже внешне.
Вам не жалко, если с лица планты исчезнут натуральные блндинки?  Совсем не жалко?

Впрочем, за внешними изменениями последуют и внутренние -- неизбежно, неотвратимо.





как врет пресса

Если кто-то следил внимательно на протяжении последних двух
десятилетий, как реагировали политики ФРГ на такие события, тот
вспомнит, что обычно, при всём вранье, которое тогда тоже лилось как из
грязного ушата из всех СМИ, всё же высказывались сочувствия погибшим
и соболезнования их близким, а также всегда дежурно и без серьёзных
намерений именно так и делать, но звучали фразы типа «такие люди нам
не нужны, таких надо выдворять из страны».
Сегодня ситуация изменилась настолько, что при всех обсуждениях
трагических событий в Хемнице мы ни от какого политика таких слов не
услышали: вся страсть и энергия сосредоточены на картине «лево-
правого» противостояния.
Особенно отвратительно  бечеловечную  логику рассуждений
демонстрируют левые. На сайтах антифы можно встретить гневные
рассуждения о том, что «на самом деле Даниэль Хиллиг не был немцем, он
был тёмнокожий кубинец и, как и его друзья, антифашистом и,
следовательно – как же смеют правые и Альтернатива для Германии
инструментализировать это событие и организовывать по этому поводу
демонстрации протеста»?
В своей интеллектуальной и моральной деградации левые дошли, кажется
уже до низшей точки! Какая разница мне, человеку «правых» (то есть
патриотических взглядов) и всем другим таким же «правым», в том числе
и из партии Альтернатива для Германии, что убитый имел левые взгляды и
тёмную кожу? В соответствии со своей моральной испорченностью и судя
по себе так называемые «антифашисты» думают, что это у кого-то из
правых может вызвать радость!? Это просто вопиющий идиотизм и
сволочизм левых! Так рассуждать могут только мрази, моральные выродки
рода человеческого!
Именно с этого момента, когда свора беспринципных писак не могла
больше умалчивать преступление, она начала распространять своё наглое
враньё об «охоте на людей» в Хемнице. То есть о том, что жители
Хемница якобы устраивают погром иностранцам. Это враньё тут же взяли
на вооружение политики этаблированных партий, в том числе и даже
Ангела Меркель. Доказательство в пользу своей версии они до сих пор не
привели ни одного! – Нет и не было ни одного раненого или погибшего
среди иностранцев. Есть только непонятно где и непонятно по какому
поводу и в какой ситуации снятое видео на несколько десятков секунд. Но
этого оказалось достаточным для того, чтобы СМИ ФРГ переключились
исключительно на тему «преступных действий правого сброда».

из статьи Генриха Дауба.

Позорными являются реакция прессы и её добровольных
помощников из левой сцены. Потому что то, что пресса делает из событий
в Хемнице – это одновременно трагедия и театр абсурда (в оригинале
Affentheater, то есть «обезьяний театр»). Кто берёт на себя право
высмеивать гнев и ярость тех, кто каждодневно – на разных городских
праздниках, но и просто в будни, как в центре города так и во всех других
районах, начиная от Эберсдорфа до Зонненберга – снова и снова вынужден
был наблюдать сцены, когда своры иммигрантов привязывались к
женщинам и это не имело никаких последствий? Кто смеет упрекать за
гнев тех людей, которые ежедневно сталкиваются с насилием и
преступлениями, в то время, когда политики и СМИ и прежде всего
редакции левых органов печати распространяют в региональной прессе
красно-зелёный бред и сообщения, что всё у нас идёт прекрасно? И кто
смеет осуждать тех, кто совершенно справедливо возмущается зверскими
преступлениями, когда людей режут как скот и насилуют малолетних в их
любимом городе? Преступлениями, которые красное руководство города
любит выдавать за «единичные случаи»?
Этот гнев, эта ярость совершенно справедливы! Неприятные проявления
этой ярости без всякого сомнения могут вызывать только сожаление, но
они не характеризуют основную массу демонстрантов ни количественно,
ни качественно – и это здесь самое главное!
Левые моралисты пытаются поставить в центр общественного внимания
именно якобы происходящие в Хемнице «сцены охоты на иммигрантов».
Приводят ли они при этом доказательства? Напрасные ожидания!
Доказательств до сих пор не было ни одного! Ноль доказательств! Эта
стратегия очень стара и прозрачна, но в то же время ею продолжают
пользоваться такие, давно известные левые экстремисты, как Иоханнес
Груннерт (из Хемница), которому вдруг позволяется, как якобы «видному
эксперту», клеветать на собственный город. Груннерт и компания при этом
продолжают раздувать левый миф о том, что левые де наносят вред только
вещам (переворачивают мусорные баки, поджигают автомобили и дома,
забрасывают краской стены), в то время как правые проявляют насилие в
отношении людей. Этот миф не выдерживает никакой критики и его
можно опровергнуть, приведя только несколько известных фактов:
Пример 1 Брошенный левыми «антидемонстрантами»
камень нанёс опасное для жизни ранение члену движения
идентаристов.
11 июня 2016 года в Вене происходила демонстрация движение
идентаристов, которое было подвергнуто нападению со стороны левых
«антидемонстрантов» – они бросали в идентаристов камнями, бутылками,
зажжёнными предметами и железными прутьями. Опасные предметы
левые «антидемонстранты» бросали в идентаристов также и с крыш
домовс. Один из камней, брошенный с высоты в 17 метров попал в 27-
летнего патриота и нанесла ему такое тяжёлое ранение, что в больнице его
пришлось срочно оперировать. Полиция в связи с этим завела дело о
попытке убийства (Предстаивель полиции Томас Кайблингер сказал по
этому поводу прессе, что «тот, кто с такой высоты бросает камни в толпу,
явно не исключает смерти человека».) (Polizeisprecher Thomas Keiblinger:
„Wer aus dieser Höhe große Steine in eine Menge wirft, nimmt den Tod eines
Menschen billigend in Kauf“).
Участник демонстраций ЛЕГИДА подвергся нападению
непосредственно перед своим домом
Июль 2016 года: 37-летний мужчина принимает участие в демонстрации
ЛЕГИДА и на пути домой подвергается нападению со стороны 4-5 человек
с закутанными чёрными платками лицами. Жертва получила тяжёлые
ранения головы, порезы и перелом руки.
В Бохуме был тяжело ранен 24-летний мужчина
Группа патриотов идут из одного бохумского бара в другой. В клубе
„Trompete“ их опознают как „правых“ и они подвергаются вербальным
оскорблениям. Владелец клуба выдворяет их на улицу. Один из этой
группы, член АдГ и её молодёжной организации „Молодая альтернатива“
(JA) подвергается нападению со спины на вокзале: группа неизвестных,
снова с закутанными лицами, наносят ему тяжёлое ранение головы ударом
тяжёлого предмета. (Подлые и трусливые нападения сзади и быстрый
побег с места преступления – это типичный почерк левых из так
называемой „антифы“. – прим. Г.Д.) В результате он попадает с
переломами костей в больницу, до сих пор существует опасность, что он
потеряет своё зрение.
Нападение на политика АдГ
Шеф АдГ в Райнланд-Пфальце Уве Юнге подвергся нападению со стороны
четырёх неизвестных, когда шёл к своей машине после заседаний в
ландтаге. Получил многократные удары в лицо. Наряду с ссадинами и
гематомами на лице он получил ранения, из-за которых его пришлось
оперировать, потому что у него была обнаружена трещина в верхней
челюсти.
Наш протест законный и наш гнев оправдан!
....В заключение мне хочется обратиться к полиции в Саксонии: подумайте о
политической дезинформации со стороны власть имущих в
этаблированной политике. Подумайте о левых нарушителях порядка,
которые ненавидят и оскорбляют вас и которые в это же время дерзко и
надменно требуют от вас защиты от выдуманных ими «нападений
правых». Подумайте о том, что происходит в Германии, начиная с 2015
года – каждая жертва могла бы быть вашей сестрой, вашей женой, вашей
коллегой или вашим соседом, другом или другом по спорту. Не давайте
себя оболванивать со стороны СМИ и левых активистов, защищайте народ,
становитесь на его сторону! Мы, граждане», в любом случае благодарим
вас за вашу службу, за вашу готовность рисковать за установление
безопасности в нашей стране.
Мы организуем сопротивление!
Тот, кто поддерживает движение «Один процент» („Ein Prozent“), тот
поддерживает солидарность между соплеменниками и эффективное,
имеющее смысл сопротивление, которое не даёт использовать себя для
большого спектакля элиты и избегает насилия.
Дорогие друзья, мы на правильном пути, не допустим сомнений и
неуверенности, которые нам пытаются внушить провокаторы,
подстрекатели и фетишисты национал-социализма с одной стороны и
левые зачинщики беспорядков с другой стороны.
Наша цель – это солидарная, безопасная и достойная будущего Германия.
Для этого мы нуждаемся в вашей поддержке – давайте возьмёмся за это
общими усилиями и против любого сопротивления! Мирно, решительно и
уверенно глядя вперёд. Вместе мы сильны, этого у нас никто не отнимет.
Ваш Филипп Штайн

ОВП, сент 2018,вып.1

"беженцы, ищущие спасения"

То один африканец в Оффенбурге зарезал врача на глазах его десятилетней
дочки, заодно прирезав и его ассистентку, которой чудом удалось выжить.
Врач этот был душа-человек, много времени возился со своими
пациентами, в том числе и африканцами. На другой день в другом
врачебном праксисе два араба порезали друг дружку ножами, а иранец в
Дюссельдорфе зарезал немку, причем для Дюссельдорфа это был уже
минимум десятый подобный случай за месяц. На перечисление всего не
хватит ни времени, ни терпения. Зомбоящик по-прежнему упорно
замалчивает все эти события.
Сейчас же тревожат душу жуткие события в Хемнице, бывшем Карла-
Марла-штадте.
Связаны они с традиционным городским праздником. Надо сказать, что
уже в прошлом году арабская чернь бесчинствовала на этом празднике,
нагло приставая к женщинам, пытаясь их изнасиловать и ограбить, а также
избить и их, и их кавалеров, тот праздник был так же прекращен, как и
нынешний. В результате на нынешнем празднике арабы с африканцами, не
видя ни малейшего отпора со стороны полиции, совсем уже распоясались.
Причем без ножей они туда не приходят и иначе как тахарруш это не
воспринимают (все помнят кельнский тахарруш, но там хотя бы обошлось
без летальных жертв). С 1 января 2018 года в городе Хемнитц
зафиксировано 60 изнасилований: 56 из них совершены сиротками, еще 4
насильника не установлены.
.....
Хемниц -
Полиция, несмотря на наличие свидетелей, арестовала только двух арабов
из десятка убийц-линчевателей: 23-летнего сирийца Алаа Шейхи и 22-
летнего иракца Юсефа Абдулла (на котором висит уже куча подвигов, от
зверских избиений людей до продажи наркотиков, но для попадания араба
в тюрьму этого, естественно, ничтожно мало!), отказавшись сообщать их
имена и национальности (они просочились в интернет нелегально).
Прокуратура же шьет им «неумышленное убийство»! Даниэль Хиллиг
получил 25 ножевых ударов, для немецкой прокуратуры этого
недостаточно, чтобы распознать умысел!

Пресс-конференция городского и полицейского начальства Хемнитца с
участием министра МВД Саксонии Вёллера и обер-бургомистерши
Людвиг напоминала оруэлловское маппет-шоу. По поводу самого
зверского линчевания трех немцев у полиции не нашлось ни одного слова,
ни по факту этой жуткой резни, ни хотя бы слов сочувствия и
соболезнования жертвам и их родным и близким (то же самое касается и
всей немецкой зомбопрессы и зомбоящика). Такого не бывало даже в те
времена, когда город звался Карл-Маркс-штадтом, а Меркель работала
комсомольским секретарем по идеологии, работала в Штази, боролась с
«Солидарностью» и писала рефераты о преимуществах социалистического
образа жизни, который она затем успешно навязала всей Германии. Это
она ввела порядки, когда даже выражать соболезнования жертвам
собственной политики (вспомним Брайтшадплатц!) стало необязательно, а
минуты молчания власти без труда превращают в десятиминутки
демонстрации собственного скотства, как это сделал Бундестаг после
зверского убийства в Визбадене еврейской школьницы Сюзанны.
Полицейские держиморды на пресс-конференции болтали исключительно
о придуманных ими и зомбодятлами «правом насилии» и «травле
беженцев». Глава местной полиции Соня Пенкель не сказала ни одного
слова ни о преступниках, ни об их мотивах, ни о самой кровавой бане.
Вместо этого она долго разглагольствовала о социальных сетях, которые
позволили «правым» «сговориться» и выйти на демонстрацию.
--------------

Имад Карим – германский режиссёр ливанского происхождения

-фрагмент-

Каждый день я слышу о беженцах, о мусульманских беженцах, о
совершенно травмированных беженцах или о травмированных частично.
Они прилежно находят крупные суммы на улицах. Они –
высококвалифицированные работники, которым просто немного не
хватает секса. Они – образцовые беженцы, без труда осваивающие игру на
флейте уже через неделю проживания в принимающих их немецких
семьях.
А ещё я день за днём слышу о программах интеграции беженцев, которые
в большей или меньшей степени напоминают цирковые номера или
инфантильные конкурсы под девизом "Смотри-ка, что умеет мой
беженец!". Кажется, что общество охватила эпидемия безграничной любви
к беженцам, которым отводится роль носителей некой божественной
миссии. И в этой новой небесной иерархии помощники беженцев
возносятся до лика святых, а то и ангелов-хранителей.
Я – автор нескольких фильмов (получивших авторитетные международные
премии) о беженцах, то есть о людях, подвергавшихся преследованиям за
свои политические или религиозные убеждения, за свою сексуальную
ориентацию. Тема мне близка, но именно поэтому я не могу понять
спектакля, который сейчас разыгрывается на моих глазах.

Я не понимаю смысла этих открытых границ. Зачем людей прямо-таки
подталкивают бежать из своих стран в Германию? Почему им не помогают
на родине или почему эта помощь не пришла туда раньше?
Возьмём, к примеру, Сирию. Потоки беженцев там перемещались внутри
страны или между сопредельными государствами. Люди не теряли
контакта с родной землёй. Но где же были наши гуманисты, когда ООН
сокращала финансирование для сирийских беженцев в уже
существовавших тамошних лагерях?
Хватило бы и незначительной части тех денег, которые тратятся на них
сегодня. Зачем Управление миграции ФРГ ещё в 2014 году сняло
рекламный фильм, завлекавший беженцев в Германию? И почему большая
часть общества верит, что может перевоспитать миллионы людей,
социализация которых давно уже завершилась? Всё это – не что иное, как
новая форма культурного  колониализма  высокомерного,
невежественного, халатного и вовсе не гуманного.
Люди из Марокко, Нигерии, Ирака или Сирии бегут наперегонки долгими,
трудными, а порой и смертельно опасными маршрутами. Большинство из
них – крепкие мужчины призывного возраста, больше похожие на
"джентльменов удачи" или захватчиков. Победитель получает деньги и
полное обеспечение от немцев. А кто не добежит или не доплывёт – тому
просто не повезло. И эту гонку на выживание СМИ пытаются продать нам
как гуманность.


ОВП за сент,вып.1.

Меркелевская Германия на исходе

Фитиль уже запален. Хемниц как символ уходящей
эпохи. Меркелевская Германия на исходе

Воскресная демонстрация в Хемнице показала, насколько глубока
пропасть между правящими партиями и людьми. Комментаторы и
политики истеблишмента говорят о нацистском сброде, экстремистах,
задававших тон, призывают большинство народа объединиться, чтобы
отстоять демократию, а вот хочет ли большинство отстаивать
меркелевскую демократию?
По словам моего хорошего знакомого, участника воскресной
демонстрации, всё напоминает ему последние дни ГДР.
Другой мой знакомый, житель Саксонии, сказал, что это только начало,
они дождались, они – это правящие партии и пресса, ретиво отстаивающие
права меньшинств, но никак не большинства населения.
Демонстрация показала необычную организованность правого движения,
они сумели за сутки собрать до 5-7 тысяч человек, для сравнения, левые по
призыву Партии Левые под свои знамена собрали порядка 1000 человек,
которых подвозили на автобусах и оплачивали расходы.
Правительство и номенклатура кричат о погромных настроениях,
самосуде, подчёркивают необходимость соблюдать принципы правового
государства. При этом «сброд», к которому относятся инвалиды, отцы с
детьми и другие жители Хемница тоже хотят правового государства.
Так в чем же дело?
Все дело в том, что элита и народ понимают правовое государство по-
разному.
То есть простой Михель хочет, чтобы права у всех были одинаковы и не
понимает, почему в Баварии, к примеру, в прошлом году подтвердили 112
браков с малолетними, это браки мигрантов.
Не понимает, почему человек, проработавший 40 лет, поставлен в
одинаковое положение с нелегальным мигрантом, заплатившим 5000 евро
за проезд в Европу и сразу получающим все социальные блага.
Рядовой Михель не понимает, почему он за неоплату налога на
телевидение и радиовещание может попасть в тюрьму, а нелегальные
мигранты по нескольку раз в день попадаясь на воровстве, ничем не
рискуют, их кражи только регистрируют, а их сразу отпускают.
Не понимает он и враньё власть имущих о мигрантах, якобы не более
криминальных, чем местное население. Статистика Федерального
криминального ведомства (Криминальамт) говорит о другом. Доля
мигрантов в преступлениях против личности и сексуальных преступлениях
достигает 10-15 процентов \ всего!? - не верю!\
Получается, если речь о демонстрациях, то правительство требует
соблюдения законности, а вот соблюдения законности от мигрантов не
требуют, да ещё всячески подчёркивают, что приезжие имеют такие же
права, как местные.
А приезжие порезали наверное столько людей, сколько в стране не резали
за многие годы, но это мало кого смущает, политическая элита живет в
кварталах, свободных от мигрантов.
Долго ли она там еще продержится, вопрос открытый, демонстранты в
воскресенье скандировали, что вернутся, не сомневаюсь.

ОВП, сент. - в.1