May 31st, 2018

нация и этнос

Марксистская наука исходила из того, что процесс классообразования на смену "племени" приводит "народность", а "нация" создается только в буржуазном обществе. Однако если бы Карл Маркс смог отправиться на машине времени, скажем, в век XVII и объяснить тогдашним немцам, что они - не нация, обратно в свой XIX век он скорее всего вернулся бы без роскошной бороды. Отечественные историки в 60-ые и особенно в 70-ые гг., стремясь избежать столкновения с марксистской доктриной, вообще не пользовались ни термином "нация", ни термином "народность", предпочитая писать "этнос", ибо "этнос" - термин не доктринальный, и им можно было назвать как то, что является народностью, так и то, что является нацией, с марксистской точки зрения.
...............
В настоящий момент французами, т.е. лицами, принадлежащими к французской нации, считают себя и бретонцы (этнически - кельты), и гасконцы (этнически - баски), и французские евреи (которые могут быть весьма различны между собой, ибо одни из них - ашкенази, а другие - сефарды), и давно связанные с Францией, ставшие преданными французами еще в XIX в. потомки марокканцев (берберского происхождения).
Это не означает преодоленности во Франции нормальных процессов этногенеза. В этнологии Гумилева существует понятие "ксения" (по-гречески, "чужой, посторонний") - группа иноэтничного происхождения, сохраняющая дружелюбную обособленность и вписавшаяся в этнос на положении субэтноса. "Ксении" - не привилегия французов. Так происходит в самых различных странах в самые различные эпохи.
Во Франции еще до объявления всех граждан французами, на первом этапе Столетней войны знаменитейшим героем был рыцарь Бертран Дюгеклен. Он не только совершал невероятные подвиги, защищая французского короля, но и сформировал из простонародья патриотическое ополчение "молотобойцев". Дюгеклен создал также прецедент - он был назначен коннетаблем, т.е. главнокомандующим войсками Франции, хотя по происхождению был худородным дворянином, а до него коннетаблями бывали только принцы крови. Но когда у французского короля возникли неприятности в Бретани, и он предложил коннетаблю навести там порядок, Дюгеклен наотрез отказался, вручил королю золотую шпагу коннетабля, повернулся и уехал, потому как был бретонцем. За ним погнались, и вовсе не за тем, чтобы наказать, а чтобы уговорить вернуться - он не вернулся. А величайшей героиней второго этапа Столетней войны была Жанна д`Арк - немка из Лотарингии, которая всю свою недолгую жизнь плохо говорила по-французски, но считала своим долгом защищать любимого короля.
Кстати, субэтносы "ксении" обычно образуют очень древние реликтовые этносы. И гасконцы, и бретонцы (т.е. и баски, и кельты) были намного старше французов. Однако и это не всегда так - существовал же в Российский империи, к сожалению, революцией и событиями Второй мировой войны полностью ликвидированный субэтнос русских немцев! Они сами считали себя немцами, и тем не менее были субэтносом в составе русского народа, ибо никто из них не сомневался в своем долге воевать на стороне России в случае войны с Германией.
....

Однако есть одна серьезная оговорка: представление о нации как о совокупности граждан за пределами Запада не действует.
Показателен в этом смысле пример Индии, граждане которой говорят на языках трех больших самостоятельных языковых групп. Ситуация в Индии была настолько противоречива до расчленения Индии на Индию и Пакистан из-за известного противоборства индусов с мусульманами, что с ней не смог справиться и великий Ганди.

...М
одель "nation state" в Азии не работает. Там понятие "нация" синонимично понятию "этнос". Насколько удастся процесс образования наций в западном смысле слова в Африке, судить преждевременно.

.....

Независимо от того, мыслится ли нация в категории гражданского единства или в категории единства этнического, в политической и социальной практике имеет место такое явление, как национализм.
На протяжении весьма длительного советского периода термин "национализм" считался если не страшным уголовным преступлением, то по крайней мере ругательством (обычно употреблялось словосочетание "буржуазный национализм"), и даже еще в начале Перестройки раздавались голоса против развития националистических тенденций. Игра слов с корнем "нация" доходила до того, что один из образованнейших людей нашей эпохи академик Д.С.Лихачев как-то раз заявил: "Я за национальные, но против националистических тенденций в культуре".
......

Как ни воспринимай слово "нация" (как этнос или как гражданское единство), националист - тот, кто прежде всего интересуется делами собственными народа, а делами другого народа иногда и не возражает заниматься, но уж по крайней мере во вторую очередь. Заметим, что это нормальная этническая позиция. Здесь уместно вспомнить шутку об отношении к дочери, кузине и соседке: "Я люблю свою дочь больше, чем свою кузину, а кузину - больше, чем соседку. Однако из этого, честное слово, не вытекает, что я ненавижу свою соседку". Интересно, что эта шутка английская, а англичане, вероятно, - самая националистическая нация на Западе (английских националистов никогда не было именно потому, что все англичане без исключения - националисты).
.......

Следует отметить, что мир, созданный в рамках христианских культур Запада и Востока, был весьма корпоративен. Помимо сословий, которые сами по себе являются корпорациями, существовали и многие другие корпорации: ремесленные цехи и купеческие гильдии, университетские корпорации и корпорации школьные, монашеские ордена, как рыцарские, так и чисто монашеские, да и сам отдельный монастырь - это корпорация. Впоследствии были известны многочисленные корпорации, объединяющие творческих деятелей. Между прочим, профессиональные союзы - тоже корпорации.

Корпорации были сильны на Западе еще в Позднем Средневековье, а в XVIII в. начался процесс их ослабления, который шел по нарастающей, и в начале XX в. корпорации были уже значительно ослаблены и даже частично разрушены. Еще задолго до Первой мировой войны были разрушены сословия, по сути дела их как действующих официальных категорий не осталось. В итоге, мир начала XX в. обнаружил, что традиционное общество разрушено и превращается в бедствующую аморфную массу, причем бедствующую во многом потому, что общество перестало быть по-настоящему структурировано.

В настоящее время мир ощущает опасную неструктурированность социума и стремится к восстановлению корпораций в том или ином виде, а еще в 60-ых гг. термин "корпоративизм" у нас прочно ассоциировался с фашизмом, поэтому его избегали. Ныне им свободно пользуются в США, где имеет место мощная тенденция усложнения системы - "коммунитаризм", последователи коего есть и в других странах Запада. Коммунитаризм - это фактически муниципализм. Суть коммунитаризма в развитии коммун, местного самоуправления, местной жизни, замкнутой на сообщество небольшого городка или сектора, района большого города. Кстати, коммунитаризм - тоже корпоративизм.

Между мировыми войнами восстановление корпораций и корпоративного уклада происходило везде, где фашистские движения достигали определенных результатов. Например, в Испании при Франко был восстановлен традиционный парламент (кортесы) как корпоративное представительство. Иными словами, в кортесах заседали не представители абстрактно-статистических жителей, а представители социальных корпораций и муниципалитетов. Такая форма парламентаризма имеет больше шансов на то, что избиратели будут избирать лицо, а не политическую программу, что между избирателем и избираемым сохранятся неформальные отношения, поэтому в данном случае корпоративизм демократичен, ибо отстаивает демократию от превращения ее в охлократию
В.Л. Махнач. НАЦИЯ И НАЦИОНАЛИЗМ

Фрагменты.