January 17th, 2018

Даже не знаю,

нужны ли тут комментарии...




на рукаве женщины лента ОСТ
этот плакат им и предназначен — ОСТ-овцам , видимо — чтобы правильно понимали исторический момент
а революционного матросика -- оценили?

..............

70 лет назад по советским городам прокатилась невиданная доселе народная забава – публичные казни немецких военнопленных. Проводились они согласно постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) от 21.11.1945г. под грифом «Строго секретно», которое предписывало «Провести в течение декабря 1945 - января 1946 г. открытые судебные процессы по делам изобличенных в зверствах против советских граждан бывших военнослужащих германской армии и немецких карательных органов в городах: Ленинграде, Смоленске, Брянске, Великие Луки, Киеве, Николаеве, Минске и Риге»
   Всё те процессы были срежиссированы по одному сценарию: в Москве в течение месяца проводилось что-то вроде предварительного следствия. После чего по 5-15 обвиняемых немецких военнопленных отправлялись для открытого военного трибунала в каждый из восьми указанных городов.

Судебные заседания Военных трибуналов проводились быстро – в 5-11 дней и с обязательным привлечением советских адвокатов, как бы для судебной защиты и соблюдения социалистической законности. И следует отметить, что смертные приговоры выносились не всем подсудимым, и почти в каждом процессе кто-то из немцев получал вместо петли на шею каторжные работы.
   Но остальных таки да, казнили, причем также по единому сценарию: казнь проходила публично, а местные власти должны были обеспечить на ней массовку. В центре города строилась виселица, состоящая из секций, по две петли в каждой. Под эшафот подгонялись грузовики в которых лежали приговорённые со связанными за спиной руками и сидящими на них охранниками. Немцев поднимали, накидывали петли на шеи, зачитывался приговор, машины отъезжали...

Всего в декабре 1945 - январе 1946 г. во исполнение постановления Политбюро ЦК ВКП(б) от 21.11.1945г. было проведено восемь публичных казней:
   Из десятерых подсудимых Смоленского процесса (15-19 декабря 1945 г.) трое были приговорены к каторжным работам, остальных семерых публично казнили 20 декабря 1945 года на Заднепровской площади г. Смоленска.
   Из четверых подсудимых Брянского процесса (25-29 декабря 1945 г.) один был приговорен к каторжным работам, остальных троих публично казнили 30 декабря 1945 года на Театральной площади г. Брянска.
   Из одиннадцати подсудимых Ленинградского процесса (28 декабря 1945 г. – 4 января 1946 г.), трое были приговорены к каторжным работам, остальных восьмерых публично казнили 5 января 1946 года на площади Калинина г. Ленинграда.
   Из девяти подсудимых Николаевского процесса (10-17 января 1946 г.) двое были приговорены к каторжным работам, остальных семерых публично казнили 17 января 1946 года на Базарной площади г. Николаева.
   Из восемнадцати подсудимых Минского процесса (15-29 января 1946 г.) четверо были приговорены к каторжным работам, остальных четырнадцать публично казнили 30 января 1946 года на ипподроме г. Минска.
   Из одиннадцати подсудимых Великолукского процесса (24-31 января 1945 г.) трое были приговорены к каторжным работам, остальных восьмерых публично казнили 1 февраля 1946 года на Рыночной площади г. Великие Луки.
   Из семи подсудимых Рижского процесса (26 января – 2 февраля 1946 г.) всех семерых публично казнили 3 февраля 1946 года на площади Узварас (Победы) г. Риги.

Киевский судебный процесс проходил с 17 по 28 января 1946 г. на ул. Кирова (сейчас Грушевского) в Доме Красной Армии и Флота (сейчас там Военно-исторический музей Украины), и был весьма представительным – 15 подсудимых, из которых три генерала. Трех подсудимых по традиции помиловали, приговорив к каторжным работам, и на эшафот взошли двенадцать осужденных немецких генералов, офицеров и унтер-офицеров.

Если кому интересно узнать детали того процесса и казни, найдите книгу д.и.н А.С.Чайковского «Плен: за чужие и свои грехи. Военнопленные и интернированные в Украине 1939-1953 гг», там это действо подробно описано.

Зрителей на этой казни было очень много, и воспоминаний о ней осталось также много, и большинству помнится, что зрители во время казни ликовали и улюлюкали а затем, прорвав оцепление, ринулись к трупам повешенных немцев, которые инвалиды стали бить своими костылями. А мальчишки, запрыгнув, висли на ногах у трупов и раскачивались как на качелях: туда-сюда, туда-сюда…
   Интересны воспоминания свидетеля той казни, будущего советского композитора Владимира Шаинского (он жив еще, в Америке сейчас живет -- пост 2016 года - ред.), а тогда 20-летнего студента, который в два часа ночи проходил мимо виселицы, и в отсутствии оцепления проделал то же самое: «Ну и тут я решил не отставать от тех мальчишек. Чем я хуже!.. Уже было холодно, и трупы были подмерзшие. Покачался я сначала на генерале. На нём были очень хорошие ботинки…».
   Все эти казни снимались на фото и киноплёнку, но в советские времена их показывать стеснялись, и из этих материалов мало что сохранилось.

Учитывая, что после войны только немецких военнопленных в советском плену находилось от 2,38 млн (советские данные) до 3,15 млн (германские данные), то немцев хватило бы на публичную казнь в каждом советском селе и ауле. Но ни до, ни после этого, казни победителей над побежденными не носили в Советском Союзе столь массового характера. Собственно, эти казни декабря 1945 - января 1946 г., были последними публичными казнями в СССР, а весной 1947 года смертную казнь в Союзе вообще отменили.
   Для чего вождю народов понадобилось устраивать это шоу? А в ноябре 1945 - октябре 1946 в Нюрнберге проходил Международный военный трибунал, и чёрт его знает, какие в голове у Сталина тараканы тогда бегали и что они ему нашептывали.

Отсюда

https://oadam.livejournal.com/

Что нашептывали, не так уж трудно представить  -- делай как они, старшие, хозяева, подтягивайся,  даже постарайся переплюнуть.

У автора много иллюстраций тех времен, но я поставлю другую картинку, из другого  его поста




11 сентября 2001 года фотограф из агентства Magnum Photos Томас Хёпкер стремился к месту трагедии, чтобы наделать редакционных снимков.
   Проезжая, он заметил возле одного из ресторанчиков Вильямсбурга идиллическую картину – группа молодых людей среди цветов и кипарисов наслаждалась ясным солнечным днем и общением друг другом, когда на заднем плане поднимались густые клубы дыма  Всемирного торгового центра.

Томас Хёпкер не рискнул отдавать в агентство этот снимок, опасаясь обвинений в репортёрском бездушии и цинизме.
   Но эти обвинения всё равно прозвучали, когда это фото было опубликовано в The New York Times по случаю пятой годовщины 11 сентября, вызвав бурную полемику в американских СМИ – как эта компания молодых людей может так расслабленно наслаждаться общением, когда у них за спиной происходит такая трагедия?
Как, как – а вот так! Эта трагедия происходит где-то там, на Манхэттене, от которого молодых людей отделяет пролив Ист-Ривер.

------------------------

Сербы - враги Европы?

История, о конце которой несколько поспешно объявили “европократы” и их трансатлантические союзники, снова возвращается на континент. Потрясения, идущие от Балтики до Балкан, показывают, что именно история народов, а не абстрактная теология рынка определит дальнейшее будущее Европы. Спустя 70 лет насильственный брак хорватов, словенцев, албанцев и сербов подходит к концу. Каждый народ обнаруживает, что у него есть свое собственное национальное будущее

От панславизма к мондиализму

Парадоксальным, но несомненно истинным является тот факт, что все формы панславизма, которые когда-либо появлялись на свет, всегда оказывались злейшими врагами, в первую очередь, самих славян. Идея единой Югославии родилась уже к концу XIX-го века у русских империалистов, мечтающих создать благодаря Сербии мост между большими славянскими пространствами — от Польши до Болгарии. Это славянское пространство должно было бы блокировать немецкое влияние в Восточной Европе. Странным на первый взгляд может показаться тот факт, что русский панславизм ни в чем не противоречил откровенному мондиализму Вудро Вильсона или якобинизму Клемансо. Славянский мессианизм во многих своих исторических аспектах совпадал с мессианизмом американских пуритан. Для Вильсона характерным было перемежать свою речь наивными апелляциями к Библии, в то время как его политические проекты спокойно обрекали человечество на кровавые войны. Его политический попутчик, Клемансо, в свою очередь, сочетал мелко-буржуазное чванство с патологической ненавистью к Германии, что и заставило Францию стать на сторону Сербии. Казалось бы, такая маленькая балканская страна для Франции не могла представлять никакого геополитического интереса. И тем не менее, в качестве союзницы России Сербия оказалась способной вызвать гигантский мировой катаклизм. В 1914 году начался тот кошмар, последствия которого еще долго не исчезнут с лица европейского континента.

Диктатура с сербским лицом

Окончание 1-й мировой войны дало Сербии как стране-победительнице мандат на объединение под своим попечительством других народов, проигравших в этом конфликте — хорватов и словенцев из бывшего немецкого “Остмарка” и албанцев, являвшихся до этого подданными оттоманской империи. В течение краткого периода югославской монархии сербы, с их династией Карагджорджиевичей, практиковали политику, основанную на смешении якобинского централизма и византийского деспотизма безо всякого уважения к другим народам, входившим в состав федерации. С самого первого дня такой Югославии несербские народы рассматривали это государство как военную машину для подавления их свободы и независимости. И в своей армии (где было всего 4 несербских генерала), и в своем дипломатическом корпусе предвоенная Югославия напоминала скорее “Сербославию”, чем настоящую “Югославию”, т.е. “страну южных славян”. Для хорватов, второго по численности народа Югославии, привыкшего к австрийским законам и соединенного тысячелетними узами с католическим Римом, перспектива быть поглощенными православной христианской культурой, которую они, к тому же, считали полу-варварской и азиатской, была совершенно неприемлема. После убийства их представителя, лидера крестьянской хорватской партии сербским депутатом в Белграде хорватские националисты были готовы, подобно вчерашним ирландцам и сегодняшним палестинцам, вступить в какой угодно альянс, лишь бы освободиться от ненавистной Югославии. С геополитической точки зрения Хорватия и Словения входят в состав Средней Европы (Mitteleuropa). Именно поэтому именно немцы и австрийцы первыми обратили серьезное внимание на их требования. В апреле 1941 года сразу после прихода немецких войск Рейх не замедлил помочь хорватам в создании независимого государства. Вопреки тому, что утверждает послевоенная историография, Югославия прекратила свое существование в марте 1941, и не столько из-за немецкой оккупации, сколько по причине отказа хорватов и словенцев защищать страну, которую они считали “государством-ловушкой”. Стоит ли напоминать, что немецкие войска и Загреб, и Братислава, и Киев принимали как освободителей?!

Сербское влияние в коммунистической послевоенной Сербии сравнялось по своей силе с довоенным влиянием. С приходом к власти Тито и его сподвижников велико-сербский сценарий опять повторился. В коммунистической Югославии сербы никогда и негде не были представлены соответственно их национальному проценту. Хотя сербское население составляет в Югославии только 37% всего населения, во всех структурах власти сербы всегда были в большинстве. Среди всех югославских социальных пластов, знаменитая югославская армия была самым верным инструментом сербского политического класса.

Война памяти

Сегодняшняя война хорватов с сербами — это продолжение войны памяти, войны истории этих двух народов. Хорваты противятся сербской доминации и предлагают проект конфедерации. Сербы, со своей стороны, ставят на централизированную Югославию, прекрасно сознавая, что любая децентрализация лишит их главенствующего положения на Балканах.

Во главе сербов, номинально выступающих за “Югославию”, а не за Сербию, стоит Слободaн Милошевич, чьи взгляды представляют собой странную смесь национализма и большевизма. Он справедливо полагает, что тот, кто контролирует армию, тот контролирует все Балканы, и благодаря этой позиции, Сербия сумела прекрасно подготовиться к возможной войне. Хорватов возглавляет Франьо Туджман, начавший свою карьеру генералом у Тито, но позже склонившийся на сторону хорватского национализма. Тот факт, что он поставил под сомнение официальное число сербов, погибших в 40-е годы от рук хорватов, стоило ему трех лет тюрьмы при Тито. Оба президента воплощают в себе два исторически непримиримых полюса, чье противостояние соответствует не произвольной раскладке сил, но историческим и геополитическим константам.

Долгие годы сербская пропаганда через средства массовой информации огульно обвиняла хорватов в том, что они “обладают фашистской ментальностью”, “работают на Ватикан, ЦРУ или 4-й Рейх”. Хорваты отвечали тем, что обзывали сербов “неисправимыми недоразвитыми людьми Востока”, “азиатскими сталинистами, в которых нет ничего европейского”. Дьявола, естественно, мы склонны видеть в других...

Томислав Сунич

http://my.arcto.ru/public/2sunich.htm

1

=

1, 2 Сербские солдаты (из состава Сербского добровольческого корпуса СС (Serbischer SS-Freiwilligen Korps)

3- Командир корпуса, Константин Мушицкий