January 13th, 2018

между Эльбой и Одером

1300 лет назад восток сегодняшней Германии между Эльбой и Одером был мало заселен. Здесь жили пришельцы с востока -- славяне.Они обосновались в 7 веке н.э., и стали одними из последних язычников в середине Европы. Кто именно был этим народом, который оставил свой след повсюду в Восточной и Южной Европе?
Их  история загадочна по сей день, многие вопросы остаются открытыми и оставляют много места для легенд и мифов. Они защищают себя от влиятельных противников и формируют  между Эльбой и Одером свой быт с их сельской культурой и своей верой в естественных богов. Они не короли и императоры, а крестьяне и ремесленники; они никогда не создавали свое государство и все же решительно формировали сегодняшние народы.
Славянские предки на протяжении веков способствовали развитию гражданских обществ современной Европы. С VII века н.э. славянские племена, как доказано, свидетельствовали о воинственных конфликтах и ​​языческих богослужениях. Как славяне без фиксированных границ развивались на протяжении веков, культивируя свои обычаи, религии и культуры и в значительной степени сохраняя большую часть этого до сегодняшнего дня?
Документальный фильм рассказывает о группе славян между Эльбой и Одером на протяжении веков, следует за ними в различных стычках, соблюдает их обычаи и обряды, показывает их навыки выживания и свою борьбу за свою личность на фоне великих исторических потрясений.

https://www.youtube.com/watch?v=auNkeFOby7g

из ФБ

с моей стены -- реплики

-- После Первой мировой войны, в результате ликвидации основных мировых монархий: Российской, Германской, Австро-Венгерской и Турецкой в мире твердо закрепилась власть банкиров. Демократии на Западе никакой нет - есть диктатура финансового капитала, которая осуществляется через оплачиваемые ими СМИ и оплачиваемых ими политиков, которые должны создавать видимость "демократии и свободы слова". Но рамки у этого порядка очень жесткие и Мартин Зельнер на них наткнулся. Демократия в России и в Китае - это бараны за забором, охраняемым злыми псами и пастухами с кнутами, демократия на Западе - это бараны за забором из тонкой проволоки, через которую идет ток, который не убивает, но делает больно. Результат один и тот же - и там, и там бараны остаются в огражденном пространстве загона.

-- Очень-очень верно! и действуют эти пастухи разных стад довольно слаженно, по основным,принципиальным вопросам у них взгляды одинаковые, но этого люди не видят, и это беда!

«Рыцари Мэри Фэган»

https://foto-history.livejournal.com/11376704.html#t167705152

26 апреля 1913 года в подвале карандашной фабрики был обнаружен труп 13 - летней девочки Мэри Фэган, работавшей на этом предприятии. Как установило следствие, она была избита, изнасилована и задушена петлей. По горячим следам следствие сразу же установило виновника преступления - управляющего фабрикой Лео Франка, выходца из богатой еврейской семьи.

29-летний Франк был богатейшим человеком в Атланте, выпускник Корнельского университета, любитель оперы и игры в бридж, председатель местной отделения организации «Бнай Брит», женатый на Люсиль Зелиг, представительнице одного из самых могущественных семейств в Америке, чьи предки основали первую на юге США синагогу. В Атланте Франк управлял карандашной фабрикой, на которой трудились по 13 часов при шестидневной рабочей неделе преимущественно несовершеннолетние девочки, среди которой и была Мэри Фэган.

Впрочем, Франк среди женского персонала своей фабрики был известен как сексуальный извращенец, предпочитавший совсем молоденьких девочек. Мэри Фэган, вероятно, не понимавшая своего счастья, и, честно выполняя производственные задания, отказывала Франку во всем остальном. Результат подобного заблуждения был понятен.

Лео Франк на суде
То, что в преступлении был замешан самый богатый в Атланте человек, вызвало страх у слуг закона. Мэр Атланты публично приказал шефу городской полиции: «Найдите преступника или будете уволены». Речь шла, разумеется, не о настоящем преступнике, а о том, кого можно сделать козлом отпущения.

Первоначальный подозреваемый, ночной сторож негр Ньют Ли, который обнаружил тело ребенка, был брошен в камеру, жестоко избит и многократно допрошен полицейскими. Однако, несмотря на пытки и избиения, он давал показания против Франка. Главный свидетель обвинения, также чернокожий, рабочий Джим Конли упорствовал на своем: только Лео Франк был последним, кто видел Мэри Фэган.

Разумеется, деньги семейства Франка сыграли свою роль, и главный свидетель Конли быстро превратился в главного обвиняемого. Одновременно несколько других свидетелей были запуганы или подкуплены, после чего отказались давать показания.

Казалось, исход дела ясен, тем более негров в одном из оплотов Южной Конфедерации - Джорджии - после Гражданской войны не слишком любили, а к евреям относились нормально, не говоря уже о том, что Франки принадлежали к верхушке штата, а Конли и Ли находились на самом низу общества.

Однако жители американского Юга не допустили осуждения невинного человека. Более 100 тысяч человек провожали Мэри Фэган в последний путь. Никогда ранее в Джорджии не происходило более массовых акций. Вообще-то в США в целом и на Юге в частности убийства были достаточно распространенным явлением, но все же даже у самых отмороженных преступников были сдерживающие моменты. На могиле бедной девочки примерно 150 человек поклялись свершить правосудие, создав общество «Рыцари Мэри Фэган».
Процесс Лео Франка начался 28 июля 1913 года. Адвокаты пели соловьями, рассказывая о том, как гениальный юноша управляет карандашной фабрикой, выплачивая своим работницам за какие-то 13 часов работы в 6-дневную трудовую неделю целых 50 долларов в месяц. Впрочем, видя враждебное отношение к Франку публики, защитники потребовали отпустить своего подзащитного под залог в огромную по тем временам сумму в 50 тысяч долларов.

Во время процесса многотысячная толпа стояла на площади возле здания суда, громко требуя покарать убийц. И в этих условиях, выбирая между хрустов зеленых бумажек и справедливостью, судьи вынесли Франку смертный приговор. Но тут вмешался в дело губернатор Джорджии Джон Слейтон, заменивший казнь пожизненным заключением.

То, что за решением Слейтона стояли деньги семейства Франков, надеявшегося со временем вообще оправдать преступника, было настолько очевидно, что даже сторонники Слейтона из правившей на Юге Демократической партии не решились поддержать губернатора. Более того, американский Юг охватила волна того, что в наше время называют «антисемитизмом». В Атланте и в других городах Джорджии возникли комитеты, призывавшие к бойкоту торговцев-евреев, а кое-где дошло даже до их изгнания.

Для Джона Слейтона смягчение приговора Франку обернулось крахом карьеры. Едва пережив покушение на свою жизнь, он в страхе покинул штат, а его дом был разгромлен. Слейтон прожил еще 40 лет, но в качестве скромного преподавателя в воскресной школе. К политической деятельности пособник убийцы вернуться так и не смог.

Тем временем, власти Джорджии отправили Лео Франка в тюрьму, находившуюся за 200 километров от Атланты, справедливо опасаясь за его жизнь, поскольку собравшаяся у здания суда Джорджии толпа не скрывала своего желания линчевать его. Но и заключенные тюрьмы встретили педофила враждебно. Один из них напал на Франка, ранив его в горло самодельным ножом.

Фабрикант-педофил уцелел и был помещен в тюремную больницу. Впрочем, вряд ли он чувствовал себя хорошо, поскольку каждый раз заключенные, отправляясь на прогулку и возвращаясь с нее, проходя мимо тюремного госпиталя, где лежал Франк, начинали громко стучать ногами по железному полу и скандировать: «Сдохни, Франк!».

Однако деньги семейства убийцы делали свое, и в Вашингтоне начали готовить его освобождение под предлогом амнистии. Возникла так называемая «Антидиффамационная Лига», начавшая кампанию по освобождению Франка под предлогом борьбы с антисемитизмом. «Свободные» и «независимые» газеты Джорджии вдруг в один голос начали воспевать Франка, скромного гения, благодетеля штата и страны.

Фото из зала суда.
Одновременно пресса начала взахлеб писать о том, что нью-йоркские миллионеры происхождения только и мечтают о том, как бы инвестировать в Джорджию миллионы долларов, да только дело Франка мешает.

Известие о том, что преступник будет освобожден, вызвало соответствующую реакцию у «Рыцарей Мэри Фэган». Группа в 25 человек на восьми автомобилях подъехала к зданию тюрьмы 16 августа 1915 года. Они предварительно перерезали телефонные провода, связывающие здание тюрьмы с внешним миром, так что тюремное начальство было захвачено врасплох. Нападавшие без единого выстрела захватили тюрьму, обезоружили охрану и увезли находившегося в госпитале Лео Франка.

Эти 25 человек отнюдь не были «люмпенами» или «представителями социальных низов». Среди «рыцарей» были бывший шериф штата, два члена Верховного суда Джорджии, один священник, несколько военных в отставке, и другие достаточно влиятельные члены местного общества.

Первоначально Лео Франка собирались повестить на могиле Мэри Фэган, но, поскольку выяснилось, что на кладбище Атланты нет подходящих деревьев, преступника линчевали на окраине родного города Мэри - Мариэтта. Приговор гражданского общества был приведен в исполнение. Куски веревки, на которой был повешен Франк, разобрали на сувениры.



Повешенный Лео Франк
На могиле Лео Франка, было написано по латыни: «Semper idem» («Ничего не изменилось»). Подразумевалось, что ни деньги, ни влияние преступников не предотвратят возмездия, как это было всегда.

Так свершилось Правосудие. Поскольку губернатор Слейтон бежал со своего поста, состоялись выборы нового губернатора, которые с триумфом выиграл обвинявший Франка на суде прокурор Хью Дорси. Общественный обвинитель Томас Уотсон был выбран в Сенат США.

В 1986 году Лео Франк был посмертно оправдан властями Джорджии на основании заявления одной из прежних свидетельниц, жертвы сексуальных домогательств Франка, которая через 73 (!) года после преступления вдруг отказалась от прежних показаний. Тем не менее, дело Лео Франка до сих пор является свидетельством того, как гражданское общество способно преодолеть коррумпированность судебной системы, неэффективность политической организации общества, продемонстрировать невосприимчивость к продажным СМИ и преодолеть сопротивление влиятельной богатой верхушки.

-----------------------------

Здесь в конце  расхождения с версией Википедии


==В 1982 году, через 70 лет после убийства, Алонсо Манн, мальчик, работавший в офисе Франка, рассказал, что видел, как Джим Конли на фабрике в одиночку переносил тело Фэган. Манн показал под присягой, что Конли угрожал убить его, если он сообщит о том, что видел. Когда мальчик рассказал об этом родителям, те заставили его поклясться, что он это никому больше не расскажет. ==


==Когда мальчик рассказал об этом родителям, те заставили его поклясться, что он это никому больше не расскажет. == --- то есть эти бедняки побоялись защитить богача Франка,на стороне которого были и власти и пресса?

очень смешно

Митрополит Гермоген

------------------------
Григорий Иванович Максимов родился в станице Нагавской 2-го Донского округа Области Войска Донского. Отец его был псаломщиком, и сын пошел по его стезе. Закончил со старанием Усть-Медведицкое духовное училище, Донскую духовную семинарию и Киевскую духовную Академию.
С 1886 года начинается путь Максимова как псаломщика и священника. В Новочеркасском Вознесенскомм кафедральном соборе он служит приходским священником. В 1889 году открывается женское Епархиальное училище, и молодой кандидат богословия Максимов вступает в новое здание в качестве инспектора.
В 1894 году он назначается в станицу Усть-Медведицкую смотрителем духовного училища, которое благоустраивается. При закладке храма в училище Григорий Максимов произносит светлую речь, опубликованную, как и другие его выступления, в «Донских епархиальных ведомостях».
Училищем в ту пору руководил дворянин В.В. Голенищев-Кутузов. Наставнику Максимову помогал в делах с младыми воспитанниками Петр Смирнов. С ними надзирали за учебой и поведением казачат, как в училище, так и дома, еще трое студентов семинарии.
В духовных заботах и педагогических хлопотах проходит у Максимова восемь лет. Одновременно он поспевал вести работу председателя Окружного отделения епархиального училищного совета.
В 1902 году его направляют из Донской епархии в Кавказскую. Он проявляет себя как ревностный настоятель Владикавказского кафедрального собора и член Духовной Консистории. С учетом опыта и заслуг назначают его ректором Саратовской духовной семинарии.
Однако успехи на лоне службы церкви омрачились семейным горем. Вдовый протоиерей Максимов в 1909 году принял монашество под именем Гермоген и был возведен в сан архимандрита. В следующем году стал епископом. В мае 1910 года в Новочеркасске Гермоген приступил к обязанностям Викария (помощника) Донской епархии с наименованием Епископ Аксайский.
В родной Донской стороне он возрождает многие старинные церковные традиции, крестные ходы.
Вникает в учебные, воспитательные процессы миссионерской школы и жизни, присматривает за действиями сектантов.
На этой должности преосвященный Герман истово трудился до революционной смуты 1917 года.
Во Всевеликом Войске Донском он был известен как казачий архипастырь. Республика Советов усилила гонения на церковь и ее служителей, стремилась принизить ее авторитет, завладеть ее добром и значительными ценностями.
Гермоген в 1920 году вместе с высшими представителями Белой эмиграции вынужден был эмигрировать за границу. Состоял там епископом Русской Синодальной юрисдикции. В 1935 году он является архиепископом, с 1941 года находится в Хорватии в сане православного митрополита. Был пылким проповедником.
Жизнь этого донского подвижника закончилась трагически в годы Второй Мировой войны. Гермоген опочил не своим духом. Он был захвачен партизанами коммуниста Иосифа Броз Тито, против которого сражались белые русские офицеры-эмигранты. В Загребе священнослужителя Гермогена поутру вывели на расстрел. Рясу на его груди изрешетили пули из автоматов… Вечный мир праху его!

Николай Бичехвост


Немного подробнее о расстреле
В начале 1945 года наступление советских войск на Балканах заставило эвакуироваться хорватское правительство, и оно предложило и владыке Гермогену с клиром уйти в Австрию.
Он, после разбора этого вопроса со своим духовенством , которое единогласно высказалось против эвакуации , ответил такими словами: «Нас здесь очень мало , но у нас есть епископство и духовенство православное и совесть наша спокойна... Мы готовы дать отчёт во всех своих деяниях за время нашего служения перед свободно и законно созванным и вполне независимым в своих решениях Церковным Собором Сербской Церкви с участием по возможности епископов Русской Зарубежной Церкви.»
Синод СПЦ выбрал крайне недостойный Православия путь – передал владыку Гермогена и духовенство ХПЦ в руки красных партизан армии И.-Б.Тито, т. е. В руки богоборцев и потребовал судить их , как «военных преступников» своим собственным судом. Трибунал безбожников приговорил всех арестованных к смертной казни и 29 июня 1945года были расстреляны. Месяцем ранее началась трагедия в Лиенце.