September 11th, 2017

Старая песня...

"И надо бы прыгать - не вышел полет..."
Немцы с радостью восприняли уход российских войск из Германии, с такой же радостью воспримут и уход американцев, англичан... Но при этом будут помнить не только, что это были оккупанты, принесшие много страданий немецкому народу. Они будут помнить и то хорошее, что принесли ему эти люди.
http://schutz-brett.org/3x/ru/czatbn-nncbma/28-russische-beitraege/czatbn/929-i-nado-by-prygat-ne-vyshel-polet.html

Мы ехали по асфальтированной проселочной дороге и примерно в километре за городком Зюра увидели у обочины одинокую, но очень ухоженную, с большим обелиском и пятиконечной звездой, могилу, обсаженную зеленью. Мы, конечно, остановились. Большими золотыми буквами в центре обелиска надпись: „Ruhm und Dank den sowjetischen Helden“ («Слава и благодарность советским героям»). Слева: „JuriAlexejewitsch Wladimirow, geb. аm 26. Okt. 1931, opferte sein Leben am 19. Okt. 1966“ («Юрий Алексеевич Владимиров, род. 26 окт. 1931 г., пожертвовал своей жизнью 19 окт. 1966 г.»). Справа: „Viktor Nikolaewitsch Schandokow, geb. аm 15. Aug. 1923, opferte sein Leben am 19. Okt. 1966“ («Виктор Николаевич Шандоков, род. 15 авг. 1923 г., пожертвовал своей жизнью 19 окт.1966 г.»).

ИНТЕРВЬЮ С ОТТО-ЭРНСТОМ РЕМЕРОМ

Тридцатидвухлетний майор германского Вермахта, командир караульного батальона «Великая Германия» («Гроссдойчланд»), расквартированного в столице Третьего рейха Берлине, Отто-Эрнст Ремер неожиданно для себя вошел в историю ХХ века. 20 июля 1944 года в Германии, под кодовым названием «операция Валькирия», произошла попытка военного переворота, так называемый «заговор генералов против Гитлера». Вслед за взрывом бомбы в ставке фюрера «Волчье логово» («Вольфшанце») под Растенбургом (в Восточной Пруссии) была распространена ложная весть, что Гитлер погиб. Группа вовлеченных в заговор офицеров и генералов германского вермахта начала отдавать распоряжения об аресте ближайших сподвижников Гитлера. Майору Отто-Эрнсту Ремеру – офицеру-фронтовику, бывшему командиру I (бронетранспортерного) панцер-гренадерского (мотопехотного) полка «Великая Германия», к моменту «полета Валькирии» уже неоднократно раненому в боях на полях «Европейской гражданской войны» и получившему из рук самого фюрера Третьего рейха «Дубовые листья» к Рыцарскому Кресту Железного Креста, заговорщики приказали арестовать пребывавшего, в отсутствие Гитлера, в Берлине имперского министра пропаганды доктора Йозефа Геббельса. Поначалу Ремер, поверивший дезинформации о гибели Гитлера, не подозревая ничего дурного, собрался выполнить приказ, хотя приданный его караульному батальону «национал-социалистический офицер-руководитель» (национальзоциалистишер фюрунгсоффицир), всеми силами отговаривал его от этого. Поверив генералу-заговорщику Газе и выполняя отданные тем приказы, Ремер оцепил силами своих«великогерманцев» правительственный квартал, блокировал станции берлинского метро и даже разоружил эсэсовские посты. Однако Геббельс не только напомнил явившемуся арестовать его майору-«великогерманцу» о присяге, но и соединил его по телефону с штаб-квартирой Гитлера. Он молча передал Ремеру телефонную трубку, и майор услышал следующие слова: «Вы узнаете меня, майор Ремер, Вам знаком мой голос?»

- «Так точно, мой фюрер», - ответил майор, сравнительно недавно, 12 ноября 1943 года, получивший из рук фюрера «Дубовые листья». Тоном, не терпящим никаких возражений, Гитлер приказал ему незамедлительно приступить к подавлению заговора. Убедившись в том, что «слухи о смерти фюрера оказались сильно преувеличенными» и что присягу нарушили как раз генералы-заговорщики, Ремер (повышенный Гитлером в звании до полковника прямо по телефону), лично организовал оборону правительственных зданий от отрядов путчистов, силами караульного батальона «Великая Германия» занял комендатуру на Унтер-ден-Линден и, после короткой перестрелки, арестовал всех военных руководителей «операции Валькирия». За блестящее выполнение боевого задания он был назначен командиром Дивизии эскорта фюрера и в начале 1945 года произведен в генерал-майоры. В этом чине Ремер и закончил войну.

После войны отставной генерал Отто-Эрнст Ремер стал известным общественным деятелем ФРГ. В 1947 году он был в числе основателей «Германской Имперской партии» («Дойче Рейхспартей»), стал ее вторым председателем и оставался на этом посту до запрещения партии западногерманскими властями в 1952 году. К моменту запрета партия насчитывала более 80 000 активных членов. На Ремера постоянно клеили ярлык неонациста, что было неверно в принципе. Оставаясь верен своему прошлому, он был менее всего похож на «вечно вчерашнего», упорно цепляющегося за реалии давно прошедшего времени. Скорее его можно было назвать патриотом, националистом или, в крайнем случае, правым радикалом. Генерал Ремер неоднократно подвергался судебным преследованиям за свои диссидентские суждения о прошлом и о настоящем Германии, Европы и всего мира. В конце концов, поседевший в боях ветеран, приговоренный боннской Фемидой к трехмесячному тюремному заключению, был вынужден отправиться в политическое изгнание, что, однако, не заставило его отказаться от общественно-политической деятельности. Ремер бежал в Египет, где располагал обширными связями среди немецких политических эмигрантов и лидеров антибританского и антимонархического движения «молодых офицеров». В Каире генерал Ремер был советником Президента Объединенной Арабской Республики (ОАР) и Героя Советского Союза (!) Гамаля Абделя Насера по вопросам обеспечения национальной безопасности. Одновременно Ремер занимался организацией поставок вооружений в Сирию (где другой ветеран-«великогерманец» - бывший командир танкового полка «ВГ» Гиацинт граф Штрахвиц фон Гросс Цаухе унд Камминец - трудился советником по вопросам сельского и лесного хозяйства при сирийском правительстве). Несмотря на тесные связи Египта и Сирии с СССР, обе страны, стремившиеся к уничтожению государства Израиль – «непотопляемого авианосца США на Ближнем Востоке» – дали прибежище бесчисленному множеству германских военных и научно-технических специалистов, так что Ремер оказался там среди своих. По возвращении на родину генерал Ремер вновь попал в гущу событий, став одним из отцов-основателей «Немецкого Народного Союза» («Дойче Фолькс-Унион»), ведущим активистом общества «Круг друзей Ульриха фон Гуттена» («Фрейндескрайз Ульрих фон Гуттен») и одним из основателей «Германского Освободительного движения», которое возглавлял в 1983-1989 гг. Ремером было написано несколько книг, издавалась собственная газета «Депеша Ремера» («Ремер-Депеше») Генерал регулярно выступал на научных и политических конференциях в Германии и Австрии. Ремер поддерживал тесные контакты с лидером «Антисионистского легиона» Михаэлем Кюненом, бывшим офицером западногерманского бундесвера. Любопытно, что «Антисионистский легион» (и созданная на его базе «Антисионистская акция») в период первой войны международного сообщества против Ирака в Персидском заливе (1991) направила в помощь иракскому диктатору Саддаму Хусейну отряд добровольцев «для борьбы с империализмом и международным сионизмом». Но это так, к слову.

Воссоединение Германии мало что изменило в судьбе Отто Эрнста Ремера. Как и до падения Берлинской стены, старый«великогерманец» неоднократно приговаривался судебными властями ФРГ к различным наказаниям за пропаганду ревизионизма и расизма. В 1994 году, вследствие очередного судебного преследования, бежал вместе со своей супругой Аннелизе Витте в Испанию, где и скончался три года спустя (в Коста дель Соль).

Предлагаемое вниманию читателей интервью генерала Отто-Эрнста Ремера, данное им западногерманской журналистке Штефани Шёнеман в 1988 году, было спустя два года полностью опубликовано на страницах издающегося в Калифорнии «Журнале пересмотра истории» (The Journal of Historical Review, vol. 10, # 1, 1990), ведущем научном издании ревизионистской историографической школы. Несмотря на то, что за время, прошедшее с 1988 года, многие политические и идеологические реалии существенно изменились, мы полагаем, что мысли, высказанные старым «великогерманцем» Ремером в его интервью, отнюдь не утратили своего интереса, особенно для отечественного читателя.

Вопрос: Правда ли, что немцы называли русских недочеловеками?

Ответ: Чепуха! Русские – такие же люди, как и все остальные. Вопрос, называли ли мы русских недочеловеками, это просто чепуха. У нас были превосходные отношения с русским народом. Единственным исключением была проблема, с которой нам пришлось иметь дело – советские комиссары, которые все были евреями. Они стояли позади строя с автоматами и гнали в бой русских солдат. Но мы с ними быстро управлялись – в соответствии с приказом. Ведь шла борьба за существование, идеологическая война, и такая политика принималась как должное. Порой шли разговоры о так называемых «азиатских ордах», а простые солдаты иногда говорили о «недочеловеках», но такая лексика никогда не употреблялась официально.

Вопрос: Генерал Ремер, Вы призываете к германо-советскому сотрудничеству. Не могли бы Вы рассказать об этом подробнее?

Ответ: Мы, немцы, должны выйти из союза НАТО, мы должны стать независимыми в военном отношении, мы должны создать зону, свободную от ядерного оружия; мы должны прийти к взаимопониманию с русскими. То есть, мы должны получить от русских разумные границы. Американцы здесь ни при чем. В ответ мы гарантируем (русским – В.А.) закупку их сырья и сотрудничество в рамках сотен проектов с русскими, тем самым сокращая нашу безработицу. Все это не имеет ничего общего с идеологией. Русские отстали экономически, так что они с радостью пойдут на это и избавятся от идеологии.

Вопрос: А как отреагирует Франция?

Ответ: Франция должна будет с нами сотрудничать. Франция много слабее нас экономически, так что ей придется торговать с нами на Западе или не торговать вообще. Американцы – наши смертельные соперники.

Вопрос: Не приведет ли германо-советский союз к войне?

Ответ: Нет. Напротив, мы предотвратим войну. России не нужна война…Это Америка хочет войны.

Вопрос: Не попытается ли Америка спровоцировать войну?

Ответ: Если мы действительно придем к взаимопониманию с Россией, то Америке конец. Скажу вам откровенно: правительство Аденауэра взяло на службу всю команду Геббельса военного времени и назначило на посты в боннском правительстве. В результате антикоммунистический подход доктора Геббельса продолжает существовать до нашего времени. Все они – люди Геббельса…Но кто ныне действительно верит в коммунизм? Хотя мы в самом деле против коммунизма.

Вопрос: Вы общались с русскими?

Ответ: Да, я беседовал с советским послом Валентином Фалиным. Я встречался с ним в Бонне, и с пресс-секретарем (посольства СССР в ФРГ – В.А.) в Кельне. Они пригласили меня, и мы говорили так же свободно, как сейчас с Вами. Ведь это же норма политической жизни – свободно беседовать с оппонентами.

Вопрос: Как Вы думаете, будут ли русские действительно сотрудничать?

Ответ: Пока что мы на это не рассчитываем. Мы еще не стали политической силой. Мы сможем действовать как политический фактор, только когда получим политическую власть. Я написал брошюру, которую направил в Москву и которую обсуждал с советским посольством. Они согласились со мной и сказали, что если бы все немцы думали так, как я, то политические отношения были бы намного проще. Но, говорят они, мы имеем дело с Бонном, а поскольку Бонн входит в состав НАТО, он наш оппонент. Вот как обстоят дела.

Вопрос: Почему издание Вашей организации называется «Германия Бисмарка»?

Ответ: Потому что Бисмарк проводил политику, ориентированную на Восток, и в результате его договора с Россией мы имели 44 года мира.