August 21st, 2017

...

Оказывается, уже несколько месяцев в Британии происходят нападния на темнокожих,  их обливают кислотой мотоциклисты.

Задержать никого (слава Богу) не удалось.

Власти хотят запретить продажу кислоты и средств для чистки труб.

=

Про "Матильду":

"Всякий, кому дороги предсмертные страдания царственных мучеников, оскорбится скорее от убийственного «монархизма» Чаплина и Поклонской, этих церберов «державного патриотизма», чем от амбивалентной киноленты Учителя. Поклоняющиеся идолу советско-чекистской государственности не имеют морального права возмущаться «оскорблением чувств верующих»; веруют-то эти «верующие» не в Христа, а в Левиафана. У верующих же во Христа нет роскоши обращать внимание на «Матильду» (тем более при всей противоречивости трактовок этого фильма): русских христиан оскорбляет в первую очередь само существование цивилизации цареубийц, апология её «великих побед»  и гигантоманских «достижений» (будь то полёт Гагарина в космос, сопровождавшийся атеистической пропагандой или бесцельное, убыточное строительство БАМа), поддержка разнбразных  коммунистов по всему миру. Все  преступления большевиков восходят к ритуальному убийству православного самодержца...



Ф.М.

Из воспоминаний о Розанове

Тревогу о русской семье моего замечательного предка я понимаю и принимаю. Конечно, сейчас, через сто лет, в совершенно иных условиях, изменился и сам «вопрос». Он приобрел новую остроту, стал еще более тревожным. Семья за семьдесят лет коммунистического режима и десятилетие хаоса перестройки превратилась в больной организм, нуждающийся в срочной помощи (медицинской, правовой, нравственной).

Исторический парадокс: революция освободила семью от пут косных законов, устаревших запретов, дала свободу развода, узаконила внебрачных детей (чего так добивался Розанов); и эта же революция выбила из-под ног семьи основу ее существования – отняла Дом, лишила многих прав, а также осудила (можно сказать, ошельмовала) устои и опоры, на которых семья держится.

Нарушились нормальные семейные скрепы: муж перестал отвечать за семью, так как мужчина в России после Октября потерял право на самостоятельность – перестал быть хозяином в доме и на работе. Женщина под манящим лозунгом освобождения от «семейного рабства» сразу же оказалась под двойным тяглом (труд домашний и вынужденная необходимость работать). Воспитание детей в основном перешло в казенные руки (ясли, детсад, школа). Но никакое бесплатное обучение и содержание детей не могло покрыть нравственного и морального ущерба, причиненного пренебрежением к семье, подменой родительского долга государственной «заботой». Розанов не мог предвидеть этой страшной картины в подробностях, но опасность, которая грозила семье от осуществления социалистических идеалов, он предчувствовал: «Семейный вопрос в наше время принимает остроту не только нравственного, но и физического спасения нации». Слова эти, относящиеся к тому времени, в конце XX столетия звучат уже не как предупреждение, а как сообщение о происходящей катастрофе.


Наталья Баранская. Странствие бездомных...