April 16th, 2017

О путанице

с употреблением слова «либерализм»
Гр. Юдин: «Слово «либерализм» сегодня может означать всё что угодно, а значит – не означает ничего. Его употребляют к месту и не к месту, по отношению к противоположным вещам, а вдобавок ко всему есть ещё и различный национальный контекст».
Чтобы разобраться «в ситуации путаницы» с употреблением слова «либерализм», лучше всего начать с истории ее (путаницы) возникновения.
Есть такая очень популярная цитата из «Истории экономического анализа» (1954) Йозефа Шумпетера о том, что термин либерализм «приобрел иное, фактически противоположное, значение уже примерно с 1900 г. и особенно с 1930 г.: в порядке высшего, хотя и неосознанного, комплимента его присвоили себе противники системы частного предпринимательства».
В Англии — с 1900 г., в США — с 1930-х годов.
Процесс изменения значения слова «либерализм» с 1880-х годов Англии задокументирован на этом сайте: http://www.lostlanguage.org/liberal... (там представлены цитаты авторов, расширяющих либерализм до социализма и авторов, оспаривавших такое расширение (на англ.)). (Там же можно посмотреть, как изменялось значение таких изначально связанных с либерализмом понятий, как «свобода», «справедливость», «собственность», «равенство», «право», «права».)
К 1927 г. ситуация была следующей: «Сегодня мир не хочет больше слышать о либерализме. Вне Англии термин "либерализм" откровенно объявлен вне закона. В Англии, несомненно, еще есть "либералы", но большинство продолжает так себя называть лишь по инерции. В действительности это скорее умеренные социалисты. Сегодня политическая власть повсеместно находится в руках антилиберальных партий» (Л. фон Мизес «Либерализм» (1927) — ссылку на pdf см. в конце записи).
А как слово «либерализм» приобрело свое нынешнее значение в США рассказывается в незаслуженно малоизвестной книжке Рональда Ротунды «Либерализм как слово и символ: борьба за либеральный бренд в США» (https://sotsium.ru/politologiya/lib...).
Спойлер: случилось это в результате сознательной подмены понятий Франклином Рузвельтом, искавшим подходящий словесный ярлык для своей программы регулирования экономики. Для этого он выбрал не использовавшееся в США, но престижное и имеющее только благоприятные ассоциации слово «либеральный». Так получилось, что одновременно права на этот бренд предъявил Герберт Гувер, и исход спора решился в ходе избирательных компаний 1932—1940 гг. Рассказ об этом историческом эпизоде составляет сюжетный центр книги. Но эта история предваряется интересными размышлениями автора о роли символов в политике и кратким обзором истории слова «либерал» и «либеральный» как обозначения социально-экономической программы в Англии и США в XIX—ХХ вв.
К 1962 г. ситуация с либерализмом в мире выглядела так: «В наши дни принципы философии либерализма XIX века почти забыты. В континентальной Европе их помнят лишь немногие. В Англии термин "либерал" в основном употребляется для обозначения программы, которая только деталями отличается от тоталитаризма социалистов. В Соединенных Штатах Америки слово "либерал" означает сегодня набор идей и политических постулатов, которые во всех отношениях противоположны тому, что либерализм означал для предшествующих поколений. Самозваный американский либерал аплодирует всемогуществу правительства и является решительным врагом свободы предпринимательства и защищает всеохватывающее планирование со стороны властей, т.е. социализм. Эти "либералы" рьяно подчеркивают, что они не одобряют диктаторскую политику России не по причине ее социалистического или коммунистического характера, а просто из-за ее империалистических тенденций. Каждая мера, направленная на конфискацию имущества у тех, кто имеет больше среднего уровня, или на ограничение прав владельцев собственности, считается либеральной и прогрессивной. Практически неограниченная дискреционная власть предоставляется правительственным органам, чьи решения не подлежат судебному пересмотру. Немногих честных граждан, осмеливающихся критиковать эту тенденцию к административному деспотизму, называют экстремистами, реакционерами, экономическими роялистами и фашистами. Считается, что свободная страна не должна терпеть политической активности со стороны таких "врагов общества. (Все же следует упомянуть о том, что несколько выдающихся англичан продолжают поддерживать курс истинного либерализма.)» (Л. фон Мизес «Либерализм», 1962, предисловие автора к английскому изданию).
Так что читайте книжки, чтобы понимать откуда что взялось, и в каждом конкретном случае знать, что здесь означает слово «либерализм» (это призыв к читателям журнала, а не к участникам разговора).
2. О политическом и экономическом либерализме
а) О возникновении либерализма
Мне кажется искусственным разделение Григорием Юдиным политического и экономического либерализма уже в момент зарождения либерализма: «...если пытаться разобраться в этой каше, то стоит начать с разделения политического и экономического либерализма. Это два разных интеллектуальных течения, которые друг с другом связаны, но между ними на самом деле сложились достаточно серьёзные противоречия. И различий едва ли не больше, чем общего». И представляется односторонней интерпретация локковского либерализма как исключительно политического: «Политический либерализм как самостоятельное течение оформляется в XVII веке, его отцом часто называют Джона Локка. Ключевым для него является управление с согласия, принцип народного суверенитета – то, что по-английски называется government by consent».
Здесь, во-первых, не упоминается разработанная Локком теория собственности, которая лежала в основе либерализма XIX — начала XX в., и до сих пор составляет фундамент американского либертарианства. См.: Дж. Локк «Второй трактат о правлении», гл. VII — https://sotsium.ru/politologiya/dva.... А во-вторых, игнорируется цель, во имя которой, по Локку, люди объединяются в государство: «...великой и главной целью объединения людей в государства и передачи ими себя под власть правительства является сохранение их собственности» и чуть ниже: «Власть общества или созданного людьми законодательного органа никогда не может простираться далее, нежели это необходимо для общего блага; эта власть обязана сохранять собственность каждого...» (если я правильно понимаю, везде курсив Локка см.: Там же, гл. IX, §124 и §131). (См. ниже в P.P.S. ссылку на диалог с Игорем Федюкиным -- там эта тема всплыла.)
По-моему, это не соответствует такому толкованию: «То есть сначала для либералов право собственности и прочие рыночные атрибуты были просто частью прав и свобод, но потом для какой-то части либералов именно экономические свободы и право собственности стали основными, остальные гражданские права были менее важны» (Максим Гревцев) — «Да. Но эту смену фокусировки нельзя недооценивать» (Гр. Юдин).

далее    https://www.facebook.com/notes/%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80-%D0%BA%D1%83%D1%80%D1%8F%D0%B5%D0%B2/%D0%BB%D0%B8%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%BC-%D0%B1%D0%B8%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D1%81%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%BA-ad-hoc/1345898858835965/

......

Ветеринар в звании обер-солдата выполняет процедуру лечения газом лошади с заболеванием кожи в дезинфекционной камере.

из ВК








очень не хватает

такого автора как Ремарк

Сейчас или =крепко закрученная интрига= или  безумные извращения или то и друге вместе.

Или просто незамысловатое перечисление  жизненных благ, особенно гастрономических с соблюдением немудренных правил:   хорошо отзываться  о смуглых брюнетках, иронично о  блондинках и саркастически -- о немцах.

Попался как то  ранний Ремарк ,  очень наивный его Приют грез -- а ведь он был консерватор!

Что бы он сказал сегодня о том тупике, куда пришел (и привел нас) либеральный антифашизм?