June 11th, 2012

Табу




Социолог Роберт Хелп:
«Эксперименты, которые я периодически ставил на семинарах, убедили меня в том, что Освенцим это действительно одно из немногих табу в строго этнологическом смысле слова, которые ещё существуют в нашем «свободном от табу» обществе. В то время как на другие стимулы они вообще не реагируют, «просвещённые» студенты Центральной Европы, которые не хотят больше знать никаких табу, реагируют на ревизионистские тексты о газовых камерах Освенцима столь же «спонтанно» (и со сравнимыми физиологическими симптомами), как члены первобытных полинезийских племён на нарушение табу. Они буквально выходят из себя и явно не готовы и не способны трезво обсуждать выдвигаемые тезисы… «Современное» общество по своей реакции на нарушение табу, в принципе, ничем не отличается от «первобытного»: это нарушение обычно воспринимается, как «дерзость» или «мерзость» и спонтанно вызывает «отвращение» и «ужас». В итоге, нарушителей изолируют, исключают из общества и в свою очередь «табуизируют» [1]. 


[1] Rolf-Josef Eibicht. Hellmut Diwald. Sein Vermachtnis fur Deutschland. Sein Mut zur Geschichte, Hohenrain, Tubingen 1994, S. 140.

S + P




Все, что мы любим в русской истории, вся ее эссенция, суть, эссенция русской нации, русского государства, русского масштаба и русского пути в этой работе Репина, изображающей столетний мозг Империи за работой. Это заседание Госсовета, рассматривавшего и разрабатывавшего законопроекты фактически для всех сфер русской жизни, под председательством Императора. Именно эти люди (беспрецедентная 61 портретная фигура - Репин сотворил композиционное волшебство, сумев придать динамику и величественность статичной сцене заседания) определяли курс движения и жизни гигантской Империи, раскинувшейся на весь континент. 

Шорох их бумаг слышали и в Варшаве, и в Бухаре, и в Тифлисе, и в Порт-Артуре, и в Финляндии, и на Камчатке. Всмотритесь в эти лица, в эти фигуры, в эти позы, в эти мундиры. Элита элиты, creme de la creme, генералы, великие князья, министры, непременный демонический обер-прокурор Победоносцев - последний блеск, последний пик имперского величия, вслед за которым наступит кровавое царство евреев, грузин и гэкающих крестьян из глубинки. В следующий раз такие лица, такие решения и такие мундиры у русского правящего класса будут примерно никогда. 

И да, эта картина - идеальный тест на русскость. Если рассматривая ее, вы испытываете почтительное благоговение, как будто вам разрешили заглянуть на мостик гигантского боевого крейсера - то вы русский, ибо русский на этом величественном полотне видит в первую очередь СВОИХ, причем своих принципиально другого уровня разумения. Если же вас начинает корежить ("Ссссатрапы! Кррррестьян! Угнетттттали! Я потомственный муссссорщик! А они! Не мусссорщики!"), то вы - советский.