gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

КАКЪ РУССКIЕ ЛЮДИ ПРЕВРАЩАЮТСЯ ВЪ СОВѢТСКИХЪ ПАТРIОТОВЪ?

И.Ильин

Пути этого превращенiя различны и многообразны, и не всѣ дороги заслуживаютъ особаго описанiя. Трагедiя голода, безработицы и отчаянiя; трагикомедiя паники, безволiя и безличности; комедiя глупости, хитрости и невѣжества - понятны. Но есть и сущiя превращенiя. Есть искреннiя превращенiя: человѣкъ тоскуетъ по родинѣ, а родина для него не духъ, не честь, не культура, не самостоятельное и свободное цветенiе народной души и даже не рангъ народа въ мiровой исторiи. Родина для него - это стихiя нацiональнаго языка (хочу говорить по-русски!); ширь ландшафта (мнѣ здѣсь тѣсно и душно, хочу нашихъ равнинъ и лѣсовъ!); острота климата (морозы, снѣга, весеннiй вѣтеръ, грозы, ливни, бури!) и ароматъ быта (выветрившiйся въ совѣтчинѣ!)

Отъ многолѣтней усталости, близорукости и поверхностнаго жизневозприятiя - онъ перестаетъ возпринимать порочное, позорное и противорусское качество совѣтчины.

Пропаганда подталкиваетъ его, колеблющагося, - и онъ готовъ "сопричислиться". Такихъ не мало. Можетъ быть, они уцѣлѣютъ, по своей незамѣтности, гдѣ-нибудь въ уголочкѣ...

Но есть и неискреннiя превращенiя. Человѣкъ отлично понимаетъ и порочность, и позорность, и антинацiональность совѣтчины; понимаетъ, но не чувствуетъ ея; и потому все это не мѣшаетъ ему "сопричислиться". У него холодное сердце и мертвая совѣсть: въ немъ нѣтъ русскаго патріотизма, нѣтъ любви къ своему народу, нѣтъ живаго отвращенiя къ той системѣ пошлости, лжи, насилiя и раболѣпства, которая уродуетъ добрую и благородную душу нашего народа. Онъ холодно наблюдаетъ, разсчитываетъ, любопытствуетъ, "прикидываетъ". Вѣдь "умные" люди вообще вѣрятъ въ "правоту" сильнаго и въ уменiе держать носъ "по вѣтру"; а смыслъ великаго урагана исторiи и скрытый въ немъ приговоръ злодѣйству имъ недоступенъ. И вотъ онъ готовитъ себѣ необходимыя "связи", лжетъ по-русски, смѣшиваетъ Россiю съ Совѣтскимъ Союзомъ, путаетъ всѣ понятiя, выдаетъ зло за добро и добро за зло, отправляетъ другихъ на погибель и становится слугою дiавола. Такова была предательская роль Бердяева, который, впрочемъ, совсѣмъ не былъ одинокъ. Такимъ совѣтская власть не вѣритъ, такихъ она не цѣнитъ; и въ этомъ она права. Они будутъ использованы, а затѣмъ уничтожены какъ подозрительные перебѣжчики.

Итакъ, люди "превращаются" отъ духовной слѣпоты: или наивно-безпомощной, или порочно-сознательной. Наивная безпомощность иногда выражается въ своеобразномъ "дальтонизмѣ": человѣкъ вдругъ (или постепенно!) слѣпнетъ для однаго "цвѣта", для опредѣленнаго сектора жизни. Одинъ увѣровалъ, что успѣхъ Красной армiи составляетъ честь и славу Россiи. Другой увѣровалъ, что санъ Всероссiйскаго Патріарха дѣлаетъ человѣка "мудрымъ", "геніальнымъ", "священномученикомъ". И вотъ онъ уже шепчется съ чекистами въ рясахъ, прислуживаетъ въ храмѣ и мечтаетъ подмять подъсовѣтскую церковь (Ильинъ подразумѣваетъ подъ «совѣтской церковью» Московскую Патріархію РПЦ, - прим. Редакціи ОРФ) всѣ восточныя патріаршества. Третiй преклонился передъ - "заводами-гигантами" и восторгается лозунгомъ "догнать и перегнать Америку!" И вотъ, онъ уже горюетъ о томъ, что совѣтофилъ Капица все еще не подарилъ Совѣтамъ атомную бомбу.

И всѣ они, по слѣпотѣ и глупости промѣнявъ Россiю на Советскiй Союзъ, мнятъ себя "патріотами".

Этимъ всѣмъ одна судьба: "коготокъ увязъ - всей птичкѣ пропасть", такова "власть тьмы". Духовной зоркости не хватило - ослѣпнетъ совсѣмъ. Проглотилъ маленькаго "чертенка" - проглотитъ и всего "дiавола".

Во всѣхъ этихъ превращенъiяхъ - искреннихъ и неискреннихъ - дѣло не просто въ недостаткѣ освѣдомленности или въ интуитивной зоркости. Дѣло въ скудости духа: въ недуховности "патріотизма", въ бездуховномъ политиканствѣ, въ духовно-мертвомъ возприятiи армiи, въ духовно-слѣпой религіозности, въ духовно-индифферентномъ трактованiи нацiональнаго хозяйства.

Ибо безъ духовнаго измѣренiя вещей, явленiй и человѣческихъ дѣлъ - безъ измѣренiя глубины, безъ "Божьяго луча, безъ совѣсти и чести" - все становится мелкимъ, плоскимъ, пошлымъ и соблазнительнымъ". А въ нашу эпоху величайшаго, обостреннаго и обнаженнаго соблазна - всякая духовная скудость и слѣпота (въ политикѣ, въ хозяйствѣ, въ церкви и въ армiи) ведетъ къ приятiю безбожiя, къ содействiю мiровой революцiи и къ предательству Россiи.

Tags: идеология, история, русское и советское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment