gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Category:

Смысловский

Смысловский совершенно не стремился попасть во власовскую армию, так как его раздражало окружение генерала Власова, куда входили члены НТС. В очередной раз бороться с «новопоколенцами», терять на это драгоценное время ему не хотелось. Кроме того, фон Регенау расходился с командующим ВС КОНР по целому ряду вопросов. Начальнику «Русской объединенной разведшколы» не нравился ни Пражский манифест, ни идея борьбы против немцев. Он также не хотел связывать себя прочными узами с организацией Химмлера. Смысловский понимал, почему бывший советский генерал пошел на контакт с «Чёрным орденом», но выбора его не одобрял. Как пишет немецкий историк Рольф-Дитрих Мюллер, «встреча Власова с генерал-майором Борисом Смысловским» закончилась безрезультатно, «ОКХ поддерживало этого руководителя русских эмигрантов и бывшего капитана гвардии в качестве альтернативы Власову».

Для Смысловского также было понятно, что идея «третьей силы» - это фикция, за которой руководство НТС прятало свои властные амбиции. На этом аспекте проблемы надо остановиться подробнее. Брянский историк Андрей Кукатов, критикуя нас в своих работах, считает недоказанным тезис о том, что члены НТС, избравшие вместе с Байдалаковым путь сотрудничества с различными немецкими ведомствами в годы войны, пользовались идеей «третьей силы» в качестве прикрытия. На наш взгляд, идея «третьей силы» представляет собой пропагандистский лозунг и одновременно мифологему, которая не могла быть положительно реализована в рамках национал-социалистического государства Адольфа Хитлера. Какими бы ни были иллюзорные чаяния рядовых членов НТС, внешне их действия сводились к работе на те немецкие органы, которые занимались установлением «нового порядка» на оккупированной территории СССР. Пропаганда «третьей силы» в основном воспринималась негативно, в противном случае ряды организации пополнили бы не сотни, а сотни тысяч человек.

Провалом завершилась работа НТС в бригаде Каминского, в 1-й русской бригаде SS «Дружина» и организации Михаила Октана «Союз борьбы против большевизма». Таким же крахом окончилась «подпольная деятельность» союза в Зондерштабе «Р», который "энтээсовцам" так и не удалось захватить. Даже появление ВС КОНР в конце 1944 г. вовсе не является победой идей НТС, а есть вынужденное решение руководства Третьего Райха (в первую очередь Химмлера), пошедшего на поддержку Власова, исходя из сложившейся военно-политической обстановки, при этом власовская армия все равно осталась в полном подчинении вермахта.

Идея «третьей силы» выглядела прикрытием не только в глазах тех, кто воевал против Германии, но и тех, кто боролся на ее стороне. Смысловский не признавал эту идею. Она не вписывалась в его представления о подчиненности русских добровольцев германскому командованию. Действия членов НТС он, в конечном итоге, посчитал предательством и разложенчеством, сыгравшим на руку противнику - советской стороне. И так думал не он один. Не случайно после войны в эмигрантских кругах не утихали споры о подлинной деятельности НТС в эти годы, а некоторые газеты русских изгнанников напрямую обвиняли «нацмальчиков» в работе на коммунистов. Это, разумеется, не означает, что все члены НТС действительно работали на органы госбезопасности СССР (хотя были среди них и такие), а указывает на стремление байдалаковской группировки к захвату власти (или приобретению доминирующего положения) в тех немецко-коллаборационистских структурах, которые вели борьбу против партизан и Красной армии.

(Дмитрий Жуков | Иван Ковтун «Борис Хольмстон-Смысловский и НТС».)
Tags: антисоветизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments