gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

вычеркнуто из истории

Заградотряды арестовывали всех, кто пытался в частном порядке провезти в Питер любые продукты.

ЗАБЫТАЯ БЛОКАДА

(точнее, вычеркнутая из истории и памяти)

https://takoe-nebo.livejournal.com/877651.html

В длинном списке преступлений коммунистов "блокада Ленинграда" общеизвестна. Меньше знают о гораздо более кровавой и страшной блокаде Петрограда в 1918-1921 годах.

7 сентября 1918 г. выступая на седьмой общегородской партийной конференции хозяин Петрограда и ближайший сортаник УльяноваЛенина Г.Е.Зиновьев сказал: «Мы должны увлечь за собой 90 миллионов из ста, населяющих Советскую Россию. С остальными нельзя говорить — их надо уничтожить <…>».

Неоценимую помощь в устранении лишних десятков миллионов мог оказать искусственно созданный голод. Голод всегда был надежным союзником большевиков. Но одного союзника было мало, поэтому в Петрограде они развернули тотальный террор, какого в ту пору не было нигде в России. 26 июня 1918 года Ленин писал своему петроградскому наместнику: "Тов. Зиновьев! Время архивоенное. Надо поощрять энергию и массовидность террора против контрреволюционеров, и особенно в Питере, пример коего решает. Привет! Ленин".

Руководство города и местная ЧК с готовностью откликнулись на призыв вождя. Трудовой люд Петрограда Зиновьев взбодрил не скудным хлебным пайком, но удовлетворением мстительных чувств. В середине сентября 1918 г. он внес предложение вооружить рабочих и предоставить им право самосуда. Четвертый по счету председатель ПЧК Николай Кириллович Антипов не поддержал зиновьевского предложения, и в результате провел на своем посту всего 15 дней.

При широком использовании системы заложничества, мифических заговоров, судов, вершивших делопроизводство на скорую руку, исходя исключительно из интересов "революционной законности", - в 1918-1921 годах в Петрограде были расстреляны сотни тысяч горожан. Расстреливали сословиями, семьями, домами, дворами и улицами. Целые кварталы города вымерли.

Фактически вымирание северной столицы было организовано "красной" властью, чтобы избавиться от "нежелательных элементов" и сломить оставшихся, ведь хронически голодный человек становится настолько апатичным и равнодушным, что готов покориться своей судьбе и за хлебную корку продаст душу хоть дьяволу. Как писал "вождь мирового пролетариата":
«Хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность являются в руках пролетарского государства, в руках полновластных Советов, самым могучим средством учета и контроля, таким средством, которое, будучи распространено на капиталистов и на богатых вообще, будучи применено к ним рабочими, даст невиданную еще в истории силу „приведения в движение“ государственного аппарата, для преодоления сопротивления капиталистов, для подчинения их пролетарскому государству. Это средство контроля и принуждения к труду посильнее законов конвента и его гильотины. Гильотина только запугивала, только сламывала активное сопротивление. Нам этого мало…» В.И.Ленин

В течение всей Гражданской войны Петроград ни разу не был взят в кольцо какими-либо войсками. И все же блокада действительно была. Ее установили новые хозяева города — большевики. Внешнее кольцо этой блокады составляли заградотряды, которые арестовывали всех, кто пытался в частном порядке провезти в Питер любые продукты. Коммунисты объявили так называемых "мешочников" вне закона, и облавы на них велись повсюду.

Не менее страшно было и внутреннее кольцо, в котором оказался почти каждый петроградец: постоянные обыски, реквизиции любых мало-мальски ценных вещей, незаконные аресты и, конечно же, голод. Уже в конце мая 1918 года Петросовет принял постановление о так называемом "классовом пайке". Отныне все жители города разделялись на четыре категории. Рабочим полагалось по 1/2 фунта хлеба в сутки, служащим - 1/4 фунта; "лицам не рабочим и не служащим, живущим своим трудом", - 1/8 фунта, и, наконец, "нетрудовым элементам" - 1/16 (фунт = 409 г). Размер пайков менялся в зависимости от ситуации, их могли и вообще не выдать. Были случаи, когда даже рабочим выдавали по 1/8 фунта (51 г), что вызвало массовые забастовки.

Сокращение зиновьевским руководством города хлебного пайка до 1/8 фунта стало сильнейшим толчком к росту забастовок петроградских рабочих.

К весне 1919 г. обстановка в Петрограде стала невыносимой. От голода и холода в городе каждый день умирали сотни человек. Улицы были загажены, и разлагающиеся трупы лошадей испускали зловоние.

О том, каково было летом 1918 г. положение с хлебом, рассказывают современники: «По моим наблюдениям, в мае 1918 г. в Питере редко можно было видеть лошадей, часть их была съедена, часть — подохла... К этому времени я не помню, чтобы где-нибудь встречал кошку или собаку: предприимчивые люди и их использовали...»

Расчеты, сделанные Наркомпродом, показывали, что в этой ситуации в Москве и Петрограде на одного человека придется лишь 3 фунта хлеба (1 кг 200 г) в месяц, да и то лишь за счет полной выкачки зерна в потребляющих центральных губерниях.

Закономерно поэтому, что весной 1919 г. рабочие Петрограда постоянно бастовали, требуя увеличения хлебного пайка, свободного выезда и въезда в город. «Забастовочная волна разлилась в более широком масштабе, — информировала Зиновьева Петроградская ЧК, — захватила 17 предприятий, охватила все районы города. Кроме ранее выставляемых экономических лозунгов предъявлялись новые требования, как то «прекращение гражданской войны», «долой смертную казнь», «не давать помощи фронту» и т. д.».

Именно в тот период встали трамваи, забастовали рабочие Николаевской и Северо-Западной железных дорог, в Рождественском трамвайном парке была попытка вооруженного выступления против красноармейцев коммунистического отряда. 6 марта 1919 г. рабочие выступили с протестом против уменьшения хлебного пайка. На митинге была избрана делегация, которая направилась к Зиновьеву в Смольный. Там ее, естественно, арестовали, а на завод срочно выехал сам Зиновьев. Будучи, по выражению Федора Раскольникова, великолепным агитатором-массовиком с сильной демагогической жилкой, Григорий Евсеевич надеялся, выступив с очередной революционной речью, успокоить рабочих. Но не тут-то было: забастовщики, узнав об аресте делегатов, не стали слушать Зиновьева, задержали его и потребовали освободить арестованных путиловцев. Естественно, что обмен пленными состоялся незамедлительно.

Куприн А.И. “Купол святого Исаакия Далматского”: «К середине 19-го года мы все, обыватели, незаметно впадали в тихое равнодушие, в усталую сонливость. Умирали от постоянного недоедания. Смотришь, бывало, в трамвае примостился в уголке утлый преждевременный старичок и тихо заснул с покорной улыбкой на иссохших губах. Станция. Время выходить. Подходит к нему кондукторша, а он мертв. Так мы и засыпали на полпути у стен домов, на скамеечках в скверах».


Уже весной 1918 в Петрограде норма хлеба, выдаваемого по карточке, была меньше будущих печально знаменитых "блокадных" 125 грамм. В СССР усердно распиарили те самые 125 грамм, но "забыли" рассказать народу, что в апреле 1918 рабочие Петрограда получали 50 г. хлеба, и то не каждый день. С учетом знания того, что творилось в блокадном Ленинграде можно представить уровень происходящего в Петрограде в 1918г.


В 1933 году, во время нового страшного голода с многомиллионной смертностью, Сталин выступал с речью на 1-м Всесоюзном съезде колхозников-ударников и так уговаривал их потерпеть очередные "временные трудности": "Во всяком случае, в сравнении с теми трудностями, которые пережили рабочие лет 10−15 тому назад, ваши нынешние трудности, товарищи колхозники, кажутся детской игрушкой. ... Вы знаете, чего стоили эти достижения рабочим Ленинграда и Москвы, какие лишения пережили они для того, чтобы добиться, наконец, этих достижений? Я мог бы вам рассказать некоторые факты из жизни рабочих в 1918 году, когда целыми неделями не выдавали рабочим ни куска хлеба, не говоря уже о мясе и прочих продуктах питания. Лучшими временами считались тогда те дни, когда удавалось выдавать рабочим Ленинграда и Москвы по восьмушке фунта чёрного хлеба и то наполовину со жмыхами. И это продолжалось не месяц и не полгода, а целых два года."

Полностью по ссылке

=========================
=========================

Попробуй засомневаться в фактах т.н. "холокоста" -- кроме того, что тебя могут привлечь по суду, непременно набежат гневные комментаторы (и даже не обязательно евери) и примутся стыдить и издеваться над тобой в непритворном гневе.

Но недавно зашла речь о трудностях советской жизни, и когда я упомянула о миллионных жертвах голода, первый комент был "какие миллионы, вы о чем?" И это даже не сталинистская группа была... Русским людям плевать на самих себя, получается(((
Tags: 1917, вопль возмущения, красный террор, перепост, русское и советское
Subscribe

Posts from This Journal “красный террор” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments