gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

Х. Ортега–и-Гассет как аналитик массового общества

Ортега пришел к выводу, что достигнутый прошлым веком технический и социальный прогресс повысил уровень жизни и понизил уровень самого человека — словом, улучшил покрой, но ухудшил материал, а в итоге сделал человека большим варваром, чем был он сто лет назад: “В массу вдохнули силу и спесь современного прогресса, но забыли о духе; естественно, она и не помышляет о нем”. Индивид, склонный стать человеком массы и влиться в толпу - это человек, выращенный в школе определенного типа, обладающий определенным складом мышления и живущий именно в атомизированном . Масса сегодня — это не та общность, которую X. Орте-га-и-Гассет определял, как совокупность деперсонализированных индивидов, ощущающих себя такими же, как и все, и не только не удрученных, но и довольных собственной неотличимостью. Сегодняшняя масса — это, образно говоря, «толпа одиноких», рафинированных индивидуалистов, исповедующих принцип абсо­лютной свободы и автономии человеческого духа, объединенных общностью потребляемой продукции — прежде всего, информа­ции, развлечений, моды, имиджей, стереотипов, картины мира, единством системы ценностей и т. д.
---------

Так ли это все на самом деле? - Бог знает...
Tags: размышления
Subscribe

  • «Верфольф»

    "Лучше чужая кровь на лезвии ножа, чем чужой нож в собственной крови", - Герман Лёнс отправился в 1914 году добровольцем на фронт и погиб…

  • =

  • .............

    Я никогда не забуду молодого танкиста-эсэсовца, который спокойно намазывал хлеб лезвием своего кинжала. Он даже не смотрел на нас. От него пахло…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • «Верфольф»

    "Лучше чужая кровь на лезвии ножа, чем чужой нож в собственной крови", - Герман Лёнс отправился в 1914 году добровольцем на фронт и погиб…

  • =

  • .............

    Я никогда не забуду молодого танкиста-эсэсовца, который спокойно намазывал хлеб лезвием своего кинжала. Он даже не смотрел на нас. От него пахло…