?

Log in

No account? Create an account

gallago-post

не плыви по течению, не плыви против течения - плыви туда, куда тебе нужно

[sticky post]schutz-brett
gallago



--------------------




Вышла моя книжка.

http://www.lulu.com/shop/nina-tumasova/halt-mich/paperback/product-23125322.html

Можно заказать и по этому адресу: altaspera@gmail.com

Содержание

HALT MICH Рассказ
АННА-НЮРА Маленькая повесть
КОЛИБРИ  \Городская повесть-фэнтези\
МАКС  \Рассказ о любви\
Х.В.  \Утопия в диалогах\

----------------------------------------

Он откинулся на спинку дивана: - Ладно, чего ты хочешь? Чего ты хочешь от меня, маленькая ведьма, маленькое цепкое чудовище?
Я почти как на экзамене проговорила тихо, но отчётливо:
- Я хочу сесть рядом с тобой, и чтобы ты обнял меня за плечи.
- Садись! – Он раскинул руки. - Справа? Слева? С какой стороны ты рискнёшь сесть? Может, ты даже решишься меня поцеловать? Проверь, достаточно ли ты выпила. – Он выглядел сейчас, в полумраке, почти как раньше.
Я не стала выбирать, с какой стороны сесть, я стояла прямо перед ним и просто опустилась на корточки, а руки осторожно, очень осторожно положила ему на колени. Он вздрогнул, хоть и едва заметно.
- Помнишь, я зацепилась юбкой, когда мы собирали корольки, ты помог мне спуститься, подхватил меня и опустил на землю как пёрышко. Интересно, ты заметил, как на меня тогда смотрели девчонки, как они мне завидовали…
- Теперь это не пришло бы им в голову.
- Теперь я сама себе завидую. Я всю войну мечтала о тебе. Десять лет жизни готова отдать, чтобы только подержать твою руку в своей…
- Только за это? Десять лет жизни? – Он взял мою руку в свои ладони. Его лицо приблизилось и оказалось в полосе отраженного от окна света. Вытекший правый и невидящий левый глаз. Множество мелких и крупных крестообразных шрамов на правой стороне лица и шеи, при слабом боковом свете они выглядели чудовищно.
- Вот я держу твою руку, - произнёс он, - и никаких десяти лет мне не нужно…
Я прикрыла глаза. В его дыхании чувствовался запах алкоголя, но заговорил он тихо и трезво:
- А что дальше? Ты подумала? И что ты делаешь со мной, чёрт побери, ты подумала? – Внезапно он провёл пальцами по моим сомкнутым векам и резко откинулся назад.
Никогда в жизни мне не забыть, какое у него было в эту минуту лицо. Через мгновение он закрылся от меня порывистым детским жестом, жестом, переворачивающим душу.
------------------









=================================================

Данный   журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения , равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а так же комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

!!!!!!!!!!!!!!
gallago
Почему  администрация ЖЖ стала вставлять в ленту друзей посторонние тексты?!!!!!  -- напр. мерзкий вброс

Радужная миссия Трампа 



в  гр.  goodspb

ЗАЧЕМ МНЕ ЧИТАТЬ ЭТО?  этот мерзкий вброс -- зачем?  теперь в ленте всякая гадость, на которую я не подписывалась! 



Гомофобию леволибералы осуждают уже давным давно, с начала нулевых точно, вспомните фильмы типа Горбатая гора и продвигают однополую любовь гей-парадами вовсю -- а тут вдруг Трамп и в этом виноват оказался! тьфу.

Шир-нар-массы в правдном гневе -- оказывается, Трамп придумал гей-парады. 27 гневных -- как один -- комментов.   Проснулись, милые.

о\
gallago
"Жизнь должнa быть путешествием до могилы не с нaмерением прибыть в сохрaнности и крaсивом, хорошо сохрaнившемся теле, a, скорее, въехaть с зaносом, в клубaх дымa, полностью вымотaнным и изношенным, громко провозглaшaя — “Вот это была поездкa!”.



Англоманам
gallago
Жену принца Гарри удивило количество белых профессоров в британских вузах.
https://regnum.ru/news/2574584.html

Бывшая актриса Меган Маркл, в мае 2018 года вышедшая замуж за британского принца Гарри, герцога Сассекского, выступила в поддержку «деколонизации учебной программы» высших учебных заведений Великобритании. Движение с таким названием настаивает на том, что в университетах страны часть белых преподавателей нужно заменить на чернокожих. Об этом 17 февраля сообщил портал Express.

---------------

Само это сообщение ныне уже из разряда заурядных...

Любпытны комменты (гр. Прометей)



--Радоваться надо что наши извечные враги деградируют)))

-- Радуйся,радуйся...
Потом не удивляйся, когда такое же и тут начнется

-- Речь-то о том, что Россия является, до сих пор, "страной второго эшелона".
То, что происходит в "Загнивающей", рано или поздно, придёт и к нам. (И далеко не факт, что там, к тому времени, не произойдёт изменений).

-- Задача "Правых", в России, в том, чтобы попытаться сохранить Русский Социум от нынешних культурных течений, и "дожить" до "Правого Поворота", который ныне происходит в мире. (Т.е. до момента, когда "Диктатура меньшинств" потеряет актуальность)

--  Здесь есть маленькая подробностиь, которая ускользнула в переводе. Она говорит о чернокожих женщинах, противопоставляя их старым белым мужчинам. Учитывая то, что она сама эээ... не совсем белая женщина, это закономерно) Принцесса, конечно, имеет право высказывать любые пожелания, но исполнять их вряд ли кто-то будет. Где ж взять столько молодых чернокожих женщин-профессоров)

-- Н
адо создать в Британии новую династию черных королей, а в парламент арабов посадить.

--
Когда то у него была серьга в ухе, в виде свастики.

-- Вот и искупает вину....

--
Белые профессора не годятся, даешь красную профессуру!





Белые профессора не годятся, даешь красную профессуру!Белые профессора не годятся, даешь красную профессуру!Белые профессора не годятся, даешь красную профессуру!

Правые -- это СИЛЬНЫЕ
gallago



Предполагается, что ядро исторических правых дискурсов можно выделить и описать как идеологию сильного человека. Подразумевается не идеология «единственности» «сильного человека» (последняя указывает на левое, а не правое отношение к силе), но идеология «сильного человека» как типа. Правое мышление есть возведение силы в принцип, в идею, в ценность, в систему и универсальное правило, обратное приданию ей негативного статуса и выталкиванию из социальности в разряд исключения. Первые формулировки, созданные этим мышлением на почве Запада, восходят к эпохе, наступившей после греко-персидских войн, когда схема «все рабы, за исключением одного» была применена греками для характеристики общественно-политического строя побеждённого врага.

«Сильный человек» правой идеологии – это не «бунтарь», которого «невозможно согнуть». Это – человек, сильный тем, что им (не просто «на нём») основывается и держится власть в многообразии её проявлений. Речь идёт об идеологии человека, сильного не в силу занятого положения, а в силу принятого образа мыслей, в силу внутренней установки на силу. Сильного не аппаратно-бюрократическим отношением к Силе извне, но отношением к ней изнутри – самоотношением, самосознанием Силы, которое делает человека носителем идеи, соучастником, сокреатором властного порядка. Правый человек – носитель идеи власти аналогично тому, как художник-творец – носитель идеи произведения искусства. Исторически эта идея, возводящая феномены силы к их культурному пра-образцу, наделённому демиургическим и космогоническим смыслом, часто приобретает религиозное измерение. В её свете мир становится непрерывно со-творимым произведением искусства.

Идеология сильного человека, которая возводит его силу в императив, в ценность и идею, тем самым развивается в идеологию сообщества сильных людей, а это – идеология элиты. Правая идеология противопоставляет систему силы антисистеме ценностного отрицания силы, отвергающего её как исключение и вытесняющего нормативно утверждённой слабостью. Сильный человек как правило (а не исключение из правила), власть как правило (а не исключение из правил) генерируют общественный строй, основанный на публичности и приоритете закона, который со времен древности называется (аристократической) республикой.


Следует заметить, что, напротив, власть, вступившая на путь самоотрицания, осознающая себя исключением из правила, неотвратимо разворачивается в идеологию, которая номинирует как всеобщее правило слабость. Именно поэтому страны, которые придерживаются веры в хорошего царя и плохих бояр, в нацлидера-спасителя, в политика, «которому нет альтернативы», слабеют, отстают и загнивают. С ними происходит ровно то, что запрограммировано ими же самими, их «властителями дум», на интеллектуальном уровне.

«Правая идеология» снимает традиционные противоречия между элитарной теорией «демократии» и теорией участия. В более-менее долгосрочной перспективе власть принадлежит тем, кто осознает себя властью. Элита самоопределяется типом самосознания и типом действия, которое следует из этого самосознания. Люди непосредственно решают, элита они или нет. При таком понимании власть открыта для участия, но лишь меньшинство «практикует» эту открытость и участвует в ней. Оно и есть «элита», в то время как остальные придерживаются старой доброй уверенности, присущей левым маленьким людям: «от меня ничего не зависит». Они – не власть в их собственном самосознании. Быть «анти-властью», выдвигать лозунги вечного вызова конкретным властям и власти вообще – другая форма этого же позиционирования себя «вне» власти в общем и целом. С теми же постепенно наступающими последствиями.


Согласно правой точке зрения, в стране правит – в точном смысле этого слова – тот, кто добровольно, не из страха или принуждения, соблюдает закон и порядок. Тот, в ком сила достигает самосознания, кто возводит её (то есть своё действие, свою активность) в принцип и правило (согласно Канту). Тот, кто, извиняюсь за прозаичность обобщенного образа, не швыряет бычки мимо урны и не писает в лифтах (ответственно утверждаю, что две трети политиков и чиновников современной России, а также примкнувших к ним бизнесменов писают в лифтах… ну, или совершают действия, которые могут быть приравнены к этому хрестоматийному протестному деянию). (Выдление моё.)

Гетерономия российского политического дискурса, сводящая обсуждение внутренних проблем страны к проблемам её взаимодействия с другими государствами, а любой вопрос мировоззрения – к тому, кто платит, имеет типичные левые предпосылки. За этим и другими способами деполитизации населения стоит идеология слабости, стремление власти опираться на «простых» маленьких людей и, в конечном счете, полагаясь на них, сойти на нет, списать себя в утиль (следуя ну вот хотя бы примерам африканских «национальных», точнее, народно-революционных лидеров, победивших местную «прозападную олигархию» лет 30-40 назад, чья блистательная карьера, несомненно, прекрасный образец для подражания).

Идя этим – левым – путём, власть разрушает собственные основания и сама готовит себе могильщиков. В 2000-е годы она очень преуспела в данном виде деятельности, культивируя ценностный приоритет «простого человека» в идеологии и поощряя социально-экономическую пассивность. Нарастающая масса недовольства, которая пока не приблизилась к порогу критичности, но может достичь его в ближайшие годы, вовсе не признак социальной активности населения, вопреки официальной установке решившего доставить нам приятный сюрприз и «пробудиться». Наоборот, так проявляет себя агрессивный избыток социальной пассивности. Перед нами обычное левое поползновение не прилагая усилие изменить что-то в себе, верить, будто достаточно потопать ножками и вокруг всё начнёт меняться само. По сути это – одна из метаморфоз идеологии воровства, левого потребительского отношения к властно-социальной реальности – отношения, которое приняло в России 90-х – нулевых всеобщий характер антисоциальной нормы. Приняло с подачи власти, говорю я, и ещё раз подчеркиваю многообразие её форм, включающих так называемую «оппозицию», которая выступает оборотной стороной власти в узком смысле слова и вместе с последней манифестирует состояние её самосознания.

...........

Воспоминания о жизни в СССР хранят множество свидетельств искренней неприязни населения к типу людей, на которых держится западное общество: к людям, лично, не по должности, не по традиционному или аппаратному назначению активных в отстаивании социального порядка и его ценностей. Это в их адрес злобно звучала легендарная советская фраза: «ему что, больше всех надо?» Но ведь подобная реакция закономерна: при социализме ценности и порядок были левыми, они отрицали правое к себе отношение, так как стремились основываться на образе маленького человека. Как бы ни героизировали советские мастера культуры иные образы, без которых общество не могло существовать, внутренняя логика левой идеологии заключала в себе враждебное неприятие «сильной личности». Приветствовались не носители идеи дела, а исполнители, культивировалась не открытая и явная форма силы, но активность украдкой, из-под полы, налево. Она соответствовала сущности левого государства, она отличала подлинно народных персонажей. Когда же наступал счастливый момент совпадения натужного официоза и любимой народом неофициальности, а случалось это в образе «разведчика», официально живущего неофициальной жизнью, вот тут народно-правительственная любовь достигала своего резонансного совпадения и пика. Культовая популярность фильмов про притворяющихся героев, Штирлица и его единодвоемышленников – фольклорный феномен, закономерный для левой страны, левого общества и левого государства.

Экономика украдкой из-под полы, жизнь украдкой из-под полы, власть оттуда же до сих пор остаются константами российской социальности. К сожалению, ни в 90-е., ни в нулевые годы обществу не было предложено полноценной правой культурной и идеологической программы. Люди, которые якобы намеревались это сделать и необоснованно узурпировали понятие «правого», спотыкались на деталях, сводя к ним целое. У кого-то от всей программы осталась в ходу лишь «частная собственность», у кого-то – государство, оторванное от своей идеи и, следовательно, от людей, омертвлённое до унылого «факта», который означает вырождение реальности живого целого в собственную противоположность. У кого-то наблюдается до антагонизма несвойственный правому мышлению бесплодный комплекс национально-социальной униженности (следует учитывать, что из «униженности» по определению – по самоопределению – ничего, кроме униженности, произрасти не может).

В подоплеке правого подхода, как он декларируется в России, слишком часто зияют левые ценности. 90 % случаев рыданий о родине – это рыдания о себе, которым нужен предлог, демонстрирующие тип мышления несчастного маленького человека. Последний способен разве что щедро поделиться с родиной своей априорной «угнетённостью» (подобно тому, как это случилось после 1917 г.), но больше ничего толкового для неё сделать не в состоянии. «Угнетённость» «униженных», фиктивно «протестующих» против всего расположенного над ними, – лишь синоним и следствие их «левизны», духовного «нахождения вне» системы силы, вне реальности власти, а это «нахождение вне» обусловлено типом самосознания – левой самоидентификацией по отношению к власти вообще.  В действительности, всё, внушающее униженность «униженным», ими самими расположено таким образом, чтобы обеспечить себе привычное удобство смотреть на вещи со стороны их низшей природы.

Чрезмерную увлечённость судьбами «страдающих сущностей» («уязвлённого человечества», «ограбленной страны», «несчастного русского народа», «жертв голода в Африке», «порабощенных пролетариев капиталистических стран» и т. д.), доводящую до отождествления себя с ними, необходимо встречать с хорошей долей осторожности и иронии, и так же следует поступать с готовностью слишком много патетически говорить о «свободе». Чаще всего это не очень здоровые настроения. Поддаваясь им вовне, в самом себе уходишь в никуда. Зарываясь в страдательность, трудно выбраться назад, и по мере углубления в эту трясину, постепенно утрачиваешь духовные основания быть успешным....

Вся статья  https://rightview.livejournal.com/19494.html

Советская власть в погоне за кредитами
gallago
Конец НЭПа.

Летом 1927 г. началось нормирование цен в частной торговле». И «теперь большая часть ремесленников из-за недостатка в сырье осталась без работы»[683].

Состояние местечек Западного Края распространилось тревогой среди международного еврейства. И Пасманик (в 1922, при выходе из военного коммунизма) писал, хотя и с преувеличением: «при большевизме еврейство осуждено на полное исчезновение»; господство большевиков превратило «всё русское еврейство в толпу нищих»[684].

Однако не то хотелось слышать на Западе. Там общественность – и еврейская тоже – во многом сохраняла доброжелательность к советской власти. Благоприятное отношение в мире к советскому режиму объяснялось не только общим сочувствием европейской интеллигенции ко всяким, к любым социалистическим движениям, но и в огромной степени именно тем, что мировое и американское еврейство успокоилось за судьбу российского еврейства: ему – несомненно хорошо будет при советской власти и не грозит никакой погром. А уж умелая советская пропаганда ещё более оглашала благополучие и перспективы советских евреев.

Такое благоприятствующее международное сочувствие облегчало советским вождям получение западной, особенно американской, финансовой поддержки. Без неё они не могли вытянуть экономику после своего славного военного коммунизма. В марте 1921 на съезде РКП Ленин говорил: «Пока революции нет в других странах, мы должны были бы вылезать десятилетиями, и тут не жалко сотнями миллионов, а то и миллиардами поступиться из наших необъятных богатств, из наших богатых источников сырья, лишь бы получить помощь крупного передового капитализма»[685]. И дело успешно пошло, передовой капитализм оказался не против подгрести российские богатства. Осенью 1922 был создан первый советский международный банк – «Роскомбанк», и возглавили его «знакомые всё лица»: всё тот же Олоф Ашберг, всю революцию гнавший Ленину иностранную помощь, бывшие частные банкиры в царской России (Шлезингер, Калашкин, Терновский) и Макс Мэй, вице-президент моргановской «Гаранта Траст», так помогшей Советам в Штатах; теперь разработали такую схему валютных отношений с советским Роскомбанком, по которой все поступающие средства «должны использоваться для закупок гражданских товаров в США». Госсекретарь Чарльз Хьюз протестовал, что это ведь – «признание „де-факто“ Советов», но тщетно. А советник Роскомбанка шведский профессор Г. Кассель сформулировал так: «Безрассудно было бы предоставлять Россию с её ресурсами её собственной судьбе»[686].

Потянулись в СССР и первые концессионеры, которых Советы жадно ждали и приглашали, и среди первых – особенно пригретый Лениным Арманд Хаммер. В 1921 он «был на Урале… и решил помочь восстановить уральскую промышленность», получил концессию на асбестовые алапаевские рудники. Ленин в записке членам ЦК РКПб 14.10.21 сообщает, что отец Хаммера «даёт миллион пудов хлеба уральским рабочим на очень льготных условиях (5%) и с приёмом уральских драгоценностей на комиссию для продажи в Америке»[687]. А дальше Хаммер за производство карандашей для Советов бесстыдно потащил на вывоз художественные сокровища из царских хранений. (Он потом много раз приезжал в Москву и при Сталине, и при Хрущёве, продолжал вывоз в мореходных объёмах – церковной утвари, икон, картин, фарфора, изделий Фаберже.)

Однако значительные средства были распределены на территории Советов организацией АРА (American Relief Administration). Многие служащие при администрации АРА были евреями. «Под впечатлением катастроф… и в особенности кровавых погромов, американские евреи собрали в 1921-22 громадные суммы… Эти суммы затрачены были под флагом АРА… на помощь погромленным, на спасение южно-русских городов и поволжского крестьянства»[688].

А ещё из излюбленных советских идей 20-х годов, – столько еврейской идеей, сколько намеченной для евреев – была еврейская земельная колонизация. Мол, всю свою историю рассеяния лишённые возможности быть земледельцами, и лишь по проклятой вынужденности занимаясь ростовщичеством, коммерцией и торговлей, – наконец-то евреи осядут на земле, отрекутся от вредных привычек прошлого и своим производительным трудом, под советским небом, развеют недоброжелательные о себе легенды!

Советские власти обратились к идее еврейской колонизации отчасти по производственным соображениям, но больше по политическим: вызвать с Запада волну симпатии и, ещё важней, большой денежной помощи… Бруцкус пишет: «Советская власть в погоне за кредитами ищет постоянных симпатий в кругах иностранной буржуазии, и она очень дорожит отношением к себе еврейской заграничной буржуазии». Однако к 1924 пожертвования перестали притекать, и даже «руководящий орган еврейско-американской благотворительности [Джойнт] вынужден был ликвидировать работу в Европе… Чтобы вновь [как через АРА в 1921] собрать крупные суммы, надо было, как выражаются в Штатах, сделать «бум». Колонизация и стала для еврейской благотворительности этим «бумом». Грандиозный проект о колонизации 100 тыс. еврейских семейств преследовал, по-видимому, чисто агитационные цели»[689].

Солженицын Александр Исаевич
Двести лет вместе. Часть вторая - Страница: 90, 91


http://book-online.com.ua/read.php?book=4638&page=90
http://book-online.com.ua/read.php?book=4638&page=91


............
gallago
Мне пришло в голову,  что если бы сохранилась Российская империя,  то такой фильм как Дети капитана Гранта  вполне мог бы появиться именно  таким, каким он и был снят в нашей реальности...



Tags:

Цегакрон -- национальная идеология Армении
gallago
\Возможно,  опыт выживания этой маленькой страны будет интересен не только армянам.\

Гарегину Нжде выпало на долю, сконцентрировав и обобщив существовавшие армянские идеи о роде, систематизировав и придав им целостный вид, заложить основы обоснованного по-армянски—построенного на сущности и морали Армянина— учения, названного им Цегакронутюн.
В 1932 году в выходящем в Софии журнале "Хровк" под рубрикой "Задачи духовного обновления" была напечатана основополагающая статья Гарегина Нжде "Цегакронутюн как победоносная сила" (изложение одного из его докладов), где в частности читаем: "Если по сей день наш народ получает лишь удары и ... не способен дать отпор — причина в том, что он не живет как род... Цегакронутюн — вот панацея, без которой армяне останутся политически самой обездоленной частью человечества".
Нжде предвестил появление родового чувства, положив начало теории Арменизма.
Наши старые партии склонны были поставить крест на Армянском вопросе и примириться с мыслью, что нужно отказаться от оставшихся в Турции армянских территорий и начать сближение с Турцией. Эта измена сделала бы нас в глазах молодого поколения презренным народом", — пишет Нжде. Необходимо было пробудить в лишенном родины армянине патриотическое чувство, чувство хозяина своей земли, "спасти его от духовной и политической безысходности".
В то же время движение Цегакрон имело целью создать надежную духовную преграду большевистской безнравственной про­паганде, подобно бациллам распространявшейся в армянских колониях.
Существовал единственный выход из создавшегося положения — духовно-нравственное обновление армянства, что было возможно только возрождением собственных (родовых) ценностей и целей и их переживанием заново.
Естественно, что движущей силой такого духовно-обновитель­ного движения должна была стать молодежь, как наиболее динамичная и способная к обновлению часть общества. И поэтому движение Цегакрон имело целью превратиться в общенациональное движение зарубежной армянской молодежи, а организация "Цегакрон Ухтер" должна была стать ядром общеармянской моло­дежной организации.
В основе Цегакронутюн лежат два основополагающих принципа:
а) в наших несчастьях повинны прежде всего мы сами;
б) нужную нам силу следует искать в нас самих.
Учение Цегакронутюн построено в следующей логической последовательности: "я знаю свой род, я верю своему роду, я боготворю свой род, я — цегакрон".
Любой вид мировоззрения, будь то мифология, религия или философия, начинается с познания. Цегакронутюн начинается с познания Рода—со знакомства с его историей, культурой, бытом, с его достоинствами и ценностями, со внушительным вкладом, внесенным Армянским родом в общемировую цивилизацию.
Познание Рода включает в себя также знание наших недостатков, и Цегакронутюн является серьезной попыткой скорректировать наши родовые недостатки, "усовершенствовать" наш род.
----------------
Нжде различает в армянстве три чувственно-сознательных слоя: национальный—родовой слой (Род), колеблющийся или несориентировавшийся слой (народ), и превратившиеся в толпу, антинациональные эелементы (отребье).
Современное армянство преимущественно выступает как армянский народ, т.е. как общность людей, имеющих какой-либо армянский признак. Очень небольшая часть армянства по своему чувственно—сознательному уровню и по образу жизни может считаться Армянским родом (нацией). Определенную часть армянства составляет отребье.
Отребье — это предавшие свою нацию элементы, отбросы. Это внутренние враги Армянского рода, впрягшиеся в колесницу внешнего врага, обезличенные как армяне и непривлекательные как люди, не признающие никаких обязанностей по отношению к армянству, но постоянно разглагольствующие о правах.
Они не имеют национальной принадлежности, и если даже говорят по-армянски, то только по той причине, что пока не нашли другого способа общения. Корыстолюбивы, для них наивысшая ценность деньги. Родины не признают и руководствуются принципом "где хлеб, там и родина". По их убеждению, Армянский род — это грязь, низший вид человечества. Это умершая как нация часть армянства, окончательно превратившаяся в толпу.
Род — это элита армянства, сливки, высшей целью которой является увековечение своего вида на Родине. Род несет в себе армянскость и передает ее следующему поколению.
Для Рода незаменима Родина, ее независимость необходима как кислород. Род сражается и умирает, спасая честь армянства.
Народ — неопределившаяся, колеблющаяся часть армянства. Народ склоняется в сторону толпы (отребья), если более явственно слышит голос отребья, чем Рода.
Народ живет обыденным, Род—вечным, первый— однодневными думами, второй — памятью о прошлом, твердой верой в будущее и ежедневной непрерывной борьбой одновременно.
Народ руководствуется групповыми, Род — общеармянскими интересами. Народ — сборище классов, вероисповеданий, партий. Внутри Рода нет господствующих и угнетенных классов, конфессий, политических течений — есть только Армяне.
Народ просит справедливости и права на жизнь, Род завоевывает и утверждает их.
Народ может примириться со своим бесславным положением, Род же не терпит рабские кандалы. Для Рода решения мирового сообщества подлежат корректировке, если они противоречат интересам армянства.
............
Нжде не против христианства, но не является и фанатичным приверженцем Христа; нас, армян, даже считает "жертвами христианской морали, которая продолжает играть роль белил и румян, вуали и маски для душ сильных". Он уважает личность Назаретянина, как героя идеи, как Богочеловека, однако считает его утопистом, а его речи — возвышенными, но при недопонимании, точнее, при буквальном восприятии — опасными.
Вообще, интересна трактовка личности Христа у Нжде. "Христое любил, потому что был силен; он любил, потому что был могуч до уровня любви и прощения. Он пожертвовал собой, потому что был героем идеи. Только мужественный, смелый, только герой может жертвовать собой". Или: "Ликвидировав существующую между жизнью и смертью преграду, Назаретянин сказал "нет" смерти, и тем самым стал вечным сеятелем великанов духа — святых, мучеников, героев".
Привлекает внимание также восприятие им христианина: "Христианин не тот, кто неправильно понял стихию христианского учения, попал в сети предубеждений и ослабел до степени исчезновения, а тот, в ком есть нечто от Христа — хотя бы искорка души всемогущего Богочеловека".
Нжде ставит вопрос не о ликвидации Армянской церкви, "которая неправильно восприняла завет христианской любви и вследствие этого на многие века стала причиной беспримерной трагедии нашего народа", а — об ее национализировании, об идеологической переоценке. Армянская церковь "должна подвергнуть переоценке свое ошибочное понимание христианской любви, должна иметь своим примером личную жизнь Христа, должна говорить о мужественном, способном любить и жертвовать народе, если желает, чтобы следы христианства остались в Малой Азии и в Армении". "Самозащита армянского народа — таким должен быть новый символ веры Армянской церкви", — заключает Нжде.
Обожествляя род, Нжде уповает на помощь могучих родовых богов — Айка и Ваагна, которые "должны поднять наш разящий кулак и направлять наши удары".
Почитая мужество и силу, Нжде отводит существенную роль в особенности культу Ваагна: "С Ваагном мы должны говорить теперь — Богом древних мужественных армян. Новая священная книга должна быть вложена в руки нашего народа — евангелие мужества", — пишет Нжде.
.......
Таким образом, Цегакронутюн подчиняет вероисповедание национальности, выдвигая девиз: "Род превыше всего". Цегакронутюн не борется против христианства или Армянской церкви и не требует перемены веры, а лишь напоминает, что старые боги — свидетели нашего рождения и носители наших родовых качеств.
--------------
Армяне еще не имеют представления о том зле, которое называется
лжеинтеллигенцией. Армяне неправильно употребляют слово интеллигенция,
неправильно понимают его смысл. Для нас интеллигентом является каждый
образованный человек. Именно в этом и заключается гибельная ошибка. Учеба,
образование, научный багаж – все это необходимо, но не достаточно, чтобы сделать
кого-то настоящим представителем интеллигенции. Человек может быть очень
эрудированным, но это еще не дает ему право называться интеллигентом.
Истинным интеллигентом является тот, у кого к интеллектуальным
способностям добавляется глубоко нравственный облик, высокая идейность,
способность к созиданию новых идеалов, форм жизни, духовное мужество,
безграничная способность к состраданию и любви к народу в его целостности.
По стечению обстоятельств такой человек может занять место в той или иной
политической организации, но его преданность и его дело не могут нести классовый
партийный характер. Для него существует нация как целостность, которой он
бескорыстно служит. Истинная интеллектуальная элита, роль которой в жизни
народа непрерывна, выступает в качестве той духовной силы, без которой
невозможно создание национальности, а вместо народа существуют безродные
толпы.
Njdeh_Eternal_Arm_of_Spirit_1938.

Смерть Великого Князя Сергея - последнего рыцаря Москвы
gallago

Ровно 114 лет назад, 17-го февраля 1905-го года в стенах Московского Кремля был убит Великий Князь Сергей Александрович - дядя Николая Второго и Главнокомандующий войсками Московского военного округа.

Покушение было организовано и исполнено боевой группой партии эсеров. Руководил подготовкой теракта Борис Савинков, бомбу же бросил в Великого Князя Иван Каляев. Взрыв был такой силы, что тело Сергея Александровича было буквально разорвано на куски, позже его фрагменты находили даже на крышах ближайших домов.

Эсеры ненавидели Великого Князя за стойкость и бескомпромиссную борьбу с революционерами, за что и приговорили к смерти. Сергей Александрович знал об этом, ему не раз доносили из отделения политического сыска о готовящихся покушениях, но он всякий раз отказывался от увеличения численности охраны.

Также предупреждали о грозящей опасности и Великую Княгиню Елизавету Федоровну, уговаривая ее быть осторожнее, но она наоборот стала повсюду сопровождать своего супруга. Незадолго до трагедии Сергей Александрович все же согласился переехать из своего генерал-губернаторского особняка в Кремль, где расположился в Николаевском дворце, там и прошли его последние дни.

Первого января 1905-го года Великий Князь сложил с себя полномочия генерал-губернатора, на этой должности он сделал все, что смог. Москве впервые после нашествия Наполеона был возвращен прежний великолепный вид европейской столицы.

Сергей Александрович лично руководил проектами по благоустройству первопрестольной, так был проведен водопровод, открыты новые музеи и театры, но особое внимание Великий Князь вместе с Елизаветой Федоровной уделял благотворительности, о чем уже сказано не раз.

В народе генерал-губернатора любили, а вот борцы "за народное счастье" его также сильно ненавидели. Сам он будучи глубоко верующим человеком, считал неправильным прятаться от террористов и всегда шел навстречу своим врагам с открытым забралом.

Ну не принято было тогда бояться своего народа, может поэтому даже во время приезда Царской семьи в Москву, в храме, где молились на всенощной Николай Второй с семьей, не было даже охраны, при этом Кремль был открыт для простого народа и храм был полон.

Не стал прятаться Великий Князь и в этот раз, наоборот перед смертью он ездил только с одним кучером, стараясь избежать лишних жертв, настолько он был набожным и любящим свой народ человеком.

В роковой день 17-го февраля по новому стилю Сергей Александрович вышел из Николаевского дворца, где родился его отец - также павший от рук бомбиста. Он отдал свои последние распоряжения, которые носили личный характер (дал разрешение на покупку мандалины для племянника), после чего простился с женой и сел в карету.

Кучер немедленно погнал лошадей, карета набирая скорость, устремилась к Никольской башне. Куранты пробили 15:00. В этот момент к карете бросился человек, в его руках был сверток. Великий Князь понял все, в следующую секунду прогремел страшный взрыв.

Елизавета Федоровна услышав грохот, в одном летнем платье бросилась на улицу с криком "Это с Сергеем, что-то случилось с Сергеем". С окаменевшим лицом она упала на колени и стала собирать на офицерскую шинель части тела супруга, которое было разорвано на куски. Нет, она даже не плакала в тот момент - не могла.

Останки покойного перенесли в храм Чудова монастыря, по воспоминаниям очевидцев кровь еще долго капала с офицерской шинели, а люди толпами устремились в Кремль, чтобы проститься с тем, кто без остатка отдавал себя на служение народу и это не громкие слова, это правда и основное отличии тех времен от наших.

Сама Елизавета Федоровна на третий день после трагедии надела праздничное платье и пошла к израненному кучеру Андрею Рудинкину, которые мучился в неведении, выспрашивая о судьбе Сергея Александровича, на его вопрос Великая Княгиня сказала, что это он ее послал. Успокоенный кучер вскоре скончался.

Москва же была потрясена злодеянием, еще больше все были удивлены милосердием супруги покойного, навестившей в тюрьме убийцу своего мужа. Она принесла Каляеву икону и просила Николая Второго помиловать его, тот согласился при условии того, что сам террорист должен попросить о помиловании, но тот отказался и был повешен.

Ближайший помощник покойного - новый генерал-губернатор Москвы Владимир Джунковский так отозвался на поступок Елизаветы:

"Она, по своему характеру всепрощающая, чувствовала потребность сказать слово утешения и Каляеву, столь бесчеловечно отнявшему у неё мужа и друга."


Денис Романов
Tags:

Фрайкоры против иностранцев в 1918–1923 гг
gallago
Помимо внутренних врагов — коммунистов и левых партий — добровольческие корпуса сражались и с внешними врагами — иностранцами. Первым врагом фрайкоров стали польские националисты. 16 ноября 1918 г. было провозглашено новое польское государство. Его армия вначале состояла из легионов созданных после начала Первой мировой войны в русской и австрийской армиях. Лидером польской военщины стал Юзеф Пилсудский. Вскоре на территориях, заселенных поляками, стали создаваться отделы Польской военной организации. Эта организация ставила целью объединение всех земель, где преобладали поляки, в единое государство. Поляки потребовали от Германии передачи округа Познань, Восточной и Западной Пруссии и Силезии. Германское правительство отказало полякам, а радикально настроенные военные вновь образовали три добровольческих корпуса, два добровольческих отряда пограничной стражи и знаменитый штурмовой отряд Россбаха. В конце декабря 1918 г. на территории округа Познань польская военная организация (далее ПОВ) подняла вооруженный мятеж. В новом году Познань была отбита фрайкорами, а уже в конце января 1919 г. немецкие добровольцы перешли в наступление. Так, 2 февраля 1919 г. отряд Россбаха с боем захватил Хелмно и продолжил наступление на поляков.[13] Энергичные действия добровольцев вызвали опасения союзников, и они потребовали немедленного возвращения фрайкоров в места дислокации. К концу февраля фрайкоры вернулись на исходные позиции.

Почти полгода после этого поляки не проявляли активности и боролись в основном с Советской Россией. Тем не менее, в середине августа 1919 г. ПОВ подняла новый мятеж, теперь уже на территории Верхней Силезии. В мятеже приняло участие около 22 000 польских боевиков. В начале им противостояло 14 000 фрайкоров и слабая немецкая полиция. Бои продолжались в течение недели и закончились полной победой фрайкоров. Польская организация опять у шла в подполье. Однако ситуация в Силезии продолжала оставаться взрывоопасной, и в феврале 1920 г. сюда прибыла союзная комиссия, а затем и англо-итало-французские войска. Союзники надеялись, что прибывшие войска станут гарантами стабильности в регионе.

Примерно через год ПОВ начала подготовку к новому мятежу. Местные фрайкоры были к этому времени уже распущены, и полякам противостояли лишь части местной немецкой самообороны — 4 батальона и 1 рота. Союзные войска повели себя очень интересно и в конце апреля 1921 г. арестовали практически всех руководителей частей немецкой самообороны. 2 мая 1921 г. ПОВ подняла новый антинемецкий мятеж. Итальянские войска пытались пресечь столкновения, но потеряли 250 человек и умерили свой пыл. В течение нескольких дней в руках поляков оказалась почти вся Силезия, к тому же к ним на помощь подошли части польской регулярной армии. 7 мая в Силезию прибыл один из руководителей баварского фрайкора «Оберланд» майор Горадам. Увидев недостатки местной самообороны, он доложил о них старшему немецкому офицеру и бывшему лидеру одного из фрайкоров генерал-лейтенанту фон Гюльзену. В ответ фон Гюльзен официально попросил помощи у «Оберланда». Спустя 4 дня прибыл первый батальон баварцев, а затем еще два. Кроме трех батальонов «Оберланда» в Силезию прибыло большое количество индивидуальных немецких добровольцев и харизматических лидеров фрайкоров.

В середине мая 1921 г. все немецкие войска в Силезии были разделены на две группы: южная — генерал-лейтенанта фон Гюльзена (ДК «Оберланд») и северная — подполковника Грюнтцена. 21 мая баварцы из «Оберланда» захватили гору Аннаберг на восточном берегу Одера. Эта возвышенность представляла собой важный стратегический пункт, господствовавший над местностью. В ходе штурма баварцы потеряли 2 человек убитыми и около 30 ранеными, захватив при этом сотню пленных.[15]23 мая баварцы отбили контратаку поляков и удержали Аннаберг. Эта небольшая победа стала знаменательной датой в истории фрайкоров. В течение июня 1921 г. немцы еще пару раз громили поляков и их французских доброжелателей, выполнявших роль военных советников. В начале июля 1921 г. под давлением англичан поляки ушли из Верхней Силезии, и 5 июля местная немецкая самооборона была распущена, а добровольцы начали собираться домой.

Кроме Силезии добровольческие корпуса оставили заметный след в Прибалтике. В ноябре 1918 г. здесь находилась 8-я немецкая армия, чьи части несли оккупационную службу Неспокойная обстановка в Германии и постоянный контакт с большевиками привели к разложению большей части немецких войск. В этой ситуации немецкое командование решило сформировать аналог ДК — «Железную бригаду». 19 ноября 1918 г. немцы передали власть в Прибалтике недавно организованным национальным буржуазным правительствам и начали подготовлять вывод своих частей из региона. В декабре 1918 г. глава латвийского правительства Карлис Ульманис обратился к правительству Германской республики с просьбой о помощи в войне против большевиков. Эберт разрешил оказание помощи. Для этой цели немцы оставили в Прибалтике VI резервный корпус. В его состав вошла «Железная дивизия» (развернута из одноименной бригады), 1-я гвардейская резервная дивизия и частично 45-я резервная дивизия. В феврале 1919 г. корпус возглавил генерал-майор граф Рюдигер фон дер Гольц. При помощи немцев из прибалтов, прибалтийских немцев и русских добровольцев был организован Балтийский ландесвер, также подчиненный фон дер Гольцу.

Весной 1919 г. войска фон дер Гольца начали наступление на захваченную большевиками часть Латвии. Немецким войскам сопутствовал успех и вскоре в Прибалтику потянулись различные добровольческие корпуса: «Люнебург», «фон Пфеффер» и даже судетский ДК «Гауптманн». В апреле 1919 г. произошел разрыв между Ульманисом и фон дер Гольцем, спровоцированный поведением фрайкоров. В мае немецкие добровольцы захватили столицу Латвии — Ригу, а затем почти полностью очистили территорию Латвии от большевиков. В начале июня начались боевые действия между немецкими добровольцами и эстонской армией, подошедшей к границам Латвии. Увеличение военных сил и агрессивности фон дер Гольца заставило вмешаться союзников. В начале июля 1919 г. английская военная миссия потребовала от фон дер Гольца немедленного оставления Риги и ухода за Двину, а также подписания перемирия с балтийскими государствами. Чуть позже союзники потребовали ухода всех немецких добровольцев из Прибалтики до конца августа 1919 г.

Фон дер Гольц решил перехитрить союзников и не уходить из Прибалтики. 1 сентября 1919 г. немецкие фрайкоры в Латвии и Немецкий легион (сформирован из немецких отрядов Балтийского ландесвера) вступили в состав Русской Западной армии генерала Павла Рафаиловича Бермондт-Авалова. Эта армия изначально находилась под немецким влиянием и имела твердую пронемецкую ориентацию. В октябре 1919 г. русско-немецкая армия начала второй штурм Риги, но была отбита при помощи английского флота и, понеся тяжелые потери, отступила к границам Литвы. В ноябре прибалтийская эпопея фрайкоров стала приближаться к концу. Немецкие части, отбиваясь от армий буржуазных республик, начали прорываться к Восточной Пруссии. В начале ноября к немцам пришла последняя помощь — 37-й егерский батальон рейхсвера под командованием известного нам оберлейтенанта Россбаха прорвался с боями через территорию Литвы, тем самым нарушив приказ о невмешательств, отданный руководством рейхсвера. Приход Россбаха позволил остаткам немецких войск в Прибалтике перегруппироваться под Митавой. 20 ноября 1919 г. командиры немецких частей приняли решение оставить Прибалтику.
-------------

Доброволец Зап. Добр. Арм. кн. генер. Бермондт-Авалова с Георг. кр., Балт. и Аваловским крестами .





Спустя три года и пару месяцев, 11 января 1923 г., войска Франции в очередной раз вступили на территорию Рурской области. Президент Эберт объявил о политике «пассивного сопротивления» захватчикам. К этому времени часть фрайкоров вошла в состав рейхсвера, из другой части фрайкоров были организованы части нелегального рейхсвера — так называемый «черный рейхсвер» и различные спортивные и патриотические объединения. На территории, примыкающей к Рурской области (земли Вестфалия и Ганновер), также существовали упомянутые объединения. Во главе этих объединений находился один из создателей первых фрайкоров генерал-лейтенант фон Овен, уволенный в отставку из рейхсвера после капповского путча. Несмотря на установку президента, командующий вестфальским военным округом приказал рейхсверу передать упомянутым объединениям оружие. В отличие от всего предыдущего периода своей деятельности, теперь добровольцы действовали уже как подпольная армия. Весной 1923 г. Рур захлестнула волна террористических актов, направленных против оккупантов. Взрывались мосты, гибли предатели и пропадали солдаты противника. Несмотря на все ожидания всеобщего восстания, не последовало. 26 мая 1923 г. за взрыв одного из мостов французами был расстрелян обер-лейтенант Альберт Лео Шлагетер, ветеран прибалтийских фрайкоров. После его смерти противостояние захватчикам постепенно сошло на нет.