gallago-post

не плыви по течению, не плыви против течения - плыви туда, куда тебе нужно

[sticky post]schutz-brett
gallago



--------------------




Вышла моя книжка.

http://www.lulu.com/shop/nina-tumasova/halt-mich/paperback/product-23125322.html

Можно заказать и по этому адресу: altaspera@gmail.com

Содержание

HALT MICH Рассказ
АННА-НЮРА Маленькая повесть
КОЛИБРИ  \Городская повесть-фэнтези\
МАКС  \Рассказ о любви\
Х.В.  \Утопия в диалогах\

----------------------------------------

Он откинулся на спинку дивана: - Ладно, чего ты хочешь? Чего ты хочешь от меня, маленькая ведьма, маленькое цепкое чудовище?
Я почти как на экзамене проговорила тихо, но отчётливо:
- Я хочу сесть рядом с тобой, и чтобы ты обнял меня за плечи.
- Садись! – Он раскинул руки. - Справа? Слева? С какой стороны ты рискнёшь сесть? Может, ты даже решишься меня поцеловать? Проверь, достаточно ли ты выпила. – Он выглядел сейчас, в полумраке, почти как раньше.
Я не стала выбирать, с какой стороны сесть, я стояла прямо перед ним и просто опустилась на корточки, а руки осторожно, очень осторожно положила ему на колени. Он вздрогнул, хоть и едва заметно.
- Помнишь, я зацепилась юбкой, когда мы собирали корольки, ты помог мне спуститься, подхватил меня и опустил на землю как пёрышко. Интересно, ты заметил, как на меня тогда смотрели девчонки, как они мне завидовали…
- Теперь это не пришло бы им в голову.
- Теперь я сама себе завидую. Я всю войну мечтала о тебе. Десять лет жизни готова отдать, чтобы только подержать твою руку в своей…
- Только за это? Десять лет жизни? – Он взял мою руку в свои ладони. Его лицо приблизилось и оказалось в полосе отраженного от окна света. Вытекший правый и невидящий левый глаз. Множество мелких и крупных крестообразных шрамов на правой стороне лица и шеи, при слабом боковом свете они выглядели чудовищно.
- Вот я держу твою руку, - произнёс он, - и никаких десяти лет мне не нужно…
Я прикрыла глаза. В его дыхании чувствовался запах алкоголя, но заговорил он тихо и трезво:
- А что дальше? Ты подумала? И что ты делаешь со мной, чёрт побери, ты подумала? – Внезапно он провёл пальцами по моим сомкнутым векам и резко откинулся назад.
Никогда в жизни мне не забыть, какое у него было в эту минуту лицо. Через мгновение он закрылся от меня порывистым детским жестом, жестом, переворачивающим душу.
------------------









=================================================

Данный   журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения , равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а так же комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

Колыбель европейского христианства
gallago

Регион Фракии и Македонии играл очень специфическую роль в зарождении и развитии христианства: можно сказать, что здесь возникло и здесь долгое время находило оплот так называемое “старое”, “раннее христианство”.

Большинство историков христианства утверждает, что первоначальное распространение христианства в Европе вне узких рамок иудейских общин началось на Балканах в результате проповедей апостола Павла и его учеников. Относительно многочисленные христианские общины возникли на территории Македонии, Фракии и Эллады. Отметим, что в то время эти топонимы имели другой смысл и обозначали районы, отличные от современных географических областей с теми же наименованиями. Тем не менее они располагались приблизительно в юго-восточной части Балканского полуострова. Эти первые компактные христианские районы сразу стали плацдармом для христианских миссий в соседние страны.

Подобные взгляды можно встретить во многих монографиях по истории христианства. В своем классическом произведении "Die Mission und Ausbreitung des Christentums in der ersten drei Jahrhunderten" (HAR) Адольф фон Харнак описывает следующим образом состояние христианизации Римской империи к концу третьего столетия, выделяя четыре уровня интенсивности распространения христианства (HAR; цит. по ВИН с. 20):

1) В начале четвертого века христианской является примерно половина населения следующих областей: Малая Азия, Фракия, Кипр, Эдесса и Армения;

2) В начале четвертого века христианские идеи исповедует немалая часть населения Антиохии, Койлесирии, Александрии, Фивы, Рима, отдельных частей южной и центральной Италии, провинции Африки, Нумидии, южной Испании, Ахейи, Фессалии, Македонии, южного побережья Галлии и долины реки Рона;

3) Менее распространено христианство в Палестине, Финикии, Аравии, Месо-потамии;

4) В это время христианство редко встречается на остальных западных территориях империи.

Нас особо интересует ситуация в центральной, восточной и южной частях Балканского полуострова. Принятую точку зрения в современной науке отражает мнение Д. Оболенского, который называет территорию современной Македонии “древней колыбелью христианства” (ОБОД с. 69).

Почему христианство легко “прижилось” во Фракии и Македонии? Скорее всего, из-за его близости к местным дохристианским религиозным представлениям. Например, христианский мученик Св. Иустин Философ одобрительно отзывался об Орфее, считая его мистический гнозис максимально близким к христианскому. Стихи Орфея цитировал Св. Климент Александрийский.

Так это или иначе, но в Посланиях ап. Павла описан замечательный факт, ставящий жителей региона Македонии в особое положение по отношению к Христовому учению: во сне Павлу явился человек из Македонии, который позвал Павла: “иди к нам и помоги нам”. Это единственный случай, когда Павла позвали проповедовать новую религию, когда жители ждали помощи от нее. Поэтому естественно предположить, что христианство находилось в какой-то связи со старыми местными религиозными представлениями и традициями и в какой-то степени является их продолжением. \выделен мной\


http://chronologia.org/tabov/sphere/m11.html


sergey-v-fomin
gallago
...Если внимательно присмотреться, то «национал-большевизм» и «пятая империя» А.А. Проханова, равно как «евразийство» и «четвертая политическая теория» А.Г. Дугина или «социал-монархизм» В.И. Карпеца – всё это по своему корню (включая происхождение самих теоретиков и место апробации перед озвучиванием их идей) явления одного порядка.

Словом, «патриотизм», «православие» и «монархия» на любой вкус. Как говорили когда-то: «распивочно и на вынос».
Любая подделка, любое искажение подойдет. И чем дальше от настоящего, подлинного – тем лучше!
Единое же на потребу лишь одно: ПРАВОСЛАВНАЯ САМОДЕРЖАВНАЯ МОНАРХИЯ – но, разумеется, не как задача политическая, а как онтологическая данность; идеал, пусть и кажущийся ныне недостижимым.


https://sergey-v-fomin.livejournal.com/251294.html?mode=reply#add_comment




по ссылке --  одна из серии статей по теме сотрудничества с красным зверем

причины поражения белых
gallago
Подходя к заключению в вопросе о добровольческом тыле, я остановлюсь еще на двух ходячих упреках, которые иногда выдвигаются против белых со стороны некоторых кругов, как русских, так и иностранных.

Во-первых, вопрос о грабежах. Я остановлюсь на нем только потому, что о нем говорят... Да, грабежи в тылу белой армии были, отрицать это нельзя и никто отрицать это и не предполагает! Надо только к этому вопросу подойти с несколько иного конца, чем это делалось до сего времени.

Я лично принимал участие в японской войне, имевшей безукоризненно налаженный тыл (хотя бы потому, что войска все время на него отходили); я принимал участие в великой войне, на европейском фронте ее — и должен установить следующее. Всегда и всюду, при самой дисциплинированной армии, при самом налаженном тыле, даже при психике, нравственно непоколебленной неудачами или революцией, — грабежи были, есть и будут... Да и что в этом удивительного? Природа войны настолько ужасна, обыденность ее настолько жестока, что человеческая натура, в основу которой, как мы, к сожалению, хорошо убедились, заложено столько гнусного, не может не отозваться на соблазн «безнаказанного» преступления... Несомненно, что солдат, вошедший в дом местного жителя с винтовкой в руках, чувствует себя полновластным господином и ведет себя именно так, как с его точки зрения подобает вести себя в этом звании. Если все это в полной мере применимо ко всякой войне, что лично для меня несомненно, то в какой же мере это подтверждается в войне гражданской, особенно жестокой, хотя бы уже потому, что в ней каждый сам себе выбирает свой фронт борьбы и естественно усматривает в каждом, кого он видит по ту сторону боевой линии, в том числе и в обывателе, никакого участия в этой борьбе не принимающем, — врага, которого он «имеет право» использовать для своего, хотя бы и минутного, благополучия...

Я, конечно, ни в коем случае не хочу сказать, что с этим фактом не следует бороться; — конечно следует, и эта борьба на юге России велась, — от приказов генерала Деникина до расстрелов генерала Врангеля включительно. Борьба необходима, но не надо закрывать глаза и на то, что результатом этой борьбы будет всегда не уничтожение, а только уменьшение размеров зла!

Я не могу не вспомнить, что даже в голой Манчжурии, при строгой дисциплине тогдашней армии, солдаты умудрялись грабить, хотя объектов, кроме никому ненужных мелочей китайского обихода и объекта «натурального» грабежа у грязных и чуждых китаянок — не было!

Характерно и несомненно то обстоятельство, что при успехе армии, при ее поступательном на противника движении грабежей всегда меньше, — они всегда увеличиваются при отходе и довольно понятно почему. Особенно это заметно в отходах гражданской войны, когда перед каждым, потерявшим меру дозволенного и не дозволенного, бойцом уже открывается перспектива «черного дня», который грозит ему не на время, а на всю жизнь... И все-таки добровольцы генерала Врангеля, покинувшие Крым, пришли в лагери Галлиполи, Лемноса и Кабажди, голыми нищими... Такими же голыми нищими были и участники белой борьбы на всех ее фронтах.

Я не буду останавливаться на том, что и у красных грабежи, конечно, были, как они бывают, по моему убеждению, всюду; — это, конечно, не оправдание для белых.

И делая сводку всему мною сказанному о грабежах — я, повторяю: они были, но, конечно, не они были причиною неуспеха.

Если я не прошел мимо обвинений в грабежах, то я не могу игнорировать и того, что принято распространять о погромах.

В этом отношении я буду более, чем краток: я совершенно определенно утверждаю, что в районах действия белых армий, еврейских погромов, т. е. организованного уничтожения и ограбления евреев, ибо только их имеют в виду, — не было... Утверждаю это и постараюсь доказать, считая, что и генерал Деникин, в своих воспоминаниях (т. V, стр. 146), впадает в ошибку.

Скажу прежде всего, что все сведения о погромах, якобы имевших место на юге России, т. е. в районах «черты оседлости» евреев (остальные фронты проходили по местам, где почти отсутствовало еврейское расселение), — тенденциозно преувеличены.

....

Что же именно я считаю непосредственными, истинными причинами неудачи вооруженного выступления белых? Что именно было тем роковым обстоятельством, которое отдалило от нашей Родины ее освобождение и в конечном результате привело белое освободительное движение к его современной, если можно так назвать, заграничной стадии?


ПЕРВОЙ И ОСНОВНОЙ ПРИЧИНОЙ Я СЧИТАЮ НАСТРОЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ ТЕХ ОБЛАСТЕЙ, ПО КОТОРЫМ ШЛО НАСТУПЛЕНИЕ БЕЛЫХ.

В самом начале моего исследования я уже отчасти остановился на характеристике этого явления. Окраины, естественно привлекшие к себе взгляды тех русских людей, которые не захотели подчиниться установленной в центре диктатуре, не знали большевизма, то есть, вернее не знали результатов практического его применения к шкуре обывателя. Они не испытали прелестей советского рая и не смогли дать полного напряжения, чтобы предотвратить надвигавшиеся на них испытания и мучения.

Население этих областей, конечно, знало войну, которая утомила всю Россию; население знало и революцию, которая дала, так называемые, «свободы», принесенные ею! Население с легкой руки солдат, знавших на фронте только декларацию прав, но не обязанностей солдата, знало только о своих правах и совершенно не представляло себе, что права эти все еще связаны с какими-то обязанностями.

На территории этого населения шла настоящая война, гражданская война с ее выстрелами, которые не всегда попадают только в тех, кто борется на линии огня; с ее репрессиями не только по отношению к людям и их имуществу, но и к самим селениям, которые иногда, в процессе боя, беспощадно и неизбежно сравниваются с землей... Население должно было поступиться своими правами, своими удобствами. Армия белых не была той снабженной и организованной армией, которую мы привыкли представлять себе, произнося это слово; немедленно по соприкосновении с населением она вынуждена была брать у него подводы, лошадей, запасы и, наконец, и самих людей!

Война на данной территории всегда несет с собою много лишений и страданий. Война, а в особенности гражданская, сама себя кормит и пополняет! И, конечно, население не могло приветствовать этого; оно, как я уже сказал, думало не об обязанностях, а только о правах, и от белых ожидало только немедленного восстановления порядка и нормальных условий жизни, с своей стороны совершенно не думая оказывать этому хотя какое-либо содействие.


.........

...В конечном результате получалось совершенно нелепое, но одинаково типичное для всех белых фронтов положение:

КОГДА УХОДИЛИ КРАСНЫЕ — НАСЕЛЕНИЕ С УДОВЛЕТВОРЕНИЕМ ПОДСЧИТЫВАЛО, ЧТО У НЕГО ОСТАЛОСЬ...

КОГДА УХОДИЛИ БЕЛЫЕ — НАСЕЛЕНИЕ CO ЗЛОБОЙ ВЫСЧИТЫВАЛО, ЧТО У НЕГО ВЗЯЛИ...

Красные грозили и грозили весьма недвусмысленно взять все и брали часть — население было обмануто и... удовлетворено. Белые обещали законность, брали немногое — и население было озлоблено...

Белые несли законность и потому им ставилось всякое лыко в строку...

Таким путем из главной, основной причины неуспеха вооруженного выступления белых я прихожу к той, которая вытекает из первой: отсутствие у белых методов действий, которые требовались жестокой обстановкой гражданской войны и небывалой разрухи.

Если красные «работали» дубиной по обывательским головам, несли революционный режим, грабили «награбленное», уничтожали остатки старого режима и... казнили и убивали за все без исключения, за всякий намек на сопротивление, то белые, быть может в силу своего наименования, (данного им, как и их противникам, самою жизнью) «работали» в белых перчатках, насаждали законы; призывали к их исполнению и тем самым сами же связывали себе руки и не получали сочувствия уже распущенного и развращенного демагогией населения.

Красные обещали все, белые только то, что полагалось по закону...

Красные в виде аргумента и меры убеждения имели террор и пулеметы; белые угрожали... законом.

Красные отрицали решительно все и возвели в закон произвол; белые, отрицая красных, конечно не могли не отрицать и применяемые красными методы произвола и насилия... Белые не сумели или не смогли быть фашистами, которые с первого момента своего бытия стали бороться методами своего противника! И, быть может; именно неудачный опыт белых и научил впоследствии фашистов!..

Население ничего не требовало от красных, так как единственно, чего оно могло, попавши в их руки желать — покоя, оно требовать, конечно, не решалось! От белых же население требовало... чуда, требовало для того, чтобы дать им свою поддержку, в которой не отказывало с самого начала белого движения; оно требовало, чтобы белые единым мановением белой руки, смыли с России всю кровь... Это, конечно, было неосуществимо: белые не только не были чудотворцами, они не были и фокусниками, хотя бы в небольшой части того, насколько это было присуще красным!



....
Мне кажется, что из всего сказанного можно сделать один и не малый вывод: белые могли бы победить красных, если бы они сами, в своих методах, в своей деятельности... стали тоже красными. Но, несомненно и то, что они могли быть только белыми! За ними осталось их незапятнанное прошлое, их беспредельная любовь к родине, их горький опыт былых неудач... И я хочу верить, что они добьются столь необходимых им материальных и политических возможностей и, оставаясь сами собой, победят как белые!

«Русский Колокол», 6 и 7, 1929.

А.А. фон Лампе


\из Переклички\

техническая документация двигателя
gallago

цитата
gallago
из  Рихарда Вагнера:

http://www.hrono.info/proekty/metafizik/fk107.php


Христианская религия не является собственностью ни одного из национальных или племенных союзов: христианская догматика обращена к чисто человеческой природе как таковой. Какой-либо народ имеет право называть себя христианским только в той мере, в какой он воспринимает эту общую для всех людей природу в ее чистом виде. Однако любой народ способен вполне усвоить лишь то, что может быть воспринято присущим ему способом восприятия, притом воспринято так, чтобы найти свое родное, найти самого себя в новом для себя. В области эстетики и критико-философского суждения можно доказать практически с полной очевидностью, что именно немецкому духу было предназначено воспринять и усвоить, со всей чистотою объективного созерцания, чужое, изначально далекое. Можно утверждать без всякого преувеличения, что античность, во всем её всемирном значении, осталась бы неизвестной, если бы ее не узнал и не прояснил немецкий дух. Итальянцы усвоили из античности то, чему они могли подражать, то, что они могли копировать; французы, в свою очередь, усвоили из этой итальянской копии античности то, что соответствовало их национальному вкусу к элегантности формы. И только немцы постигли античность в ее чисто человеческой оригинальности, отстраненной от всякой утилитарности, в том ее значении, которое связано с воплощением чисто человеческого как такового. Посредством глубочайшего понимания античности немецкий дух приобрел способность воспринимать чисто человеческое совершенно свободно, то есть не облекая материю в античную форму, но образуя необходимую новую форму с применением античного восприятия мира. Чтобы ясно понять это, достаточно сравнить «Ифигению» Гёте с соответствующим произведением Еврипида [15]. Можно утверждать, что понятие античности существует лишь с середины XVIII века, то есть со времени Винкельмана и Лессинга [16].

Сергей Прокофьев. Ромео и Джульетта. Танец Рыцарей
gallago

воспоминания
gallago
«...Ехали мы на автобусе с отдыха на Чёрном море домой. Автобус сломался, ехать не хотел. Водитель обнаружил, что треснула резиновая гофра, что-то там с топливной системой связано. Надел пару презервативов на неё, и мы проехали все оставшиеся 300 км...»

---
По похожей причине в начале 70-х в Грузии была страшная трагедия \р-н Натахтари\, сгорел автобус, полный людей. Я видела снимки, отец работал фотографом и снимал для милиции по вызовам. Водитель испугался, выскочил, не открыв двери.

------


«...В конце месяца однодневная забастовка в крупнейших портах Северо-западной части СССР: гг. Ленинград, Выборг, Таллин, Рига, Клайпеда, Вентспилс. Рабочие отказались работать на разгрузке продовольствия, прибывшего из-за рубежа, поскольку это продовольствие идёт не в магазины страны, а в закрытые спецраспределители Москвы. Кроме того, плохая организация приёмки продуктов делала работу, по мнению бастующих, бессмысленной. На замену рабочим согнали солдат и студентов...»

--  жаль нет даты.

https://ranger.livejournal.com/170556.html#t1323068

возле югославского города Ниш
gallago
7 ноября 1944 года американская авиация совершенно неожиданно подвергла бомбардировке советскую военную колонну возле югославского города Ниш. Происшествие имело все шансы перерасти в полномасштабную войну.
В ответ на бомбардировку советским ПВО удалось сбить один американский самолет. Немедля два истребителя Як-3 и Як-9 поднялись навстречу «союзной» эскадрильи, за ними – еще шесть Як-9. Командование установив «национальность» противника отдало приказ: «принять все меры к предотвращению столкновения в воздухе», однако после того как был сбит один из «Яков», советские истребители вступили в бой и в первой же атаке уничтожили два американских самолета.
7 ноября 1944 года американская авиация совершенно неожиданно подвергла бомбардировке советскую военную колонну возле югославского города Ниш. Происшествие имело все шансы перерасти в полномасштабную войну.

модные авторы
gallago
Попались на глаза сразу два модных автора -- Мураками и Толстая, "Кысь" -- у  дамы не осилила даже страницу.  Японец чуть получше.  Но все таки  уныл:  бар, приятель по имени Крыса (созвучие с названием романа Толстой, кажущееся неслучайным!)),  выпивка, похмелье, рвотные массы, туалеты и пьяные девицы -- вот и все, что есть у этого Мураками.
Ей Богу -- настоящий писатель -- это Стивен Кинг.  И даже  не "по сравнению"!..

Вообще -- я поняла, в чем секрет притягательности фэнтези -- в возващении к традиции, к тому, чего нет ,  не может (не должно!)  быть в современности и всвременной, модной литературе:  к иерархии, к борьбе за ИДЕАЛ, за СПРАВЕДЛИВОСТЬ, за золото может быть даже!  за власть,  за жизнь! -- по-разному, но к борьбе.    Без баров, блевотины и  похмелья.  Без толерантности и политкорректности с харрасментом.

У тех же занкомых какой-то альбом картин попался -- тоже модного художника. Блевотины там, правда, нет. Есть пыльные табуретки, толстые бабы, подгнивыше яблоки и какие то червяки.  Мураками в живописи.




Вот еще, оказывается, и рассказы...

?

Log in

No account? Create an account